ПОДВИГ ПОСЛЕ ПОБЕДЫ
Егор Николаевич, самый старший из Федосеевых, служил в линейном отделении милиции на станции Иланской, его сын Александр Егорович более 25 лет проработал в следственных органах МВД, а внук Вадим Александрович сегодня - начальник полиции отдела МВД "Бородинский".

Война в своём тылу

Верность долгу, авторитет профессии, уважение к службе - эти слова для Федосеевых значат многое, если не всё. А быть другими они не могут. У младших всегда перед глазами пример их легендарного деда - ветерана Великой Отечественной войны, участника Советско-японской войны, настоящего пограничника.

Егор Николаевич - живая легенда. Родился он в 1927 году в Тасеевском районе, став третьим ребёнком в большой семье. Отец был мастером столярного дела, а мама - простой домохозяйкой. К труду Егор, как и все мальчишки в те годы, был приучен с младых ногтей, а когда началась война, работал в колхозе наравне с взрослыми.

Великая Отечественная горьким эхом отозвались уже на второй год. Старший брат Егора, Александр, погиб весной 1942-го, по воспоминаниям родных, в Ржевской операции. В том же году на фронте был тяжело ранен отец. К счастью, он выжил и после госпиталя вернулся домой. Уже навсегда.

В конце 44-го пришёл черёд Егора. Его определили в пограничные войска, что считалось большой удачей. Зелёные фуражки всегда пользовались любовью и уважением народа.

Курс молодого бойца пролетел быстро, на него отводилось всего 1,5 месяца. Но за это время Егор в совершенстве овладел воинской профессией автоматчика. И это потом, на Дальнем Востоке, спасёт ему жизнь.

Но сначала была Западная Украина. В составе пограничных войск НКВД Егору и его товарищам предстояло участвовать в охране тыла Красной армии. Так звучало официальное название, на деле же это была масштабная военная операция по уничтожению хорошо организованного сопротивления.

- Бандеровцы тогда вели себя нагло,- вспоминает Егор Николаевич.- На их счету уже было немало успешных для них столкновений с войсками НКВД, да и перевес сил с нашей стороны был не такой существенный - надо помнить, что армия ушла далеко на запад. Мы воевали в тылу. В своём тылу.

Где он получил боевое крещение, Егор Николаевич точно сказать не может. Это был небольшой хутор, в котором, по оперативной наводке, должны были находиться бандиты. Однако подобраться незамеченными у пограничников не получилось, завязалась перестрелка. Бой был скоротечным, но ожесточённым.

В конце концов остатки бандеровцев забились на крышу одного из домов и оттуда отчаянно отбивались. Помогла смекалка командира. Он пустил в соломенную крышу сигнальную ракету. Дом вспыхнул как спичка, и вскоре бандиты запросили о пощаде.

На Карафуто!

Как ни велико было желание у Егора и его товарищей-пограничников добить банды бандеровцев, сделать это, к сожалению, не удалось - судьба распорядилась по-своему.

Борьба с украинским подпольем будет продолжаться ещё несколько лет, а весной 1945 года, после сокрушительного поражения Германии, на мировой повестке стоял другой важный вопрос - борьба с милитаристской Японией.

Пограничников погрузили в товарные вагоны и повезли к крайней точке на материке - Советской Гавани. Везли через всю страну, мимо родных мест. Егор Николаевич никогда не забудет, как щемило сердце, когда поезд, который вёз их на новую войну, останавливался на знакомых и таких родных вокзалах...

На Северный Сахалин пограничников переправили на катерах под прикрытием подводных лодок за пару месяцев до начала боевых действий. Обычно хмурый, туманный остров встретил бойцов солнечной погодой. И удивительными природными картинами. Величественными сопками, удивительно синей, как лепестки самых красивых васильков, водой в открытом море.

В таком месте трудно было не забыть о предстоящей войне. Трудно не полюбить жизнь.

Но война была рядом. Граница, которая проходила ровно по 50-й параллели, была превращена японскими военными в неприступную крепость. Бетонные бункеры на сопках, с прекрасной зоной обстрела. Земляные валы. Противотанковые рвы. Минные поля и колючая проволока по периметру...

Японские города префектуры Карафуто (так называли японцы Южный Сахалин) также оказались хорошо укреплёнными. Не менее серьёзной преградой были японские солдаты - о них ходила слава как о непревзойдённых воинах, готовых без раздумий отдать свою жизнь во имя Империи. И Егору Николаевичу вскоре в этом удалось убедиться.

Огненная линия

В первый же день войны сибиряк и его товарищи наткнулись на отчаянное сопротивление, достойное эпических сказаний о самураях. В этом бою Егор был ранен. Впервые за всё время. И чуть не получил Звезду Героя Советского Союза...

События разворачивались в районе наиболее укреплённой линии Котон, где отряд пограничников был встречен плотным пулемётным огнём противника. Интенсивность была настолько плотной, что наши бойцы залегли и не могли поднять головы.

Первый боец, посланный с гранатами к доту, так и не дошёл до цели - никто не знал, ранен он или убит. В общем, положение было критическим. Кто-то должен был стать следующим.

- Командир мне сказал: "Как только пулемёт замолкнет - беги, мы тебя прикроем,- вспоминает Егор Николаевич.- Начнёт работать опять - ложись. Замолкнет - беги. Так, перебежками, бог даст, и доберёшься".

Добрался. Пять раз пришлось ложиться под свинцовым дождём и пять раз вставать - всё это было очень непросто.

В двадцати метрах от дота он случайно наткнулся на своего раненого товарища, но времени на перевязку не было. Молодой пограничник забрал у него гранаты и сделал последний рывок.

- И вот я вижу дот, вижу ручейки от "трассеров",- рассказывает ветеран.- Никаких эмоций, раздумий, делаю всё так, как учили. Чётко, с расстановкой. Две гранаты - и пулемёт замолк, из дота повалили клубы чёрного дыма. Не успел я дать волю эмоциям, как пулемёт снова заработал. Другой, ручной. Уже из траншеи. Тут-то и пригодились гранаты раненого товарища. Я повторил броски. Раздались три взрыва, и я с автоматом наперевес нырнул в траншею.

В этот момент Егора Николаевича отбросило взрывной волной от прилетевшей мины. Очнувшись, он понял, что находится на дне вражеского окопа. В следующее мгновение увидел бегущего на него японца - в руках его блестела сабля. Пограничник быстро оценил ситуацию и нажал на спусковой крючок ППШ. В японца "ушёл" почти весь магазин автомата, и тот упал мёртвым прямо на Егора...

Укрепление было взято, а через несколько часов к Федосееву в медсанчасть забежал на несколько минут командир, обнял молодого солдата и сказал:

"Спасибо, сынок! Век не забуду, ты сегодня стольких ребят спас! Выздоравливай, а завтра я напишу рапорт о присвоении тебе звания Героя Советского Союза".

- Но героем я так и не стал,- говорит Егор Николаевич.- Командир погиб в тот же вечер. Жаль. Хороший был человек. Настоящий смельчак.

Героями становятся

В госпитале Егор Федосеев задержался всего на четыре дня. С боями он прошёл до юга Сахалина, готовился в составе объединённого десанта к броску на Хоккайдо - самому северному острову современной Японии. Но приказ так и не был отдан. Противник к тому моменту уже капитулировал.

На острове Егор Николаевич пробыл ещё 6 лет - служил старшиной на пограничной заставе "Шахтёрск". Именно на её месте - японском порту Торо - высадился прибывший с материка десант морских пехотинцев, ознаменовавший вторую фазу освобождения Сахалина.

После демобилизации, в 1951 году, Егор Николаевич вернулся в Красноярский край, надолго обосновавшись в Заозёрном. Здесь он встретил свою любовь - Анну Павловну. Здесь создал семью и 20 лет прослужил в органах внутренних дел.

Легендарный пограничник был всегда примером не только на службе, но и в стенах родного дома. В апреле он отметил своё 91-летие. В этот день его поздравляли дети - сын и дочь, 5 внуков и 7 правнуков.

Впереди у Егора Николаевича ещё один праздник - 100-летие погранвойск. В эти майские дни он обязательно наденет свои медали "За боевые заслуги", "За победу над Германией" и "За победу над Японией". Пожелаем ему здоровья и хорошего настроения.

Егор Николаевич Федосеев служит примером не только для своих родных, он пример для всех нас. И ничего, что не получилось тогда со званием Героя Советского Союза. Героев вообще-то не объявляют, ими становятся.


Юрий ЗАКАВРЯШИН. Заозёрный.



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:
ГЛАВОЙ УЯРА СТАЛ ЭКС-НАЧАЛЬНИК ПОЛИЦИИ
Депутаты Уярского горсовета избрали нового муниципального главу, доверив этот пост Валерию Прищепко.

ТАЙНЫ ТУНГУССКОГО МЕТЕОРИТА
В Красноярске началась подготовка к проведению международной научной конференции по изучению Тунгусского феномена, приуроченной к 110-летию падения космического тела в эвенкийской тайге.








Архив

Гидрометцентр России



Rambler's Top100







© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork