ВСТРЕЧА С ЧУДОМ
Давным-давно это было. Шли первые послевоенные годы, мне было лет пять-шесть. В нашей большой семья я была пятым, самым младшим ребёнком. Жили мы тогда в маленькой деревеньке Средне-Тинская Саянского района, состоявшей из одной коротенькой улочки и крохотного переулочка в четыре дома.

Невозможно было надышаться...

Наш маленький домик стоял на самом краю улочки, и сразу же за забором начинались нехоженые поля и луга, покрытые чистейшей ярко-зелёной травой, обильно усыпанные крупными, сладкими, сочными, душистыми ягодами: земляникой, клубникой, костяникой. А сколько съедобных растений росло на этих лугах!

И вокруг - разноцветье наших сибирских цветов. Тут и нежно-голубые низенькие незабудки, в траве прятались синенькие в белую полосочку мясистые кукушкины слёзки, жёлтые, оранжевые, пурпурные в крапинку лилии (саранки) - их луковицы мы выкапывали и тоже ели, жёлтые красавцы граммофоны, пронзительно лимонного цвета стародубки (адонис, горицвет).

Притягивали взор нежные, на тонких стебельках, белые чашечки и чистейшего, насыщенного белого цвета собранные в соцветия белки на хрупких, сочных опушённых стебельках, синие высокие колокольчики, круги белых и голубых ромашек.

И ещё множество других полевых цветов украшали эту благословенную землю, и всюду - наши любимые знаменитые сибирские жарки. Мы их называли огоньками, потому что они яркими волшебными огоньками полыхали в зелёной траве - аленькие цветочки. В некоторых местах, в горах, они сплошным ковром покрывают большие пространства - это потрясающее зрелище.

И всё это благоухало, источало нежнейшие ароматы, смесь которых опьяняла, ею невозможно было надышаться.

А стоило чуть перебежать через овражек на другую сторону от дома, как мы попадали в заросли ягодных кустарников. Ветви чёрной, красной, белой смородины гнулись под тяжестью гроздьев крупных, спелых, сладких ягод.

А жимолость! С той поры никогда больше я не видела и не едала таких терпких, сладко-горьких, больших, длиной в фалангу пальцев, брызжущих соком её ягод. Выродилась, измельчала.

Нетронутые леса и перелески звенели птичьими голосами, были полны благородных грибов: мокрых груздей, рыжиков, беляночек, подосиновиков, подберёзовиков. Целыми кадками деревенька засаливала их на зиму. Ели с лучком, с домашней сметанкой.

Три небольших речки кишели жирными карасями и маленькой рыбкой наподобие мойвы. Я любила рыбачить. Привяжу верёвочками решето к палке - и в воду. Минут через пять выдёргиваю - и на решете трепещет живое серебро. Сейчас я бы уже не стала этого делать: жалко.

Днём наша деревенька пустела. Взрослые уходили на работу, оставались только дети, предоставленные сами себе, с кошками, собаками, курами, горазды на всякие забавы. Двери в избы не запирались, заходи любой, но никто не думал об опасности, так как её тогда не было. Спокойствие, тишина.

Но однажды к нам пришёл волк. Вышел из ягодных кустарников и лёг по ту сторону овражка, положив голову на лапы. Он смотрел на нас, а мы на него со своей стороны. Полежал, посмотрел и убежал в лес.

Целыми днями мы бегали, жили среди этой красоты, наслаждаясь чистейшим воздухом, шелестом травы, цветов, листвы деревьев, не осознавая своего счастья.

Вечером, когда мама с папой возвращались домой с сенокоса, приносили оставшийся от обеда испечённый мамой в русской печи душистый хлеб, подавали его нам с сестрой и говорили: "Вот вам зайчик из леса гостинчик передал, угощайтесь".

С какой радостью я принимала этот "зайчиков" гостинец, с каким аппетитом его ела - таким вкусным он мне казался! А они, глядя на нас, улыбались. Мы искренне верили в это, как и в Бабу-ягу, и в Лешего, и боялись пугала на огороде - настолько были чисты и наивны.

Мы не ведали зла, обмана и лжи, росли и формировались, слившись воедино с природой, в полной гармонии с нею, и сами были её частичкой. Это была Шамбала.

С замиранием сердца вспоминаю я эту сказку. И однажды она пришла ко мне наяву.

У всего живого есть душа!

Начало 50-х годов. Середина лета. Стояли жаркие дни. В знойном воздухе жужжали шмели, летали голубенькие стрекозы, разноцветные бабочки, стрекотали в траве кузнечики, где-то вдалеке куковала кукушка, отсчитывая кому-то годы жизни, лёгкий ветерок ласкал своим прикосновением.

Всё живое купалось и нежилось в благодатном тёплом воздухе. Божественная блажь, тишина и покой, и лишь высоко-высоко, в безоблачном синем небе, над головой кружились жаворонки, радуя слушателей своим звонким завораживающим пением. Радость и восторг наполняли всё моё детское существо...

Не стало жаворонков... Не сберегли мы их. Остались только щемящие душу воспоминания. Никто никогда не увидит их и не услышит их звонкоголосое удивительное пение. Расскажет ли кто-нибудь о них нашим потомкам?..

Однажды, как обычно, мы, деревенские дети, играли, проводили долгие дни на лоне природы среди цветов, деревьев, наслаждаясь теплом, всей божьей благодатью.

И вдруг я незаметно для себя оказалась в окружении голубых ромашек. Не помню, кто и когда сказал мне, что если попросить о чём-то цветочек, то он исполнит твою просьбу. Неожиданно я громко, по-детски непосредственно и весело попросила одну ромашечку изменить свой цвет.

И - о неожиданное чудо! Её голубые лепесточки стали медленно розоветь от кончиков к чашечке, и через несколько секунд цветочек стал полностью розовым. Я была ошеломлена и потрясена: на моих глазах произошло настоящее волшебство.

Трудно передать, какие чувства я испытала в этот момент - глубокое удивление, страх, восторг, невероятность... У меня просто перехватило дыхание. Я стояла и смотрела на это чудесное преображение, задыхаясь от охвативших меня чувств, не в силах вымолвить ни слова.

Длилось это чудо недолго. Через секунду-другую цвет ромашечки начал возвращаться к прежнему: лепесточки постепенно голубели от центра к кончикам, и цветочек снова полностью стал голубым. Я смотрела зачарованная, растерянная, потрясённая, шокированная...

Когда я, наконец, пришла в себя, мне захотелось ещё раз увидеть это превращение. Я громко произнесла свои слова-заклинания. Реакция последовала, но не сразу. Я ждала это чудо, трепеща от волнения.

Постепенно, медленнее, чем в первый раз, слегка порозовели кончики лепестков, и очень медленно, плавно цвет дошёл только до их середины, на мгновение остановился и так же плавно, но уже быстро стал восстанавливаться.

Через несколько секунд ромашечка снова стала полностью голубой. Видимо, на большее у неё не хватило сил. Я не должна была злоупотреблять её отзывчивостью. Тогда я этого не понимала.

В моей детской душе вспыхнула горечь расставания, как будто от меня ушло навеки близкое, дорогое существо, и никогда больше я его не увижу. В торжественной тишине, отрешённая от всего окружающего, я смотрела на мою милую подружечку ромашечку.

И вот она такая же, как и прежде, ничем не отличаясь от своих сестрёнок, подружек - голубенькая, божественно чистая, нежная, и тёплый ветерок легонько колышет её.

Я стояла молча перед лицом великой природы, окончательно поражённая, и видела только хоровод таких же синих ромашек, среди которых она спряталась, и мне казалось, что они щебечут, перешёптываются между собой тоненькими, нежными голосочками, склоняясь головками к моим ногам.

И она как будто говорила мне: "До свидания! Я рада была с тобой познакомиться!" Моё сердечко бешено колотилось, готовое выпрыгнуть из груди, распираемой ураганом чувств.

"Она живая! Она живая!" - звенело у меня в голове. Она меня услышала, поняла и ответила! Она и все другие цветы, и трава, и деревья - всё, всё вокруг живое!

Они слышат нас, понимают и чувствуют, и могут открыть душу, ведь у всего живого и у растений есть душа, если к ним пришёл друг - добрый, искренний, чистый, как и они сами, вот только мы их не слышим и не понимаем.

Мы не слышим и не понимаем, что они кричат, когда их рвут, когда подходим к ним с топором, а они кричат - это уже доказано научно. Если б они могли громко кричать, а мы их - слышать, представляете, какой крик стоял бы в лесу, когда в лес вламываются хищники с пилами и топорами!

Где ты, человек с добрым сердцем?

Уже будучи взрослой, я жила в Красноярске недалеко от железной дороги и видела, как день и ночь один за другим несутся по рельсам составы с нашим лесом - вековыми соснами, пихтами, красавицами берёзами, даже исполинами кедрами.

Тук-тук-тук, тук-тук-тук... на запад... на запад... на запад... и на восток тоже. А нам и детям остались в лесу проплешины с пнями. Сердце кровью обливалось, глядя на эти мчащиеся составы.

Мужики! Не рубите свой лес, своё богатство, не продавайте свою Родину ни на Запад, ни на Восток! Дорожите ею, будьте гордыми. Оставьте всю эту прелесть своим детям. Что может быть прекраснее леса и всего, что там растёт, цветёт и живёт! Лес кормит и поит нас - это источник жизни.

Куда стремится человек после трудовой недели из душных, задымлённых каменных джунглей? В лес, на дачу, на природу, где так легко дышится, где в тишине и прохладе, где в красоте и чистоте отдыхают душа и тело, приходят светлые мысли и радостное настроение, где набираемся сил.

А потом мы тащим из него целые охапки цветов, чтобы через несколько часов бросить их на дорогу - увядших, измятых. И становится их всё меньше и меньше, и там уже, возможно, они никогда больше не вырастут, как уже никогда не возродятся жаворонки - чудо природы.

Мы жадно, подчистую выгребаем из леса ягоды, грибы, орехи, лекарственные и съедобные травы, ничего не оставляя животным - хозяевам леса. Им нечего есть, негде укрыться, рожать детёнышей.

Тайгу выжигают, вырубают, и идут они, бедняжки, те, что ещё как-то выжили, от голода к человеку за подаянием, за своим же, что оставил им Бог, когда распределял богатства на Земле. А человек встречает их пулями. Так горько, что хочется выть.

Поймите вы, что сегодняшнее, сиюминутное благосостояние в будущем обернётся большой бедой, катастрофой: не станет воды, кислорода в воздухе, погибнет всё живое, и тогда человек погибнет сам.

Ещё старые люди говорили: настанут времена, когда за чашечку воды будут отдавать целые состояния, в том числе и нажитые на вырубке леса. За гектары вырубленного леса ваши внуки, для которых вы так старались, выменяют только маленькую чашечку воды.

И их пророчества сбываются. Во многих местах уже вода в дефиците, её не хватает для нормальной жизни. Большие реки мелеют, пересыхают маленькие, исчезают ручейки и родники. Подземных вод тоже становится меньше. Уходит вода.

Не рубите сейчас сук, на котором сидите. Берегите нашего зелёного друга и всё живое в нём.

Никогда не забуду рассказ, прочитанный в далёкие годы. И автора уже не помню, как случайно в глухом лесу холодной зимой он наткнулся на умирающую косулю, не выдержавшую долгой зимой холода и голода.

Он очень осторожно, мягко, стараясь не напугать её, не потревожить, укрывал её от холода, приносил ветки, которыми косули питаются, другую еду. И постепенно она поднялась, вернулась к жизни. Ей помог человек с добрым сердцем, друг природы, а не враг с ружьём и топором.

Опомнитесь! Что вы делаете!

С тех давних пор минуло почти семьдесят лет, но бередят душу дорогие сердцу воспоминания далёкого, счастливого детства, куда неудержимо тянут тысячи невидимых нитей, куда так хочется вернуться хоть на часок и снова увидеть этот маленький рай на Земле.

Но нет больше моей деревеньки, моей милой малой родины, сравняли её с землёй урбанизаторы, и место заросло бурьяном.

Но однажды с оказией я отправилась посетить родные места, где когда-то кипела жизнь, где всё цвело и благоухало. И что же я увидела? По дороге справа и слева чернели безжизненные выжженные поля, ни зверька, ни кузнечика, ни шмелька, в пустынном небе - ни одной птицы, всюду мёртвая тишина.

Впечатление - самое гнетущее, удручающее... Во что превратили мою малую милую родину?! Была радость, теперь - боль души. И хочется завопить и воскликнуть, как в романе Л. Н. Толстого "Война и мир" - от вида усеянного трупами молодых здоровых мужчин на поле боя под Аустерлицем: "Люди, опомнитесь! Что вы делаете!"

Почему вы живёте не так, как жили ваши отцы и матери, бабушки и дедушки? Почему не сохранили, не сберегли эту красоту и богатство земли своим детям и внукам?

Неужели же будущие поколения увидят такое "далёко", какое увидела маленькая девочка, прибежавшая поиграть к реке. Она оказалась на захламлённом, замусоренном, вонючем от всяких нечистот берегу такой же замусоренной, зловонной, мутной от стоков реки, чертила палочкой по песку и пела о светлой детской мечте:

...Прекрасное далёко, не будь ко мне жестоко,

Не будь ко мне жестоко, жестоко не будь,

От чистого истока в прекрасное далёко,

В прекрасное далёко я начинаю путь.

Оторопь берёт от такого парадокса. Неужели от такого истока она начнёт свой путь? И какое же "прекрасное" далёко ей уготовано?

Люди! Прошу вас: берегите каждый кустик, каждую травинку, каждую животинку, каждый ручеёк, не пачкайте нашу красавицу планету Земля - это наш общий дом. Не наносите ей раны, пока она нас ещё терпит. Внушайте это своим детям.

Давайте оставим этой девочке чистую реку, живую, а не мёртвую планету, и подарим ей встречу с чудом, с каким я встретилась в моём далёком детстве.

Я слышала голос Вселенной

Однажды в один из таких золотых деньков мы, ватага деревенских ребятишек, отправились по ягоды на гору через речку недалеко от деревеньки.

Эта гора была усыпана клубникой. Мы рассыпались по полю по разным сторонам - глаза разбегались. С какого круга начать: всё краснело от спелых, душистых, сладких ягод. Горстями мы отправляли их себе в рот, уплетая за обе щеки эти щедрые дары лета, но и вёдра быстро наполнялись.

Увлёкшись этим процессом, незаметно я оказалась одна на краю ягодного поля. Небо было бездонным, синим и безоблачным, нигде ни облачка, полная тишина. Вдруг откуда-то издалека, от линии горизонта с западной стороны послышался какой-то гул, постепенно он нарастал, усиливался и распространялся по окружности горизонта кверху под купол небосвода.

Он шёл отовсюду, со всех сторон, мощный, протяжный, приглушённый, как будто исходил из груди огромного, могучего великана. Я испугалась. Вокруг никого, я одна посреди чистого большого поля - и этот невидимый могучий, осязаемый голос-звук.

Он окутывал меня со всех сторон. Мне стало очень страшно. Я обхватила себя ручонками, сжалась вся в комочек, как будто хотела спрятаться от надвигающегося на меня чудовища.

Подхватив ведро, я бросилась бежать поближе к ребятам. Они как ни в чём не бывало рвали и ели клубнику. Я ничего не стала им рассказывать: не хотелось, я была испугана, мне было тяжело.

Прошло много лет. И как-то по радио шла научная передача. К сожалению, я услышала только её конец, когда учёный произнёс фразу о том, что существует голос Вселенной. И это помогло мне дать определение этому феноменальному явлению, с которым мне не по возрасту довелось столкнуться.

Да, я слышала голос Вселенной.

Галина. Красноярск. ОТ РЕДАКЦИИ. Автор попросила оставить при публикации только имя, без фамилии.



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:
КРАСНОЯРСК СТАНЕТ МИРОВЫМ
Глава Красноярска Сергей Ерёмин сделал ряд программных заявлений о приоритетах развития краевого центра в 2019 году.

ДЕТИ, В ШКОЛУ СОБИРАЙТЕСЬ!
С сегодняшнего дня начинается запись детей в первые классы, в том числе трёх новых школ города Красноярска.

КОРОТКО
* * *








Архив

Гидрометцентр России



Rambler's Top100







© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork