ЛЕДОВАЯ ЗАПАДНЯ ДЛЯ "ГЕРКУЛЕСА"
Больше века Карское море хранит тайну гибели экспедиции Владимира Русанова на шхуне "Геркулес".

Ключ к разгадке тайны

В своё время масштабные поисковые работы, предпринятые энтузиастами, вызвали у общества не только поддержку, но и неподдельный интерес - десятки экспедиций, телевизионных передач, очерков, статей, книг...

Поисковые версии и рабочие гипотезы, которые пунктирами наносились на полевые карты, базировались на логическом утверждении, что сосредоточив поиск вокруг имеющихся исторических находок, в относительно локальном районе от архипелага Мона до шхер Минина, исследователи определённо смогут совершить новые открытия и в конечном счёте разгадают историческую загадку. Но время шло, а прорывных результатов не было.

Причина кроется в том, что они шли по следам финала трагедии, оставляя без внимания ключевое событие, предшествующее этому,- зимовку экспедиционной шхуны и её экипажа.

В отчётах тех лет туманно и невнятно определено место зимовки - акватория архипелага Мона, тогда как зимовка сыграла ключевую роль в судьбе экспедиции и требует особо пристального внимания.

Инициативная группа Красноярского краевого отделения Русского географического общества выдвинула идею возобновления поисков пропавшей экспедиции Владимира Русанова, сделав ставку на кардинальное смещение географии поиска.

Такой подход не только определённо сможет подобрать ключ к разгадке тайны, но и послужит хорошим стимулом (катализатором) к возрождению героики и романтики освоения высоких широт - в обществе в целом и в среде российской молодёжи в частности.

"Иду... на восток. Русанов"

Прежде чем приступить к трактовке предполагаемых событий, необходимо обозначить вероятные границы трагедии, разразившейся на пространствах Карского моря, включая те районы, на которые не распространились поиски прошлых лет.

Обрисовать контуры трагической картины - значит получить полное представление о вероятных событиях вековой давности.

Исходной точкой, без сомнения, является Маточкин Шар, промысловое становище, расположенное на берегу одноимённого пролива Новой Земли, где была оставлена последняя весточка от Русанова.

Знакомясь с текстом телеграммы, невольно констатируешь, что поступок, который он совершил, и риск, на который сознательно пошёл, необходимо принимать как данность, как условие деятельности разведчика будущего, каким по сути и был Русанов.

Рано или поздно это должно было произойти - "звёзды сошлись" именно в августе 1912 года:

"Иду к северо-западной оконечности Новой Земли, оттуда на восток. Если погибнет судно, направлюсь к ближайшим по пути островам: Уединения, Новосибирским, Врангеля..."

Так, без обиняков, откровенно и прямо Русанов раскрывает свой план и указывает скоординированное направления движения экспедиции. Линия маршрута ложится сначала на морское пространство между юго-восточными берегами островов Земли Франца-Иосифа и мысом Желания (Новая Земля), далее на восток между островами Визе и Уединения и упирается в острова архипелага Седова, находящиеся в прямой видимости Северной Земли (остров Октябрьской Революции).

Будем исходить из того, что встретив препятствие - острова или ледовые поля - он, обходя их, неизменно снова и снова ложился бы на заданный (и мы знаем об этом) "генеральный" курс. Причём ясно: задерживаться у вновь открытых островов с целью изучения он был не намерен - ему нужен был высокоширотный прорыв по северному пути. Требовалась только победа.

Интересная деталь: во второй половине августа 1930 года ледокольный пароход "Георгий Седов" предпринял попытку войти в неисследованные воды Карского моря от северной оконечности Новой Земли в направлении к Северной Земле. Вот как описывает намерения известного полярного капитана участник тех событий Николай Урванцев:

"Выбирая такой маршрут, капитан В. И. Воронин руководствовался теми простыми соображениями, что господствовавшие с момента нашего отплытия из Архангельска северные и особенно северо-восточные ветры должны были отжать льды от западных берегов Северной Земли к югу и западу в область Новой Земли. Нам было желательно высадиться примерно под 79° 30'' против гипотетического залива или пролива Шокальского. Поэтому предполагалось, поднявшись до этой широты, лечь на восточный курс и идти к намеченной цели. Таков был план".

Из этого намерения следует только один важный вывод: опытный капитан с 25-летним стажем не мог не учитывать далеко идущие природные особенности Северной Земли. Роза ветров на архипелаге в летние месяцы указывает на преобладающие северо-восточные ветры (34 процента). Это факт - среднестатистические данные за 70 лет наблюдений.

В дополнение к этому обстоятельству стоит вспомнить ледовую обстановку, сложившуюся к концу лета 1912 года в юго-западной части Карского моря - льды, согнанные продолжительными северо-восточными ветрами, блокировали проливы Новой Земли. И здесь мы наблюдаем определённую закономерность.

Цитата из книги В. Пасецкого "Отогревшие землю": "Ледовыми наблюдениями в Карском море подмечена любопытная черта в его режиме. Как правило, сложной ледовой обстановке юго-западной части моря, когда тяжёлыми льдами блокированы выходы из южных Новоземельских проливов, соответствуют лёгкие ледовые условия в северной части моря. В большинстве случаев в сентябре плавание здесь осуществляется по чистой воде. Такое распределение льдов наблюдалось в 1907 г., когда несколько судов застряли во льдах по выходе из пролива Карские Ворота, а норвежские суда плавали к северу и востоку от мыса Желания по чистой воде".

И ещё о закономерности: чем ближе "Геркулес" приближался к обширному архипелагу, тем меньше встречалось препятствий. Аномально продолжительные северо-восточные ветры уже некоторое время назад сделали свою необычную работу - очистили путь.

Открытие Северной Земли поменяло планы Русанова. В северной части пролива Шокальского, куда, без сомнения, они поднялись, наши первооткрыватели столкнулись с ещё одной закономерностью, теперь хорошо нам известной: тяжёлые ледовые поля, прижатые к восточным берегам тем же северо-восточным ветром. Они блокировали Североземельские проливы на выходе в море Лаптевых.

С этого момента "окно возможностей" стало неумолимо схлопываться, стремясь в своих показаниях к нулю, и окончательно закрылось в то время, когда было принято решение встать на зимовку.

Определение места зимовки

На место зимовки экспедиции Владимира Русанова указывает находка, совершённая топографом Н. Пьянковым, который в летний сезон 1947 года принимал участие в полевых работах на острове Большевик.

В записке изложены обстоятельства находки "стоянки неизвестных мореходов" в заливе Ахматова, на западном берегу, в 8 километрах от его вершины - в глубине. Эта единственная "ниточка из прошлого " не должна прерваться.

Если в своё время "комсомольцы" Дмитрия Шпаро и учёный-гидрограф Владилен Троицкий (системно, по-настоящему искавшие следы русановцев) отреагировали на этот "сигнал" поисками в заливе Ахматова, то отсутствие находок - подтверждения фактов, изложенных топографом - поставило исследователей в тупик. Отсюда и их вердикт: находки топографа - миф.

С высоты сегодняшнего дня очевидно, что ситуация просто была не правильно интерпретирована. Стоянка в заливе (Ахматова) не сохранила заметного фактического материала - крупных артефактов - именно потому, что она была местом временного пребывания "русановцев", и важна тем, что указывает нам на близость места зимовки экспедиции, где обнаружить фундаментальные следы с учётом сохранности таких артефактов в условиях Арктики можно гарантировано. Разумеется, при правильном определении места поисков.

Место находок топографа "ложится" на широкое урочище (западный берег залива Ахматова), из которого есть сквозной проход в фьорд Спартак в проливе Шокальского. Это означает, что два географических объекта - фьорды Спартак и Тельмана - выделяются на фоне других вероятных мест зимовки экспедиционной шхуны. Именно здесь предлагается развернуть поиски в летний сезон 2020 года.

И если фьорд Спартак - главное направление поиска, то фьорд Тельмана ни в коем случае нельзя сбрасывать со счетов, зная опыт Русанова в маршрутах по ледникам. От вершины фьорда Тельмана до места находки в урочище залива по ложбине, расположенной между двух ледников, всего 45 километров.

Кроме консервных банок, найденных в 1947 году в урочище вблизи грота, в нескольких километрах, ближе к вершине залива, были обнаружены доски "с обшивки корабля". Не взяты ли они с "Геркулеса" разведочной (экскурсионной) группой для преодоления трещин ледника?

Так или иначе, но движение "разведчиков" с "Геркулеса" к точке стоянки - находки топографа - могло происходить только с двух направлений: с запада (фьорд Спартак) или с юго-запада (фьорд Тельмана).

Оба фьорда находятся в проливе Шокальского, на восточном (правом) берегу и представляют два залива, глубоко, до 15 километров, врезанных в плато (400 метров, на котором находится ледник).

Обратное движение маятника

Анализ обстоятельств, приведших экспедицию Русанова к гибели, определённо указывает, что именно зимовка в сочетании с природной арктической аномалией, когда благоприятный год сменяется суровым (как правило, более продолжительным) периодом, стала первопричиной гибели экспедиции.

Маятник ледовой "кухни погоды" качнулся и тем определил судьбу экспедиции. На шхуне ещё царила эйфория от открытия новой земли, ещё озвучивались светлые планы на будущее и близкий берег манил своих открывателей.

Но невидимый маятник начал своё обратное движение, и с этой минуты все они - и Владимир Русанов,и его невеста Жюльетта (мадмуазель Жан) и капитан Иван Кучин и его однокашник штурман Константин Белов и ещё семеро членов экипажа (всего 11 человек) - были обречены.

Никто из них не подозревал, что пролив не вскроется ни через год (в 1913-м), ни через два (в 1914-м). Это была настоящая ледовая ловушка. Арктика (по факту - космос на Земле), запросто пропустившая их "в святая святых" своих владений, так просто обратно не отпустила.

С первой зимовкой они, по-видимому, справились хорошо. Их плавающий дом (шхуна), доставивший экспедицию из цивилизации в сказочную первозданную страну, на этот период был притягательным центром: лабораторией, промысловым станом, общежитием. Но для Русанова, истинного исследователя, главный интерес представлял сам архипелаг как полигон для изысканий.

Правда, на поверку оказалось, что есть недочёты в экипировке, снаряжении, амуниции, а главное - в отсутствии каких-либо транспортных средств. Это обстоятельство позволяет ограничить радиус "воздействия" на территорию пеших походов в 50 километров - в эту зону попадает вершина залива Ахматова.

Первое беспокойство появилось у зимовщиков, видимо, в августе 1913 года, когда время (северное короткое лето) неумолимо уходило, а надежда на скорое освобождение начала таять.

"Экспедиционную лихорадку", свойственную не только полярным экспедициям, характеризующуюся психологическим расстройством у людей, долгое время вынужденно находящихся в замкнутом пространстве, никто не отменял.

Эта ли причина или желание подстраховаться, но точно известно, что попытку вырваться из западни, куда угодил "Геркулес", они предприняли, снарядив "сигнально-спасательный" отряд.

Сроки старта отряда определялись готовностью к походу и состоянием льда. Если предположить, что всё-таки второе, то в конце августа по заберегам до открытой воды всей командой они вполне смогли бы доставить шлюпку или фансбот и, имея в составе 3-4 человека, отправиться на "материк".

Видимо, они условились, что отряд поставит на полпути, на приметном месте, знак с надписью, приготовленный на месте и взятый с собой, для оповещения (обнаружен в 1934 году на северном острове архипелага Мона). В этом случае не требовалось пояснений, знак означал: "Мы достигли этого места, идём дальше"

Группа моряков на шлюпке покинула стоянку в направлении на юго-запад. Непроизвольно она всё время вынуждена будет, двигаясь вперёд, оглядываться назад. В надежде, что на горизонте кильватерного следа вот-вот покажутся мачты догоняющего их "Геркулеса".

Шхуна, пленённая невзломанным льдом, осталась на месте. Агония мёртвого корабля могла произойти не раньше лета 1915 года (к этому времени все погибли) только при вскрытии припая.

И если ледовые жернова стёрли с акватории малейшие намёки на присутствие человека, то на берегу, напротив стоянки "Геркулеса" (например, в урочище ручья Врезанного, в середине фьорда), наверняка сохранились следы первооткрывателей - продовольственный склад, хижина или обсерватория, знак...

Нас ждут значимые находки

Известно, что лето 1913 года у северных берегов Таймыра было необычайно холодным, вскрытие ледового припая, да и то не везде, происходило в сентябре, на месяц позже обычного.

Зная это, можно утверждать, что двигаясь на шлюпке вдоль припая, они миновали острова архипелага Норденшельда, огибая их мористее (с севера), и достигли архипелага Мона, пройдя в общей сложности около 500 километров.

Далее по известным находкам (остров Геркулес, мыс Русановцев и остров Попова-Чухчина) можно прочертить маршрут, теряющийся в шхерах Минина. Круг замкнулся несомненным устремлением небольшой группы экспедиции Русанова достичь обитаемых мест на Пясине и Енисее.

И если по линии архипелаг Норденшельда - шхеры Минина обнаружение следов экспедиции В. Русанова можно обозначить "как вполне вероятно", то значимые находки ждут нас на месте зимовки - в проливе Шокальского.


Юрий ВЕСЕЛЯНСКИЙ, действительный член Русского географического общества.



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:
ДЕПУТАТЫ ВСТУПИЛИСЬ ЗА ДОЛЬЩИКОВ
Вчера в первом чтении депутаты краевого Законодательного Собрания приняли поправки в закон "О бесплатной юридической помощи в Красноярском крае".

ОТКРЫТИЕ ТРЕТЬЕГО "МАКДОНАЛДСА" ОТКЛАДЫВАЕТСЯ
Двери нового ресторана этой сети должны были распахнуться перед красноярцами в последний день февраля, однако этого не случилось.

КОРОТКО
Приказом министра краевого здравоохранения в отставку отправлен главный врач центральной городской больницы Сосновоборска Владимир Гараев, назначенный на эту должность всего три месяца назад.

"БУДЕТ НЕБЕСАМ ЖАРКО!"
Уже третий день красноярский Биг-Бен отбивает время новой мелодией - песней Александры Пахмутовой и Николая Добронравова в исполнении Муслима Магомаева.








Архив

Гидрометцентр России



Rambler's Top100







© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork