КОНТРАСТЫ ЭПОХИ
Взгляд через полвека

Окончание. Начало в N 23 за 29 марта 2019 года

Путешествие из Украины в Украину

Харьковская страница. Судьба вторая

С Валерием Танчуком я выходил на телевизионную связь с очень большим волнением. И тому была сильная мотивация.

Если с Виктором Васильевичем Ильиным мы были только едва знакомы, то с журналистом ачинской городской газеты меня связывало нечто большее. За годы пребывания на сибирской земле мы крепко привязались друг к другу, на протяжении почти полутора лет непрерывно общались, вплоть до моего отъезда в Ленинград.

Включаю монитор компьютера, вхожу в скайп. Мгновение... И передо мной всплывает чуть постаревшее лицо сибирского друга. Однако я сразу узнаю ту же приветливую улыбку и умное интеллигентное лицо с искрой доброжелательности.

Валерка уже многое смог обо мне узнать из наших предварительных телефонных бесед, поэтому свой первый вопрос я ему задаю такой:

- Старик, мы не виделись с тобой долгих пятьдесят лет. Но это совсем не значит, что я не искал тебя. Скорее, наоборот. Почему ты так зашифровался, что ни одна сибирская собака не могла учуять твой след? Неужели не мог оставить свои координаты в "Ачинской газете" - преемнице "Ленинского пути"?

- Привет, Борис! Да... Целых двадцать лет отдано мною матушке-Сибири! Хороший срок! Поэтому я рассчитался с ней сполна. На сибирской земле я начинал свой трудовой путь на глинозёмном комбинате, потом делал первые шаги в журналистике в городской газете. Здесь же получил жильё. На этой земле я похоронил родителей и создал семью. Здесь родились мои дети.

Как ты знаешь, я сам родом из Украины. Даже не знаю, зов ли это крови, но в конце семидесятых годов я сильно задумался о смене места жительства. И вот в моей новой жизни нашлось место редактора комбинатовской многотиражки в городе Николаеве. Отсюда и началось время отсчёта на украинской земле.

А насчёт адреса - это твоя неправда. Своим знакомым и друзьям свой новый адрес я оставил.

- Да, Валерий, признаюсь, в своих поисках я не был особо активен. Впервые пытался тебя найти в середине 80-х годов через красноярских знакомых. Всё было тщетно. А в 2012 году, уже в Ачинске, восстановил свои поиски. Вот только определённые люди дезинформировали меня, сказав, что о твоей судьбе им ничего не известно.

И только после моего письма в редакцию "Ачинской газеты" откликнулся бывший рабкор газеты "За коммунизм" Эдуард Куприянов. Он-то и сообщил мне твой нынешний адрес. Спасибо ему огромное! А заодно и Виктору Ильину, который оперативно сработал, написав тебе письмо. Скажи честно, ты был ошарашен письмом от Ильина?

- Борис, не то слово! В самом начале я даже не поверил. Ведь ты канул в Лету и ни разу себя не проявил! А тут такой приятный удар "кирпичом" по голове. Я сразу всё вспомнил! До сих пор ты стоишь перед моими глазами - такой невысокий, щупленький, очень коммуникабельный и активный. Надеюсь, ты не растерял эти свои качества?

- Валерий, давай так: все вопросы обо мне при нашей личной встрече. Ты мне лучше расскажи о том, как сложилась судьба у Володи Гусельникова, у Виктора Калмыкова и Николая Семкина? О Юре Авдюкове я информацию имею. И ещё! Какая роль была уготована тебе после моего отъезда из Сибири?

- К сожалению, о судьбе наших тогдашних коллег я почти ничего не знаю. Прошло столько лет, они никак себя не обнаружили. Знаю только про Гусельникова. Он умер в конце семидесятых, и я его хоронил. По крайней мере, об остальных ничего не было слышно. Не хочется думать о плохом, но, возможно, уже тихо ушли из жизни. Возраст-то наш, сам понимаешь...

А в газете "Ленинский путь" я трудился и заведующим отделом промышленности, и ответственным секретарём. Потом случилась небольшая пауза. Я на годик сорвался с места и уехал из Ачинска в город Николаев. А потом снова вернулся и три года отбарабанил в качестве шефа промотдела. Вот такие дела!

- А как легли твои карты на николаевской земле? Как проходил период акклиматизации?

- Да никакой акклиматизации не было и в помине. Прямо с места - в карьер! В Николаеве есть глинозёмный завод. Там я и возглавил многотиражку. Но, к сожалению, широко развернуться мне не дали. Я рассчитывал на одно, а получил совсем другое.

От добра ведь добра не ищут. Лёгкий на подъём, вернулся в город Ачинск, а в 1984 году с семьёй рванул в посёлок Первомайский на Харьковщину.

- Валерий, ты живёшь в Харьковской области уже много лет. Известно, что в этом регионе в основном проживает русскоязычное население. Каково настроение жителей в связи с последними, не совсем радостными событиями в конфликтном регионе? И какова нынешняя обстановка в экономике вашей области?

- Борис, ты ведь знаешь, что город Харьков когда-то был столицей Украины. Так уж исторически сложилось, что Харьковщина заселена преимущественно русскими жителями. Конечно, украинская речь здесь слышна, но не скажу, чтобы во весь голос. Подавляющее большинство граждан говорит по-нашенски.

Что касается сегодняшней обстановки, то мне нет смысла скрывать правду, тем более она открыто освещается в СМИ. Наша украинская промышленность работает не в полную силу, в области есть безработица.

По поводу донбасского конфликта, то у народа мнения противоречивые, однако подавляющая часть желает попасть под крыло России. Я как настоящий украинец хочу только мира. Долой всякие делёжки и сепаратистские настроения! Пусть сам народ, а он далеко не глупый, определит свою судьбу.

По своему возрасту я уже вышел на финишную прямую, а вот моим детям и внукам ещё жить да жить. Должен же, в конце концов, когда-то победить разум! Моё мнение: Украине необходимо жить без границ с Россией!

- Понятно, что ты уже давно отстранился от всех дел и ушёл на заслуженный отдых. А чем занимался все эти годы вплоть до выхода на пенсию?

- Без работы я никогда не сидел. И в посёлке Первомайском не остался без дела. Поставили меня у руля районки "Знамя труда". Там и трудился потихоньку до самого выхода на пенсию.

А потом пробавлялся разными видами заработков, пришлось поработать даже сторожем. Деньги, известно, не пахнут, да и у нас любой труд в почёте. Правда, в последнее время стал прихварывать, однако, помня о своих бойцовских качествах, стараюсь держаться. Супруга, мои дети и внуки меня поддерживают.

Плохо одно - живу как в лесу, информацию получаю только по телевизору. Надо бы ещё как-то компьютер освоить, но пока не собрался. А ведь это очень хорошее дело!

- Валерий, а если честно, ты скучаешь по Сибири? Хочу порадовать, в "Ачинской газете" тебя до сих пор помнят. Сегодняшние её сотрудники называют тебя даже светилом местной журналистики! И мне ничего не остаётся, как только с ними согласиться.

Знаешь, я очень хорошо помню тот октябрьский день 1965 года, когда мы с тобой в вечернее время поехали делать материал в химическую лабораторию глинозёмного комбината. Тогда я делал записи, а спустя несколько дней была опубликована моя заметка "Девочки в белых халатах". Эта первая публикация в газете "Ленинский путь" крепко врезалась в мою память. И это дорогого стоит!

- По Сибири, безусловно, я скучаю, спору нет! Ведь там осталась частичка моей души, моей жизни. И мне очень приятно, что в городе меня ещё не забыли... А вот насчёт "светоча", Борис, так это там явно загнули! В моё время в коллективе было много толковых журналистов.

Не буду перечислять, скажу лишь, что газета "Ленинский путь" того разлива была крепким изданием. И твою заметку о девочках-химиках я тоже очень хорошо помню...

- Ещё один вопрос к тебе. Что лучше - брать или давать? Я не имею в виду взятки. Тут речь идёт об индивидуальной внутренней моральной установке, когда всё зависит от крепости нравственного стержня. Что тебе ближе, Валерий?

- Борис, есть такая поговорка: "Что отдал, то твоё. Что взял, то чужое!" Я полностью согласен с народной мудростью, здесь уже ничего не убавишь, не прибавишь.

- И последнее, старичок! Я вот тут налил себе рюмочку коньячку. Налей и себе мензурку. Давай выпьем с тобой за дружбу! А Земля - она круглая, мы обязательно когда-нибудь встретимся! Надеюсь, что это произойдёт скоро.

- С удовольствием, Борис! Спасибо тебе за память о земле сибирской, за наш диалог. Искренне рад нашей встрече, пусть и виртуальной. Надеюсь на встречу реальную. Будь здоров!

Эх, дороги сибирские!

Абаканская страница. Судьба третья

Юрия Уголькова представлять лишний раз не имеет смысла. Он коренной сибиряк. И ачинская аудитория его хорошо помнит.

Юрий Николаевич в разное время возглавлял редакции боготольской газеты "Знамя Ленина" и ачинской "За коммунизм". В последующие годы долгое время работал собкором газеты "Красноярский рабочий" по районам края, а в последние годы, перед уходом на пенсию, трудился собственным корреспондентом краевой газеты в Хакасии.

Там, в Абакане, он и живёт по настоящее время. В 2008 году, когда в Мариупольском издательстве вышел в свет первый том моей книги о людях Сибири, Ю. Н. Угольков написал предисловие к ней под названием "Взойди на свою вершину".

С тех пор я и поддерживаю связь с этим замечательным сибирским журналистом. Одолеть компьютер в его возрасте представляется делом далеко не лёгким, поэтому я регулярно балую его своими звонками.

С Юрием Николаевичем мы довольно часто общаемся по телефону. Вот и теперь, подготовив вопросы и включив громкую связь, я нажимаю на кнопку диктофона...

- Здравствуйте, дорогой Юрий Николаевич! Я уехал из Боготола почти пятьдесят лет назад, в декабре 1966 года. Как говорится, живьём мы с вами не общались больше сорока лет!

Помнится, когда я впервые после долгого перерыва вышел с вами на связь, вы уже были на пенсии и жили с супругой в Абакане. В том давнишнем разговоре мы касались текущих дел, но ни словом не обмолвились, как сложилась ваша жизнь после моего отъезда из Сибири. Расскажите об этом, пожалуйста!

- Борис, а чего тут рассказывать! В Боготол я приехал после окончания высшей партийной школы. Поработав больше двух лет, по приказу крайкома был переброшен в город Ачинск, возглавив местную районку "За коммунизм".

Следующим творческим этапом стала работа в краевой газете "Красноярский рабочий". И вот здесь я, наконец-то, нашёл себя. Надоела должность руководителя, хотелось с головой уйти в творчество. Именно в этом коллективе я смог по-настоящему раскрыться как журналист.

И своей газете я не изменял вплоть до выхода на заслуженный отдых. Да и потом мои публикации, пусть не часто, но появлялись на полосах этого издания.

Сейчас мне уже под восемьдесят. Чувствую себя неважно, стали одолевать болезни, совсем плохо с памятью, но ничего, я ещё держусь в седле и покидать этот бренный мир пока не собираюсь.

- Юрий Николаевич, я помню, как вы несколько лет назад по телефону говорили мне о том, что любили в отпускное время ездить в краеведческие экспедиции и собирать артефакты. Отразили ли вы свои впечатления об этих походах в своих публикациях?

- Для меня такие экспедиции были психологической отдушиной. Я очень хорошо разряжался от нагрузок, которые нёс в себе на основной работе. Мне же приходилось очень активно мотаться по районам. Собкора, как тебе известно, ноги кормят.

Конечно, после таких экспедиций приходилось корпеть над систематизацией материалов, подбирать к ним снимки, а наиболее интересную информацию я публиковал в своей газете.

- Лет восемь назад вы вслух озвучили свою мечту, что хотели бы, хоть по глотку, испить воду из всех пресных источников необъятной России. Удалось ли вам осуществить её?

- Вот уж к словам прицепились, честное слово! Не все мечты сбываются, Борис! Слишком поздно я пришёл к этой мысли. Будь я лет на тридцать моложе, тогда бы эта идея могла превратиться в реальность.

Я побывал на разных реках и озёрах, а также морях, и везде, где бывал, символически пробовал на вкус как пресную, так и морскую воду. Это стало для меня ритуалом.

Жаль, что старость пришла, а так бы мне скинуть с себя груз лет да снова с рюкзачком за плечами побродить по таёжным тропинкам. Это же такая благодать!

- Согласен с вами, Юрий Николаевич! С рюкзачком по таёжным тропинкам - это и моя мечта. А вот скажите, пытались ли вы сочинять что-нибудь из малой прозы? Может быть, в вашей библиографии есть выпущенные в свет книги?

- Нет, как-то не приходилось. Публицистику печатал в разных изданиях, в коллективных сборниках участвовал, а вот "сольную" авторскую работу не делал, просто руки не доходили.

И вы знаете, Борис, я не жалею об этом. Каждый должен заниматься своим любимым делом. Плохо, если корабли будут строить музыканты, а корабелы играть на музыкальных инструментах.

Сейчас, к сожалению, я уже ничего не пишу. Полгода провожу дома - это зимой, а с весны уезжаю на дачу. Там всегда работы непочатый край. Вот так и живу, радуясь солнцу...

- И всё-таки Бог поцеловал вас в темечко, уважаемый Юрий Николаевич! Вы состоялись как публицист и оставили о себе добрую память в своих репортажах, статьях, очерках и фельетонах. А вот что бы вы хотели пожелать нынешнему поколению ачинских коллег-журналистов?

- В первую очередь, профессиональной компетентности. Журналисты - они ведь товар штучный. Совсем не обязательно оканчивать университет, чтобы работать творческим работником в редакции. В эту профессию часто приходят и врачи, и искусствоведы, и инженеры.

Самое главное - это системно научиться владеть литературным письмом, а также глубоко, а не поверхностно мыслить. Остальное - это упорный и постоянный труд...

Вместо эпилога

Вот и подошло к завершению моё повествование о молодом поколении журналистов Сибири середины прошлого века. Я рассказал читателю только о трёх судьбах, а сколько ещё осталось за скобками?

Очень жаль, что встреча с моими бывшими коллегами, первоначально намеченная на это лето, отложена до лучших времён. Я уже говорил о том, что от большой радости поторопился и заранее выкупил авиабилеты на Одессу. Тогда я ещё не знал о том, что к гражданам с российскими паспортами отношение на Украине местами предвзятое.

Были такие случаи, когда на улицах Одессы неизвестные молодчики подходили к прохожим, заводя с ними разговор на украинском языке. Кто не смог ответить "на мове", сажали в автобус и увозили в неизвестном направлении.

Эту информацию я получил непосредственно от свидетелей этих безобразий по электронной почте. Очень обидно, что об этих эксцессах не был предупреждён заранее.

Попытался было сдать билеты обратно в немецкую авиакомпанию Luftgansa, но получил неожиданный отказ. Оказалось, что в этой фирме стали строже условия оформления билетов с этого года.

И всё равно поводов для огорчения я не вижу. Эти непредвиденные материальные потери возместились для меня большой духовной находкой. Ровно через полвека снова обрести потерянного друга - такое, пожалуй, дороже золотого слитка. Да что там слитка, настоящая дружба бесценна.

Да и старая, заезженная пословица о том, что старый друг лучше новых двух, имеет право на жизнь. Ну, а что касается нашей личной встречи, благо виртуальная уже состоялась, то это дело очень даже поправимое.

Как только ситуация в Украине изменится к лучшему, я тут же соберу чемодан и помчусь в Харьков, Киев, Одессу, да куда угодно, лишь бы поскорее обнять близких мне по духу людей.

И я верю в эту очную встречу, она очень близка. Потому что россиянам и украинцам делить нечего. А худой мир лучше доброй ссоры.

Да будет свет и счастье на этой славянской земле!

Борис БЕМ. Кёльн, Германия.



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:
РАБОТА ДЛЯ КРАСНОЯРСКИХ ЭКС-ГУБЕРНАТОРОВ
В совет директоров металлургической компании "Интергео" Михаила Прохорова вошли бывшие губернаторы Красноярского края и члены правительства РФ Александр Хлопонин и Лев Кузнецов, не вошедшие в новый состав кабинета министров.

ТЕЛЕФОН-УБИЙЦА?
Причиной смерти 12-летней жительницы Норильска мог стать упавший в воду телефон с зарядным устройством.

КОРОТКО
За минувший год население Красноярского края сократилось на 2 471 человека. По данным Красноярскстата, на 1 января текущего года в регионе проживали 2 874 026 человек, из них в сельской местности - 645 тысяч.

ВЫПАЛ ИЗ ЖИЗНИ
Расследование уголовного дела по факту гибели вице-спикера краевого парламента и популярного журналиста Алексея Клешко прекращено, сообщили в региональном СК.








Архив

Гидрометцентр России



Rambler's Top100







© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork