ГАЛОПОМ ПО ЕВРОПАМ
Задумав отпускной вояж в начале февраля, я, признаться, хотела не только повидаться с живущими в Германии и Франции родственниками и друзьями, но и убежать от морозов.

Словно прочитав мои мысли, природа послала мне в день отъезда 43-градусный мороз, и весь путь до красноярского аэропорта я молилась про себя, чтобы от стужи не заглохла машина. К счастью, обошлось, не заглохла. Аэропорт Шереметьево встретил оттепелью, а немецкий Штутгарт - уже плюсовой температурой, цветущими в уличных вазонах цветами. Такая зима мне понравилась больше!

Под знаком "Мерседеса"

Штутгарт, как известно, родина одного из самых популярных брендовых европейских автомобилей. Фирменный знак "Мерседеса" в виде рулевого колеса с трёхлучевой звездой внутри можно встретить едва ли не на каждом шагу.

Он венчает здания железнодорожного вокзала, музея Mercedes-Benz, украшает витрины магазинов, всевозможные сувениры. Жители крупнейшего промышленного города не только гордятся известной на весь мир продукцией своего автопрома, но и охотно покупают отечественные авто.

Правда, в воскресенье население немецких городов не менее охотно хотя бы на один день становится пешеходами или пересаживается в общественный транспорт, поскольку все магазины в этот день отдыхают от покупателей, открывая зелёную улицу бесчисленным кафе, в том числе под открытым небом, и ресторанам.

В самом центре Штутгарта на площади, где возвышается 30-метровая колонна в честь короля Вильгельма I, народ массово располагается не только на скамеечках, а прямо на газонах - в лежачем и сидячем положении, наслаждаясь и 18-градусным теплом, и общением, и просто возможностью никуда не спешить.

А автобус лучше....

Мне же надо было спешить, поскольку три недели европейского "турне" были расписаны чуть ли не по дням.

Меня уже ждали родственники на юге Германии, в небольшом городе Оффенбург, откуда родом Энне Бурда - основательница хорошо известного в том числе и российским рукодельницам журнала "Бурда Моден", а на самом деле это целая империя, штаб-квартира которой находится в родном городе основательницы успешного проекта.

От Штутгарта до Оффенбурга на легковом автомобиле - полтора часа езды, на поезде - около двух часов, и стоит такая поездка 21 евро. Но оказалось, что дорогой европейской железной дороге есть альтернатива в виде автобусной компании FlixBus, домчавшей меня до родины Энне Бурда всего за 8 евро.

В большом, комфортном автобусе пассажиров было не более десятка. Я пожалела, что узнала о существовании этой компании слишком поздно, поскольку мне предстояла ещё поездка на поезде до Парижа и обратно, уже из Анже (город на западе Франции) до Страсбурга.

Кстати, этот последний переезд по железной дороге, который должен был занять около 4 часов, обошёлся мне уже в 98 евро (на наши деньги - это около 8 тысяч рублей, которых бы хватило на авиаперелёт из Красноярска в Москву).

Здесь меня ожидал неприятный сюрприз, к которому я оказалась совсем не готова. Когда наш поезд сделал остановку в международном аэропорту имени Шарля де Голля уже в пригороде Парижа, где произошёл обмен пассажирами - одни покинули поезд, чтобы продолжить путешествие уже по воздуху, другие, наоборот, спустились с небес на землю, в вагоне снова не оказалось свободных мест, но он почему-то не трогался с места.

Прошло минут 40, как последовало объявление по радио, из которого я поняла лишь слово "извините". По расстроенным лицам соседей стало ясно: наш поезд почему-то задерживается.

Потом были ещё объявления, а вскоре принесли сухой паёк, какой обычно выдают в самолёте, и я с ужасом осознала, что мы застряли всерьёз и надолго, а ведь в Страсбурге меня уже ожидала родственница.

Сидящая рядом молодая француженка после взаимных языковых упражнений написала на коробке с завтраком время, когда поезд прибудет на страсбургский железнодорожный вокзал с учётом задержки, а она составила 2 часа.

Порядком уставшей от долгого сиденья в душном вагоне я всё-таки добралась до места встречи с родственницей. Позже друзья сообщили мне, что по приезде в Страсбург мне следовало обратиться к служащим вокзала за денежной компенсацией, полагавшейся всем за двухчасовое нервное сидение на железнодорожной станции аэропорта, чем сильно насмешили меня.

Я едва смогла вытянуть из моей соседки по вагону время прибытия в пункт назначения, а объясняться с сотрудниками вокзала по поводу возврата денег - это было из области фантастики.

Друзья обошлись без меня. Когда я вернулась домой, Элен написала, что ей удалось вернуть 26 евро за мою незапланированную стоянку. Причём для этого никому не пришлось ездить на вокзал, наносить какие-то визиты - вся переписка велась в электронном режиме.

Хороший опыт, почему бы не перенять его и нашим железнодорожникам, чьи билеты год от года становятся всё дороже!

Русские корни и французский характер

К счастью, это была единственная транспортная проблема, с которой мне пришлось столкнуться в этой поездке.

Несколько слов о друзьях, с которыми мы познакомились ещё в наш магаданский период жизни. Элен и Даниэль Мюзелек до пенсии работали в колледже: Даниэль преподавал математику и физику, Элен - экономику.

Даниэль - уроженец Бретани. Это регион на северо-западе Франции, который от Англии отделяет знаменитый пролив Ла-Манш. Не удивительно, что в их семье многие мужчины служили на флоте, но наш добрый и многоталантливый друг выбрал стезю образования.

У Элен - русские корни, её маме был всего год, когда родители в 1920 году приехали в Париж. Сама Элен родилась уже во Франции. Она рассказывала, что в детстве в их семье говорили по-русски.

- Я забыла русский язык после того, как моя мать второй раз вышла замуж за француза, который растил меня и мою сестру Кати. У меня было русское имя, и в школе ко мне не все учителя относились хорошо,- вспоминала Элен.

О своих русских родственниках она расспрашивала бабушку по маминой линии, и та взяла с неё обещание разыскать родных, с кем разлучило их лихое время.

Своей русской родословной Элен занялась более 20 лет назад. Так она вышла на магаданского журналиста Михаила Ильвеса, который тоже решил создать своё генеалогическое древо. Их роды каким-то образом переплелись, на этой почве они познакомились, а потом Элен с Даниэлем побывали в Магадане, где состоялась уже наша встреча и завязалась наша дружба, продолжающаяся до сих пор.

Элен удалось найти двоюродных сестёр и братьев своей матери, проживающих в Москве и Санкт-Петербурге, узнать много интересного о других своих предках, один из которых, потомственный казак, участвовал в кампании против Наполеона, дошёл до Парижа. Его прах покоится на знаменитом кладбище Сент-Женевьев-де-Буа. В наш прошлый приезд мы были на его могиле.

Кузеном одной из бабушек Элен приходится знаменитый оперный певец Леонид Собинов, и в прошлом году она по приглашению местных краеведов приезжала в Ярославль, чтобы лично передать в его музей письма из семейного архива.

Она до сих пор в поиске своих корней и буквально в прошлом году нашла ещё одну родословную ветвь в городе Муроме. Элен продолжает учить русский язык, используя для этого любую возможность.

У наших друзей, которые успели отметить золотую свадьбу, трое уже взрослых детей, есть внуки и правнуки, но видятся они с ними не часто, потому что после ухода на пенсию заделались путешественниками, объездили полмира.

В данный момент они находятся в Узбекистане. Наняли машину, водителя и узнают новую страну, что называется, "на ощупь".

Они приезжали уже и к нам в Красноярск, а от нас отправились на Байкал, а затем на две недели - в Монголию. Мы с мужем лет 6 назад гостили у них, проведя одну неделю в Париже, а другую - в поездке на машине-даче по Нормандии, Бретани, замкам Лауры.

В этот раз я ездила одна, поэтому в Париже была совсем короткая остановка, зато выбирались мы из перегруженной транспортом французской столицы добрых два часа.

День был будничный, манифестанты в жёлтых жилетах нам не встретились. Правда, через несколько дней, уже далеко от Парижа, когда мы направлялись в бывшее графство Перигор, на обочине дороги видели группы людей в таких же протестных жилетках, предлагающих автомобилистам подписать какие-то петиции.

Даниэль не стал останавливаться, чувствовалось, что французы с их умением постоять за свои интересы всё-таки порядком устали от происходящего в стране противостояния.

- Во имя чего всё это? - спрашивала я.

- Всё ради того, чтобы убрать Макрона! - отвечал Даниэль.

Мы едем в Перигор!

Но я немного нарушила хронологию событий. Живут наши друзья в предместье города Туар, туда мы и направились из Парижа, сделав по дороге остановку в городе Ле-Ман.

Ночевали в частной гостинице в старинном каменном доме, без которых трудно представить любой большой или малый город Франции, где, пожалуй, больше свободы ценят старину и свою историю.

В Ле-Мане снимали фильм о трёх мушкетёрах - не наш, а французский, конечно. Старая часть города - это готовые декорации к картине о героях бессмертного романа Дюма-отца. Известен этот город соборов и замков ещё и знаменитой автотрассой, где в середине лета ежегодно стартуют гонки "24 часа Ле-Мана".

После познавательной пешей прогулки и обеда в маленьком уютном кафе наш путь лежал в местечко Миссе, где живут наши друзья. Их уютный дом встретил нас прохладой, поскольку хозяева отсутствовали почти неделю.

Даниэль быстро включил батареи, разжёг камин, а дровами стало старое ореховое дерево, которое в наш прошлый приезд баловало своими плодами. Правда, каменный дом нагревался медленно, и я ещё долго мёрзла.

Забавно, у себя дома - в холодной, как принято считать, Сибири - мне постоянно жарко, но в Европе с цветущими зимой цветами знобило.

Домашняя передышка была недолгой и, основательно подготовившись, на автомобиле Challenger, напоминающем скорее дом на колёсах, в котором есть кухня, гостиная, туалет и даже душ, мы снова отправились в дорогу.

На этот раз не молодой, но очень уютный и хорошо сохранившийся стараниями Даниэля Challenger должен был доставить нас в Перигор - горный регион на юго-западе Франции, который славится ореховыми рощами, пасущимися барашками, козами и гусями, а значит - сырами и знаменитыми паштетами из печени специально откормленных гусей, известными под названием фуа-гра.

Славится этот район ещё средневековыми замками и крепостями. Замок Бенак, в котором в своё время обитал английский король-романтик Ричард I Львиное Сердце, поразил меня не только мощью и хорошо сохранившейся стариной, но прежде всего расположением на самой высокой точке здешней горной местности.

Нам предстояло взять эту средневековую крепость, и мы достигли цели, а потом сидели на самом верху, наслаждаясь природным великолепием.

Туристов в эту пору не много, в основном это сами французы, которые уик-энд предпочитают проводить вне дома. Многие, как и мы с друзьями, отправляются в путешествие на машинах-дачах.

На стоянках в кемпингах можно видеть такую картину: подъезжает "домик на колёсах", паркуется, загорается свет в окнах, поднимается телевизионная антенна, но никто при этом не покидает машину. Утром появляется хозяин или хозяйка, выгуливающие собачку, дверь закрывается, и машина уезжает.

Причём так происходит не только в холодную пору, но и летом: никто не горланит песни, не устраивает шумных возлияний на свежем воздухе. Всё по-европейски чинно и тихо, что сильно отличается от отдыха на природе наших соотечественников.

Что французу хорошо...

Французский завтрак трудно представить без фирменного багета, а потому купить его можно не только в булочной или супермаркете, а в обычном газетном киоске, ведь в воскресенье здесь, как и в других европейских странах, не работают магазины.

Есть даже автоматы по продаже багетов: кинул денежку - и получай свежую булку с неповторимой хрустящей корочкой в обязательно бумажной упаковке.

В этот приезд обратила внимание, что в немецких и французских супермаркетах на кассе обязательно спросят, нужен ли пластиковый пакет, и если нужен, он будет платным. Прежде покупку без расспроса упаковывали в фирменный пакет.

Европа таким образом продолжает избавляться от ненужного пластика. И это притом, что там давно существует раздельный сбор мусора, продумана его переработка и утилизация. Мы пока только на подступах к "мусорной революции"!

Я помню глаза Даниэля, когда он, будучи у нас в гостях, увидел, что я бросаю в ведро с мусором севшую батарейку. А что мне оставалось делать - ждать, когда появится ещё одна претендентка на выброс?

Он не мог уразуметь, почему машины на наших дорогах после дождей все как одна цвета грязного асфальта и почему в большом городе Красноярске так мало исторических зданий.

У себя на родине наш интеллигентный друг привык к другому. И речь даже не о замках, коих во Франции действительно много. В них располагаются школы, офисы муниципалитетов, открываются частные музеи, просто живут, как и в других довольно старых домах, доставшихся нынешним обитателям от предков. И всё это древнее имущество - жилое и живое!

...В тот страшный вечер, когда в столице Франции горел Нотр-Дам-де-Пари, мне не спалось, на одном из новостных телеканалов я отслеживала информацию с места событий, вспоминая свои впечатления от посещения Собора Парижской Богоматери.

Не верилось, что огню под силу уничтожить такую красоту! Не верилось в это и парижанам, которые прямо на улице молились за сохранение исторической жемчужины.

Слава богу, собор, на который приезжают полюбоваться люди со всего мира, выстоял. Французы посчитали это хорошим знаком!


Нина СЕЛИНА.

Фото автора.



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:
ПРЕЗИДЕНТ ВЫРАЗИЛ БЛАГОДАРНОСТЬ
Президент Российской Федерации поощрил группу красноярцев за достигнутые трудовые успехи, активную общественную деятельность и многолетнюю работу.

ШКОЛЬНИКИ ВЗЯЛИ ЖЕНЕВСКОЕ ЗОЛОТО
Победивший в конкурсе юных изобретателей "I Make - 2018" школьник из Дудинки Глеб Воронов занял первое место на 47-й Международной выставке инноваций в Женеве.

ЛЮДЕЙ СНЕСЛО ВМЕСТЕ С КРЫШЕЙ
Следователи устанавливают обстоятельства гибели в минувший четверг, когда краевой центр накрыл штормовой ветер, двух рабочих красноярского завода деталей трубопроводов.

ПОЛЁТЫ С РИСКОМ
На вертолёте Ми-8T, перевозившем людей и груз на территории Таймыра, выявлен агрегат с поддельным паспортом.

КОРОТКО
В предстоящее воскресенье, 28 апреля, в Сибирском федеральном университете стартуют "Астафьевские дни", посвящённые 95-летию со дня рождения знаменитого писателя.








Архив

Гидрометцентр России



Rambler's Top100







© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork