В ПОИСКАХ СПРАВЕДЛИВОСТИ
События, происходившие в советские времена, когда компартия была и руководящей, и направляющей силой, привели меня, законопослушного человека, к уголовной ответственности.

Об этой истории "Красноярский рабочий" рассказал в материале "Дело о хищении: 30 лет спустя", опубликованном 29 марта 2017 года.

Всё это случилось со мной в 1986-м. Речь шла о хищении бюджетных средств на Игарском комбинате коммунальных предприятий, где я работал заведующим гаражом. В результате ревизии были выявлены большие нарушения в финансовой деятельности, выразившиеся в злоупотреблении, растрате, присвоении и так далее.

Основным виновником оказался руководитель предприятия Л. Г. Дудоладов, который производил незаконные выплаты, в том числе сторонним организациям. Прокурор Игарки С. С. Кузнецов направил в Игарский городской Совет представление о лишении его депутатских полномочий и даче согласия на привлечение к уголовной ответственности. И такое согласие было получено.

Расследование дела проходило под завесой тайны. Это породило различные слухи и домыслы. Будучи председателем группы народного контроля, я решил встретиться с первым секретарём горкома партии А. В. Ходоском, чтобы прояснить существо дела и попросить донести содержание акта ревизии до коллектива.

Встреча не отличалась доброжелательностью, проходила в обстановке нервозности. Секретарь заявил мне: "Работать там не будете. Слишком честный, проверим вашу честность". На том разговор завершился. А следом была дана установка правоохранительным органам - найти хоть три рубля и осудить Никитина.

Столько лет я проработал - ни одного взыскания, в трудовой книжке только благодарности и записи о почётных грамотах, премиях. Всё это не так просто, ведь приходилось выполнять поставленные задачи в тяжёлых северных условиях, обеспечивать водой население города, предоставляя услуги при отсутствии водопроводной и канализационной систем.

Я был благодарен коллективу, который с большим пониманием относился к своей работе, сохраняя закреплённую технику в хорошем состоянии, благодаря чему она служила по десять и более лет.

За время моей работы на предприятии не было случаев травматизма и ЧП. Строгое соблюдение техники безопасности и правил пожарной безопасности позволяло нам избежать такого бедствия, как пожар. В то время из-за людской халатности в городе сгорели более десяти гаражей, государству причинён большой ущерб...

Несмотря на это, правоохранительная машина заработала на полную мощь. Без решения суда следователь В. Г. Суворов наложил арест на имущество, денежные вклады мои и моей жены, хотя средств там был мизер. Изъятый автомобиль ГАЗ-69 ушёл своим ходом, а позднее, при возврате, его притащили на буксире, поскольку он был разукомплектован.

Меня обвинили в казнокрадстве. Факт возбуждения уголовного дела широко обсуждался в коллективе. В. Г. Суворову необходимо было представить доказательства, и он это сделал по наводке Л. Г. Дудоладова.

В нарядах на строительство забора, им же составленных, стояли мои подписи о приёмке выполненных работ. При этом было выявлено завышение объёмов: стойки забора вместо 50 сантиметров оказались 30-сантиметровыми. Эту разницу трактовали как присвоение или хищение, подведя под статью Уголовного кодекса.

Добытые материалы направили в суд, до этого бюро ГК КПСС исключило меня из членов партии. Суд рассмотрел представленные следователем улики, но не нашёл моей вины. Дело было направлено на доследование.

Возня продолжалась, накопали ещё три эпизода, сверстали всё и вторично направили в суд. Итого по пяти обвинениям сумма присвоения составила 450 (четыреста пятьдесят) рублей. Суд рассмотрел дело вторично и опять, не найдя моей вины, направил его на доследование.

Я написал на имя прокурора Игарки С. С. Кузнецова жалобу по поводу организованных против меня гонений, в том числе в виде инициирования условного преследования с использованием формального повода. Главной целью было - опорочить, унизить меня, подорвать репутацию, замарать доброе имя.

Будучи под следствием, Л. Г. Дудоладов своим приказом освободил меня от должности заведующего гаражом с мотивировкой: за создание негативного морально-психологического климата в коллективе.

Прокурор города на жалобы не реагировал, направляя их лицам, на кого я жаловался. Те, в свою очередь, отправляли бюрократические отписки. Например, начальник ГОВД Игарки Н. В. Чайкин не нашёл в действиях В. Г. Суворова нарушений закона.

И так продолжалось длительное время, пока моё заявление не дошло до краевых органов. Краевая прокуратура и следственный отдел признали факты убедительными и приняли решение освободить В. Г. Суворова от следственных дел, Н. В. Чайкину объявили выговор, прокурору Игарки указали на слабый контроль за ведением следствия.

Для окончательного принятия решения по моему уголовному делу из Красноярска был направлен следователь А. А. Михайлов, который закрыл дело за отсутствием состава преступления.

Эта тяжба длилась более года. Добиваясь справедливости, я испытал огромное давление со стороны чиновников. Организм не выдержал таких нападок, я слёг в больницу с диагнозом "язва двенадцатиперстной кишки". Продолжительность лечения составила сорок дней. Для контроля необходимо было выезжать в краевую больницу, но препятствием оказалась подписка о невыезде.

Что касается Л. Г. Дудоладова, то приказом начальника краевого управления коммунальных предприятий Песегова он был снят с должности и переведён на другую работу. Уголовное же дело в отношении его закрыли по нереабилитирующим основаниям. Что это значит, пояснить не могу.

Обвинения, предъявленные мне, принесли и мне, и нашей семье большие страдания, стыдно было перед знакомыми, родными и близкими. До сих пор приходится оправдываться, доказывая свою невиновность. Противозаконные действия правоохранителей и чиновников причинили огромный материальный и моральный вред.

Государство меня наказало хотя бы тем, что не была выплачена премия за два последних квартала и 13-я зарплата по итогам года. Основанием явилось привлечение меня к уголовной ответственности. Попытки вернуть потери через суд успеха не принесли. Решение Игарского суда я не получил: якобы все документы сгорели.

Я обращался в прокуратуру края с вопросом, как вернуть потери при таком сроке давности. Оказалось, это возможно, необходимо представить доказательства в суд с подробным пояснением фактов причинения мне морального вреда в связи с незаконными действиями правоохранительных органов при ведении уголовного дела.

Вред, причинённый гражданину незаконными действиями, срока давности не имеет. Появилась надежда на положительный результат. Я написал заявление в Советский районный суд, ответчиком значилось министерство финансов Красноярского края.

Моё заявление долгое время не рассматривалось, откладывалось три раза, с января 2014-го по декабрь 2015 года. Рассматривая, наконец, мои требования, суд не нашёл конкретных лиц, виновных в причинении морального вреда, не усмотрел вины. Все доказательства, приложенные к заявлению, по всей видимости, были утеряны.

И не случайно судья С. В. Мороз вынуждена была из представленной мною папки оригиналов, которые предназначались для сличительной процедуры, вынуть лишь одно доказательство - ответ начальника ГОВД Игарки Н. В. Чайкина, в котором тот защищал своего подчинённого.

Судебный процесс длился не более пяти минут. За это время мне как истцу не было задано ни одного вопроса. Какими соображениями руководствовалась судья, можно только догадываться.

Подобную спешку объясняют большой загруженностью. Председатель совета судей Красноярского края Виктор Федоренко пояснил в одной из газетных статей, что в суде Советского района у каждого судьи в производстве одновременно находятся 400-500 дел.

Но и при этом я считаю, что спешка при рассмотрении любого дела недопустима. В моём случае не были изучены в полном объёме доказательства, поэтому решение, принятое судом, можно считать недействительным (статьи 55, 59-61, 67 ГПК РФ). В его мотивировочной части нет доказательств, на которых основаны выводы.

Моё обращение в краевой суд ни к чему не привело - решение оставлено без изменений. Лично я нисколько не сомневаюсь в нарушении своих конституционных прав, тем более что было представлено множество доказательств, которые дают право на возмещение вреда, причинённого незаконными действиями органов государственной власти и их должностных лиц.

Надеюсь на помощь юристов, адвокатов, которые откликнутся на газетную публикацию. Может быть, мы вместе добьёмся справедливости.

Семён НИКИТИН. Красноярск.



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:
НАСКОЛЬКО СИБИРЬ ДИНАМИЧНА?
Оргкомитет Красноярского экономического форума определился с датой его проведения, он состоится 28-30 марта 2019 года.

ПРОДУКЦИЯ "ЗАРИ" ЕДЕТ В МОНГОЛИЮ
Очередная партия куриных яиц красноярской птицефабрики "Заря" отправлена монгольским потребителям.

ПРИ ВЗРЫВЕ ПОСТРАДАЛИ ДЕТИ
В среду, 21 ноября, в посёлке Новокаргино Енисейского района в частном жилом доме взорвался котёл парового отопления.








Архив

Гидрометцентр России



Rambler's Top100







© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork