АНАТОМИЯ ЗАСТОЯ И КРАХА
Как сделать так, чтобы прошлое не повторилось?

Роман нашего земляка Виталия Пшеничникова "Будни районного прокурора" является заключительной частью его трилогии "Река жизни".

От глубинки до кремлёвских высот

Знакомство с этой книгой глубоко взволновало меня, заставило о многом задуматься, этими мыслями я решил поделиться с читателями "Красноярского рабочего".

Роман в определённой степени биографичен. С первых страниц может показаться, что автор замкнётся исключительно на самом себе, на своём "я", разбавленном для приманки читателя криминальными сюжетами из богатейшей служебной практики.

А то как же! Раз есть прокурор, то непременно должны быть и остросюжетные эпизоды преступных деяний: воровство, убийства, поджоги, браконьерство и прочие пороки. Всё это и в самом деле в романе есть и подано автором умело, увлекательно.

Отдельные главы могут даже служить для студентов юридических факультетов примерами технологии раскрытия запутанных дел в следственной практике. Чего, к примеру, стоит история о блестящем раскрытии злодейского убийства, когда у следователя имелась всего лишь одна-единственная зацепка: отсутствие зуба в нижней челюсти черепа, случайно обнаруженного грибником в лесу.

Но всё-таки главное в романе - не криминал, не изображение преступного мира, а показ более сложного явления в общественно-политической жизни страны накануне губительной перестройки: заражение партгосноменклатуры пагубным вирусом вседозволенности, чинопочитания, подхалимства и прочими изъянами человеческой натуры. Заражение всеохватное - от самого низшего, районного звена до кремлёвских высот, насквозь!

Привлекает, конечно, и предметная достоверность как в изображении действующих лиц с их должностями, особенностями характеров, поступками, так и в названиях деревень, сёл, городов - вплоть до описания конкретных географических мест, где происходят события.

Основное место описываемых событий - один из южных районов нашего края, и главные персонажи - конкретные его жители, представители разных чинов и сословий - от простого пастуха до первого секретаря крайкома КПСС и даже выше.

В этом, надо отметить, автор взял на себя готовность сполна ответить за достоверность изображаемого, что в высшей степени достойно похвалы и уважения его гражданской позиции.

"Будете слушать - сработаемся"

Ну, а теперь о главной завязи романа - о художественном отражении той социально-общественной среды, в атмосфере которой живут и работают сам автор и его герои.

Ход повествования концентрируется и резко размежёвывается между двумя главными персонажами романа: самим автором, молодым районным прокурором Виталием Пшеничниковым, и его идейным противником - первым секретарём райкома КПСС по прозвищу "Микро-Мао" (здесь и далее фамилии героев романа, кроме автора, не указываются редакцией.- Прим. "КР").

Оба они - из руководящей районной элиты, члены партии и, кажется, должны были бы стоять на одной общественно-политической платформе. Но нет! Их разделяет непреодолимая пропасть - расхождение по идеологическим и морально-этическим воззрениям.

Пшеничников - в самом начале профессиональной карьеры, только что назначенный на должность районного прокурора. Антипод же его - махровый партуправленец, привыкший к неограниченной власти и беспрекословному повиновению подчинённых.

Неприязнь к нему у молодого прокурора возникла при первой же встрече. По существующему в ту пору порядку кандидаты в прокуроры проходили обязательное собеседование с первыми лицами района - своеобразные "смотрины" на пригодность к назначаемой должности.

В предварительной беседе начальник отдела краевой прокуратуры Любимов посоветовал будущему прокурору побольше слушать, поменьше молчать и ещё внушительно добавил:

- Вы - член партии, знаете, что законодательно закреплено - партия наш рулевой.

Первый секретарь райкома партии - человек пожилой, небольшого роста, с властными голосом и манерами - принял молодого назначенца сухо и назидательно предупредил:

- Будете слушать меня во всём - сработаемся. Вы свободны. О своём решении я сообщу в прокуратуру края.

Вот так - прямо и безапелляционно: будешь холопом - будешь жить в спокойствии и сытости. Может, кто-нибудь подумает: "Ну, уж и присочинил писатель!" Но ведь, создавая роман, автор решил не прятаться за псевдонимом, а значит, отвечает за всё, что говорит и показывает.

Извлечём для наглядности из этой кастовой колоды хотя бы некоего Юрия, заботливо пересаженного начальством с инспекторского крайисполкомовского стула в кресло районного судьи. Человек это случайный, без практического опыта в судейских делах и давно забывший всё, чему его когда-то учили в университете на заочном отделении юридического факультета.

Замечен начальством он был тем, что во время совещаний важно выходил к трибуне и с достоинством менял выступающим стаканы с водой. Ничего не скажешь - свой, надёжный, проверенный кадр! Не подведёт в нужный момент.

Уже на первом году работы краевой суд отменил по представлению районного прокурора семь неправосудно вынесенных им приговоров (по сути - крах), а судья завёл при этом любовные шашни с разбитной заседательницей, украл 18 бутылок коньяка, изъятых в качестве вещественного доказательства.

Все эти проделки получили широкую огласку, скрывать их уж стало невозможно, и бюро райкома партии вынуждено был вызвать пройдоху для разборки "на ковёр", где ему был вынесен строгий выговор с занесением в личную карточку. В ответ нечестивец затаил к своему партийному боссу лютую злобу и решил при подходящем случае отомстить за публичное унижение.

Надо же так случиться, что в скором времени и сам первый секретарь - столп, стоик, неколебимый поборник партийной совести и чести - изменил самому себе: попался на жадности к вещам. Угодливые чинуши преподнесли ему к юбилею штучное охотничье ружьё с золотой и серебряной инкрустацией, дорогой широкоэкранный телевизор, импортный мебельный гарнитур и многое-многое другое.

Дарили подхалимы с надеждой на то, что их щедрые подношения и заздравные речи не забудет всемогущий шеф. Но, как в народе говорят: человек предполагает, а всевышний располагает. Поползли по району слухи, что подарки были приобретены на совхозные деньги. Тут же за это с радостью ухватился Юрий.

А то как же! Вот она - долгожданная возможность разоблачить районного божка и сполна отплатить ему за позорное разбирательство на бюро райкома партии.

...Организовал рассмотрение уголовного дела в выездных судах с участием в них народных заседателей. А это были в основном женщины, работающие в конторах и бухгалтериях хозяйств, через руки которых прошли совхозные деньги, потраченные на покупку подарков. Всё открылось!

Конверт с жалобой-доносом Юрий скрытно отправил в Москву с другом. Тот сбросил конверт в ящик для писем у здания ЦК КПСС. И закрутилось колесо партийного разбирательства в обратную сторону, по инстанции: в крайком партии с категорическим требованием сурового наказания лихоимца.

На аппаратном совещании в крайкоме по вопросу первого секретаря райкома было выражено единодушное мнение: виновного строго наказать, но с учётом прошлых заслуг с должности не увольнять. У первого секретаря крайкома партии было другое мнение, которое он высказал "Микро-Мао" при личной встрече:

- У вас есть один выход избежать огласки и позора - быть уволенным за совершение аморального поступка.

Пугающая, неотвратимая катастрофа неодолимо накатывалась и подминала по себя. Но есть, есть в партийном братстве спасательный круг для утопающих - круговая порука.

- Вам необходимо задним числом написать заявление об увольнении в связи с преклонным возрастом и плохим состоянием здоровья, приложить медицинское заключение,- сказали проштрафившемуся.- Стоимость всех подарков непременно вернуть в кассы совхозов. Это обязательное требование! На аппаратном совещании мы рассмотрим ваше заявление и сможем сообщить в Центральный комитет, что ущерб возмещён, виновный до рассмотрения персонального дела на бюро краевого комитета партии уволился с занимаемой должности по состоянию здоровья.

Ну, а что же там, наверху, во властных кремлёвских палатах? Разве в ЦК ни о чём не догадывались? Но пронумеровали отписку, подшили в папку - и делу конец.

Или вот другой пример, убедительно и, надеюсь, достоверно показанный автором, связанный с посещением членом Политбюро ЦК КПСС Константином Устиновичем Черненко родного уголка на нашей земле - деревни Тесь Новосёловского района.

Парадокс состоял в том, что могилка матери, как и сама деревня вместе с кладбищем, при строительстве Красноярской ГЭС была затоплена, ушла на морское дно. Районное начальство в спешке не догадалось тогда перенести на новое кладбище прах матери важного государственного деятеля.

И вот теперь в спешном порядке соорудили пустопорожнюю могилку, установили на ней плиту чёрного мрамора с высеченными датами жизни усопшей, лаково-блестящую железную оградку завалили венками. Бронированная машина Черненко не стала въезжать на кладбище, а остановилась против могилки.

Отягощённый стариковской немощью, Константин Устинович не вышел из машины, тихо и печально смотрел через открытое стекло на бутафорское захоронение самого дорогого ему человека. Догадывался ли он об обманной угодливости местных властей? Может, потому и не вышел на поклон к фальшивой могиле?

Да и не осталось сил, чтобы выбиться из того властного потока, который захватил его с молодых лет. Поняв всё это, как в худом театре, послушно исполнял отведённую ему роль.

Это проявилось в его участии и в заранее отрежиссированной сцене узнавания в толпе встречающих бывшей одноклассницы, с которой сидел за одной партой, или (вдобавок к этому) - ещё в том, как в застольном разговоре вспомнил (на удивление всем) фамилию председателя колхоза, в котором работал, и его любимого жеребца со сбруей, украшенной чеканным набором.

Всё это, как потом выяснилось, было заранее записано на плёнку, которая вместе со слуховым аппаратом была вставлена ему в ухо, и оставалось лишь повторять-озвучивать готовую информацию.

Многое в жизни повторяется

Главные персонажи романа - личности не эфемерные. В круговой опояске первого секретаря райкома прижился чертополошный сорняк, замешанный на низменных человеческих пороках: властолюбии, карьеризме, угодничестве, лжи и прочих подобных изъянах.

С другой стороны явлены здоровые силы, несущие в себе дух чести, неподкупности и справедливости: директор совхоза, старший районный инспектор рыбоохраны, краевой прокурор, новый первый секретарь РК КПСС и другие.

Острую борьбу между этими группировками автор убедительно показал на примере конфликта, разгоревшегося вокруг парторга спецшколы. Против него прокурор возбудил уголовное дело сразу по двум статьям: отстрел без лицензии лося, хранение и ношение без разрешения огнестрельного нарезного оружия и патронов к нему.

Привыкший к беспрекословному повиновению, возмущённый строптивостью молодого законника первый секретарь сорвался на крик:

- Мы с вами не сработаемся! Ещё раз повторяю, бюро райкома партии требует немедленно прекратить уголовное дело!

К счастью, прокурор края, человек порядочный и принципиальный, полностью признал правоту молодого коллеги, поддержал его и тем самым напутствовал и впредь выполнять служебный долг честно и неотступно.

Роман выходит за рамки одного района. Последнюю точку в нём автор поставил на пороге разрушительной перестройки. Вот что говорит в финале его давний друг, дослужившийся до высокого государственного поста:

- Везде такая картина, снизу доверху. Кричим на весь мир: партия - наш рулевой! Чтобы получить хлебную карточку и место под солнцем, идёт в ход предательство, кумовство, лизоблюдство, стукачество, самодурство секретарей и руководителей всех уровней!

Поразительно, уму непостижимо: как мог допустить такой обман наш народ - один из самых могучих, храбрых и образованных в мире? Как? Но это тема для другого разговора. И, возможно, для другой книги.

Но и этот роман красноярского автора не потерял своей актуальности. Потому что многое в укладе нашей жизни возвращается и повторяется вновь. Вот о чём стоит задуматься!

Наша справка

Виталий Фёдорович ПШЕНИЧНИКОВ - член Союза писателей России. Печататься начал с 2004 года. В 2005 году награждён дипломом и медалью имени Альберта Швейцера "За гуманизм и служение народу". В 2010 году за романы "Река жизни" и "Войну не оставить за порогом" награждён международным дипломом и золотой медалью конкурса имени Валентина Пикуля.


Эдуард МОРДВИНОВ.



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:
ПОЗДРАВЛЯЕМ С НАГРАДОЙ!
Президент России наградил красноярца за многолетнюю изобретательскую деятельность.

КОРОТКО
Министром экологии и природных ресурсов Красноярского края назначен 43-летний экс-мэр Зеленогорска, бывший начальник регионального штаба студенческих отрядов Павел Корчашкин. Вчера он приступил к работе, сменив на этом посту Владимира Часовитина, подавшего в отставку в начале года.








Архив

Гидрометцентр России



Rambler's Top100







© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork