ДЕТСТВО НА КРАЮ СВЕТА
Продолжаем рассказ об "игарском периоде" Виктора Астафьева

Начало в N 24 за 3 апреля 2019 года

Тот самый Соколов

В жизни юного Виктора Астафьева был поворотный момент, когда пришло новое понимание того, кто есть он на самом деле.

В автобиографическом очерке "Стержневой корень" писатель рассказывает о том, как в Игарке с приходом в детдом нового человека - Василия Ивановича Соколова - в нём стал прорастать "стержневой" корень.

При этом чувство никчёмности и сорности, приобретённое в период скитаний и бродяжничества, стало заменяться на стремление развития творческих способностей и лучших человеческих качеств. Фигура директора детдома, наставника и защитника с сильным мужским характером, выписана любовно в повести "Кража" в образе Валериана Ивановича Репнина.

Как это часто бывает в художественном произведении, реальные биографические подробности Соколова перемежаются с вымышленными. Если учесть, что много о себе бывший репрессированный белогвардейский офицер В. И. Соколов рассказывать детям не мог, то понятно, почему в памяти Виктора Астафьева сохранились лишь отдельные детали.

В дальнейшем информация о любимом педагоге пополнилась грустным известием о его смерти. В "Стержневом корне" он пишет: "Осенью 1943 года на Днепровском плацдарме, возле небольшой деревеньки под громким названием Великий Букрин, вроде бы от кого-то из игарчан, мельком увиденного в военной толчее и коловерти, узнал я о кончине Василия Ивановича Соколова".

Эта информация кочует теперь из одного источника в другой. К ней прикрепился шлейф отдельных эпизодов из жизни главного героя повести "Кража" В. И. Репнина. Так был создан легендарный образ любимого наставника.

Друг и наставник

Но кем же был Соколов Василий Иванович на самом деле, как попал в Игарку, какой путь в педагогике довелось ему пройти? Всё требовало проверки и уточнения, на это ушли годы.

Этому человеку можно было посвятить роман или отдельное исследование. И очень жаль, что теперь, когда информации много, рядом нет Виктора Петровича.

Соколов не был директором Игарского детдома. На такую должность неблагонадёжного репрессированного поставить не могли. И всё же Василия Ивановича воспитанники приняли за самого главного распорядителя.

Дети, видимо, не воспринимали серьёзно официально назначенного директора - это была обычно "идеологическая" фигура, ставленник партии. Достаточно изучить архивы гороно, чтобы убедиться в этом и понять ситуацию. В предвоенные годы детдом, переименованный в интернат, буквально лихорадило от частой смены директоров.

Приказы, докладные тех лет свидетельствуют, что руководители пили, прогуливали, в интернате царила антисанитария. С апреля по сентябрь 1939 года директором работала Е. В. Степанова, уволившаяся по собственному желанию, на то были у неё веские основания.

Затем назначили новую - Л. И. Аполь, но 2 февраля 1940 года и её уволили с формулировкой "снять как не справившуюся (антисанитарное состояние, отсутствие массово-просветительской работы среди детей)". И сразу: "Назначается зав. интернатом комсомолец Чокуров Яков Иванович". В этом же месяце, 25 числа, его уволили "как прогульщика и пьяницу".

Ситуация стала настолько сложной и требующей безотлагательных мер, что 25 марта 1940 года интернат сделали составной частью неполной средней школы N 12.

Директором её была тогда Е. Г. Пятницкая, во всех отношениях благонадёжный человек, проявивший себя безупречно в системе образования - именно она с самого открытия Совпартшколы работала там воспитателем, некоторое время руководила ею.

17 сентября 1940 года заведующим интернатом назначили руководителя пионерклуба В. П. Закорюкину. На этот раз выдвиженец из рядов идеологически надёжной молодёжи должен был, по представлениям руководства гороно и партийных органов, справиться...

В этот же день на должность воспитателя приняли "Соколова Василия Ивановича с сохранением за ним ставки учителя и соответствующего начисления".

Драматизм событий в детдоме не прекратился и с приходом Василия Ивановича. Но во всём стал появляться какой-то порядок. Соколов не просто исправил ситуацию в детдоме - у обездоленных, обиженных появился сильный защитник. Он стал опорой для многих воспитанников, помог им поверить в себя.

Игарка стало судьбой

Позже мне удалось найти в городском архиве решение исполкома горсовета от 25 сентября 1948 года о награждении медалью "За трудовое отличие" Соколова Василия Ивановича, проработавшего педагогом 10 лет 2 месяца.

Таким образом, получается, что в июле 1938 года Василий Иванович начал свою педагогическую деятельность в Игарке.

Мне до сих пор неизвестно, откуда и когда он приехал в этот город - пока так и не удаётся выяснить перипетии его жизни. Но судьба этого человека, его характер, талант и умение влиять на самые сложные личности заслуживают того, чтобы продолжить поиск.

По словам В. П. Астафьева, это был бывший белогвардейский офицер, осуждённый за участие в мятежах против власти, выпускник Александровского лицея. Но ни места рождения, ни подробностей осуждения Виктор Петрович не знал. К тому же кто-то из бывших игарчан убедил его в том, что учитель умер в совхозе Полярном в годы войны.

К середине 90-х годов я уже знала о том, что в городском архиве встречается фамилия педагога Василия Ивановича Соколова, правда, личного дела и фотографий не было. Но Виктор Петрович скептически отнёсся к этой информации: "Однофамилец, должно быть".

Доказать правоту тогда было нечем. Потребовались годы на то, чтобы понять - это тот самый педагог.

Виктор Петрович, к сожалению, не имел фотографий своего первого наставника. Мы считали, что нет их и в Игарке. Но в конце февраля 2004 года я вдруг обнаружила на одном из групповых снимков работников образования перечень фамилий, в числе которых был и Соколов В. И. Фотография сделана в 1951 году, сохранена работницей образования М. Смирновой, на обратной стороне её рукой написаны фамилии.

Уверенности, что это тот самый Соколов, не было. Тем более смущала одна деталь биографии, на которую постоянно ссылался Виктор Петрович - о кончине учителя в Игарке. Рассказывали даже, что похоронен Соколов был на кладбище в совхозе.

Однако данные отдела загс не подтверждают этот факт. Более того, в приказах гороно фамилия Соколова В. И. упоминается даже в 1952 году. Разобраться во всём нам помогла счастливая случайность.

Группе "Поиск" школы N 1 (руководитель Т. Г. Забрыгина) удалось познакомиться с Галиной Филипповной Васильевной, которая была вместе с Астафьевым в детдоме в 1939 году.

Именно этот человек подтвердил, что на фотографии - тот самый Василий Иванович, которого забыть невозможно даже по прошествии многих десятков лет.

Галина Филипповна была на одной из встреч с Астафьевым в Доме культуры ЛПК в 1989 году, но поговорить с ним не решилась. Позже она написала на телевидение письмо в адрес Виктора Петровича, он получил его и ответил. Галина Филипповна сохранила письмо и даже зачитала его при встрече.

Вскоре обнаружилась и другая фотография, на которой нетрудно было узнать Василия Ивановича Соколова. Тот же суровый взгляд, седина. Опрятный костюм. Обычно летом педагоги отдыхают, но тут, видимо, запечатлён какой-то летний выезд.

К сожалению, фотография не подписана. Но лица на ней более живые, чем на официальных коллективных снимках, сделанных в классах школы.

В. И. Соколов работал в отделе образования довольно долго, он уехал из Игарки только в 1952 году, об этом есть упоминание в архиве в связи с оплатой льготного проезда. К тому времени он прошёл школу испытания на лояльность советской власти, ему стали доверять.

16 августа 1940 года по приказу гороно были образованы методические объединения учителей. Руководителем секции 4-х классов назначили Василия Ивановича Соколова. В 50-е годы он даже исполнял обязанности заведующего гороно, инспектора школ.

Доказывать подобным образом свою надёжность Василию Ивановичу приходилось постоянно после отбытия срока наказания. Ведь допуск к работе с детьми, а он был педагогом с молодых лет, получить бывшим врагам народа в советской стране было невозможно.

Родом из саратовской Николевки

Но в Игарке ситуация была всё-таки несколько иная: специалистов постоянно не хватало, спрос на воспитателей всегда был высок, приходилось закрывать глаза на биографии учителей.

Что касается прошлого Василия Ивановича Соколова, то оно в ходе моих расследований складывается, как пазлы, постепенно. И полной картины пока нет.

Он родился в селе Николевка (иногда пишут Николаевка) Балаковского района Нижне-Волжского края (сейчас это Саратовская область) в 1890 году. Только из материалов дела, с которым меня ознакомило управление ФСБ по Саратовской области, стало известно, что "происхождением он из крестьян, образование низшее, арестован 23 января 1929 г. сотрудниками Вольского окружного отдела ОГПУ Саратовской области. До ареста работал в сельской школе с. Николевка".

В этом же письме сообщалось, что "23 ноября 1992 года Соколов В. И. был реабилитирован". В списках репрессированных в общей базе данных и по регионам (Саратовская область и Красноярский край) нет никаких данных по этому поводу.

Напрасными оказались мои обращения в информационные центры МВД России, Саратовской области, Красноярского края (все ответы содержат одинаковую формулировку: "центр сведениями не располагает"). Но в материалах управления ФСБ по Саратовской области содержится протокол допроса. Он и раскрывает многие факты биографии В. И. Соколова.

Допрос проводился в день ареста. Соколову было уже 39 лет. Женат, трое детей, проживал в селе Николевка, там же селе работал учителем.

Далее фиксируется: "Беспартийный, служащий, образование 4-х классное, гор. Хвалынск в 1908 г. и одногодичные педагогические курсы в г. Петровске Нижне-Волжского края". Из имущества - ничего, заработок - 44 рубля, занятие до 1914 года - сельский учитель в селе Красный Яр Балаковского района.

Василий Иванович был участником Первой мировой войны, прошёл её подпоручиком 245-го Мариупольского пехполка. А после Октябрьской революции работал учителем в Красном Яре.

Соколов не отрицал на допросе, что был в белой армии с 1918 по 1920 год - в Самаре в инструкторском пулемётном дивизионе (1-я Самарская стрелковая дивизия) и в составе отряда Б. В. Анненкова отступал до города Лепсинска.

Виктор Петрович говорил иногда, что Соколов служил в армии Колчака и даже сопровождал его золото. Подтверждений этого нет в протоколе допроса, но отступление до Семиречинска означало только одно - Соколов остался верен избранному пути, белой армии, воинскому долгу и Отечеству, которому присягал.

На допросе он ответил на все вопросы, которые касались в основном событий 1918 года, участия в мятежах белогвардейцев против власти. И 2 августа 1929 года был приговорён постановлением коллегии ОГПУ Нижне-Волжского края к 10 годам лишения свободы по обвинению в проведении контрреволюционной агитации и участии в вооружённом восстании (статьи 58-2, 58-10 УК РСФСР).

Где именно отбывал наказание Василий Иванович Соколов, мне пока выяснить не удалось. Но совершенно точно известно, что уже в 1938 году (видимо, после завершения срока наказания) он работал в Игарке.


Мария МИШЕЧКИНА. Кострома.

На фото: Коллектив педагогов. Справа второй в нижнем ряду - В. И. Соколов. 1951 год.



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:
ПОЗДРАВЛЯЕМ С НАГРАДОЙ!
Президент России наградил красноярца за многолетнюю изобретательскую деятельность.

КОРОТКО
Министром экологии и природных ресурсов Красноярского края назначен 43-летний экс-мэр Зеленогорска, бывший начальник регионального штаба студенческих отрядов Павел Корчашкин. Вчера он приступил к работе, сменив на этом посту Владимира Часовитина, подавшего в отставку в начале года.








Архив

Гидрометцентр России



Rambler's Top100







© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork