УРЯДНИК ЕВСЕЙ ЕРМОЛАЕВ ВНОВЬ ВОЮЕТ С БАСУРМАНАМИ!
В нынешнем марте Красноярск едва не лишился окончательно двух деревянных строений на улице Перенсона в старой части города, хотя они имели общеизвестную историческую и архитектурную ценность.

Однако в бывшей казачьей усадьбе 8 марта всё-таки приступила к работе тяжёлая техника, способная в одночасье всё сравнять с землёй. Завершить начатое ей не дали общественники и правоохранители.

Владелец деревянных домов в историческом городском квартале, приурочивший эту "акцию" к выходным в честь женского праздника, тем самым рассчитывал на то, что погрузившиеся в приятные заботы красноярцы не заметят превращения в руины изношенных, но всё ещё живых домов на улице Перенсона.

К счастью, расчёт не оправдался. Используя военную лексику, можно сказать, этот бой не был проигран - однако сражение за то, чтобы деревянные постройки, прошедшие испытание временем, огнём, экскаваторным ковшом, остались не только на фотографиях и рисунках нашего знаменитого земляка Василия Ивановича Сурикова, но и на территории нынешнего Красноярска, всё ещё продолжается.

Ситуацией вокруг дома учителя Д. Д. Мацвеева (Перенсона, 32) и дома казачьего урядника Е. К. Ермолаева (Перенсона, 34) заинтересовались в краевой прокуратуре. Надзорный орган вместе со службой по государственной охране объектов культурного наследия края проводят работу по установлению историко-культурной ценности зданий, проверяют все принятые ранее документы. Среди последних, утверждают красноярские эксперты, есть подложные - выгодные тем, кто хотел бы видеть в историческом центре Красноярска не "памятники старины глубокой", а исключительно очередной торговый центр или офисное здание, из которых можно "качать" доходы.

- С нынешними владельцами зданий мне приходилось беседовать и убеждать ничего не сносить. Один говорил: да, я согласен. Более того, даже планировал обувную мастерскую в одном из домов. Но всё это только на словах, а на деле вышло то, что мы наблюдаем сейчас,- разрушение. Земля сегодня - товар, а всё, что сверху,- это обременение к земле. Но участок под зданиями, которые мы пытаемся сохранить, не принадлежит их владельцам, он был у них в аренде под домами, фактически уже уничтоженными как жилые помещения. И землю можно изъять как выморочное имущество. Повторяю, собственникам принадлежали только доли в квартирах, прав на землю у них нет,- утверждает защитница прошлого Красноярска, архитектор, кандидат философских наук Ольга Баркова.

Нарушения законодательства об охране культурного наследия народов РФ усмотрела и краевая прокуратура в ходе обследования в феврале зданий на улице Перенсона. В чём они выражались? "В демонтаже конструкций объектов, обладающих признаками объектов культурного наследия, а также неисполнении обязанности незамедлительной приостановки изыскательских, проектных, земляных, строительных, мелиоративных, хозяйственных работ",- вот так определён характер нарушений в размещённом на сайте краевой прокуратуры официальном сообщении от 12 марта этого года.

Более того, месяцем раньше, 12 февраля, в адрес владельца исторических зданий, физического лица М. А. Баранова краевая служба по государственной охране объектов культурного наследия направила предписание с требованием незамедлительно прекратить все работы. Однако, несмотря на это предупреждение, 8 марта был предпринят очередной штурм двух деревянных строений в Казачьем квартале, напоминающих стойких оловянных солдатиков из известной сказки. По всему видно: тем, кого де-юре называют собственниками построек, хочется поскорее расквитаться с обременительным "хозяйством".

В ситуацию решили вмешаться и депутаты. В Красноярском горсовете под председательством спикера Татьяны Казановой прошло рабочее совещание, посвящённое обострившейся проблеме. Звучали разные мнения и предложения о настоящем и будущем двух оставшихся зданий на улице Перенсона, с которыми связана история енисейского казачества. В итоге приняли решение о создании специальной комиссии для проверки документов владельца строений и возможного застройщика. С таким предложением выступил депутат горсовета Валерий Ревкуц, напомнивший собравшимся, что подобным имуществом в Красноярске управляет мэрия.

- Администрация города, на мой взгляд, обязана проверить правовые основания у тех людей, которые объявляют себя собственниками земли и помещений, а также их право на снос. У нас в краевом Минкульте есть департамент, отвечающий за охрану памятников истории и архитектуры, есть архитектурное сообщество, утверждающее, что эти помещения относятся к категории памятников. Если собственник законно сносит здания, значит, надо ему не мешать. Если же это противоречит документам и нормам, значит, нужно пресечь и привлечь к ответственности лиц, которые этому содействуют или бездействуют,- сказал Валерий Александрович, попросив занести его слова в протокол.

Так что многое в нынешней непростой истории с сохранением деревянного архитектурного наследия Красноярска зависит от решительных мер городской администрации и городского парламента. Пока у патриотически настроенных и неравнодушных горожан окончательно не лопнуло терпение.

А то ведь известный красноярский художник-новатор Василий Слонов не далее как в минувшие выходные своим перформансом с публичной казнью "пятой точки чиновника" (местом проведения которого стала территория бывшей усадьбы урядника Евсея Кузьмича Ермолаева) напомнил о широко применяемой казаками публичной порке против лихоимства и прочих нарушений "обчественного порядка". Говорят, действенная была мера.

Мнение архитектора

Казаки строили на века!

Катерина ГЕВЕЛЬ, архитектор, член Союза архитекторов России, заведующая сектором архитектурного наследия междисциплинарной научно-исследовательской лаборатории Сибирского федерального университета:

- Деревянные дома на улице Перенсона находятся в зоне охраны культурного наследия и были разрушены незаконно, поскольку не были получены разрешения краевой службы по охране объектов культурного наследия, не проводилась обязательная в таких случаях археологическая экспертиза. Ведь речь идёт об очень ценной посадской территории, Казачьем квартале в историческом центре Красноярска,- и она по-прежнему находится во владении города.

И, представьте, теперь гости краевого центра видят эти руины и пепелище! Это война? Но с кем? А как объяснить такое небрежение к памяти нашего города - форпоста русского мира, который героически защищали казаки и от которого на стрелке Енисея и Качи ничего ныне не сохранилось с острожных времён для нынешних поколений красноярцев? У наших детей будет провал во времени... Убеждена, что разрушенные дома, эти выявленные с 1980-х годов памятники архитектуры, часть истории Красноярска, должны быть восстановлены по закону.

Там осталась четвертушка верхнего этажа полукаменного дома. Казаки ведь правильно строили, чтобы защититься от таких вот Барановых и на случай всевозможных пожаров. Если дом разрушался, то оставался кирпичный подклет, на котором можно было возвести хороший, высокий бревенчатый жилой этаж (подклет - нижний хозяйственный этаж, а над ним уже строились жилые горницы, светёлки и спальни).

Так вот, "четвертушка" сохранилась, есть прекрасный пример тёса XIX века и даже угловые "лопатки" (они закрывали выпуски мощных брёвен венцов сруба) с резными стамесочными желобками. Это ценно и красиво для тех, кто понимает. Всё было сделано в своё время очень качественно... К тому же, повторю, казачий дом находится в зоне охраны объектов культурного наследия Красноярска, расположенных вдоль улицы Ленина и связанных с памятью Василия Ивановича Сурикова.

Казаки же люди служивые были, и часто их вместе с семьями отправляли в другие города края. Вот и Суриковы жили в Сухобузимском, а будущий художник обитал в этот период у своей тётушки в старинном доме под крутой кровлей на улице Марковского. И ходил на учёбу как раз мимо этого Казачьего квартала каждый день. Его акварели, рисунки казачьих домов родного города сохранены во многих музеях России, а на родине всемирно известного живописца эти исторические строения жгут и разрушают.

Мнение общественника

Сохранить, нельзя снести!

Андрей ГРИШАКОВ, член совета Общественной палаты Красноярска, журналист:

- Почему сегодня вообще идёт спор - стоит ли считать памятниками нашей культуры дома, которым по 200 лет и которые к тому же уникальны в архитектурном отношении? Вдобавок в них жили люди, которых можно назвать основателями Красноярска.

Мне кажется, тут не должно быть сомнений. Уверен, чем больше таких домов будет сохранено, тем больше добрых слов нам скажут потомки.

Должен сказать, что небывалый подъём таких настроений среди красноярцев мы, общественники, заметили после ухода из жизни архитектора-реставратора, ярого защитника деревянного зодчества Сибири Евгения Зиновьевича Гевеля.

Помню, он позвонил мне поздно вечером 7 февраля в нынешнем году, негодовал по поводу сноса деревянного дома N 30 на улице Перенсона. И так получилось, что уже на следующий же день, 8 февраля, этого человека большой внутренней культуры не стало. Дело его жизни сегодня продолжают ученики, коллеги, друзья, просто неравнодушные люди, воспринявшие разрушение исторических построек в центре краевой столицы как сигнал к активным действиям.

Сегодня к нам в Общественную палату обращаются многие неравнодушные горожане с просьбой разобраться в ситуации с разрушением домов-памятников. Мы создали общественную рабочую группу под названием "Красноярское наследие" и провели уже большое совещание с участием представителей краевого министерства культуры, прокуратуры, реставраторов, архитекторов, казачества, где все в один голос заявили, что дальше так продолжаться не может, и на защиту Казачьего квартала на улицах Перенсона - Марковского пора подниматься всем миром! В выражении "Сохранить, нельзя снести!" запятая должна оставаться именно там, где стоит сейчас.

И ещё хочу поделиться одним наблюдением: вот уже несколько недель я вижу, как история с разрушением красноярской старины объединяет моих земляков, пробуждает в них самые лучшие черты нашего национального характера. А это и гордость за свою историю, и трепетное отношение к памяти своих предков, и истинный патриотизм, который проявляется в искренней любви к родному городу и всему краю.

Точка зрения

Рушим не дома - память

По мнению заведующего отделом краевого краеведческого музея Ильи Куклинского, 95 процентов старого Красноярска уже уничтожено. О том, почему так происходит, он рассказал "Красноярскому рабочему".

- Илья Владимирович, надо признать, что оба деревянных здания на улице Перенсона представляют собой грустное зрелище, однако общественность не теряет надежды не только спасти их от варварского уничтожения, но и восстановить. Это действительно возможно?

- Я считаю, что их обязательно нужно восстанавливать. Это же был настоящий исторический квартал, где из построек остались сейчас лишь два последних дома, находящихся по адресам Перенсона, 32 и 34.

Причём у нас есть пример восстановления Дома Цукерманов на улице Ленина, где сейчас находится Литературный музей имени В. П. Астафьева. Это здание тоже было в очень плохом состоянии, видоизменённое,- но на основе фотографий, документов удалось его восстановить. Есть другой пример - музей-усадьба Геннадия Васильевича Юдина. Это деревянное двухэтажное здание тоже было видоизменено, перестроено, и когда его восстанавливали, часть венцов просто заменили на новые и придали дому первоначальный вид.

- То есть шансы отстоять наиболее ценные фрагменты исторического архитектурного портрета Красноярска всё-таки есть?

- Я считаю, да, есть. Если мы не будем пытаться делать это, просто безвозвратно всё потеряем. Мы ратуем за сохранение обоих зданий, поскольку историческая ценность и Дома Мацвеева, и Дома казачьего урядника Ермолаева очень велика.

- Почему оба эти памятника старины оказались за рамками охранных документов?

- Проблема в том, что в своё время была сделана подложная, по нашему мнению, экспертиза какими-то специалистами из Ярославля, которые не приезжали в Красноярск, ничего не видели, но при этом утверждали, что на данном участке нет никаких исторически ценных зданий. "Благодаря" их вердикту эти дома и попали в такие, увы, ненадёжные руки.

- Что говорят историки о дальнейшем использовании объектов в случае, если их всё-таки удастся восстановить?

- Дом Ермолаева - последнее дожившее до наших времён здание, связанное с казачеством. Прежде их здесь было много - и домов, и усадеб, но сейчас ничего не осталось. Представители Енисейского казачьего войска предлагают разместить в нём свой музей, совет ветеранов. Они высказывали эту мысль на одном из заседаний городской Общественной палаты.

Считаю, что нужно подходить максимально трепетно к каждому такому дому, потому что 95 процентов старого Красноярска уже уничтожено. Каждый оставшийся дом надо подробно проанализировать, изучить его историю. Эти участки старого Красноярска должны стать местом притяжения для горожан, чтобы там были скверы, кафе, сувенирные лавки. Нужна организация, которая бы курировала эти постройки в центре города. Историки, краеведы помогли бы собрать информацию о домах, превратить их в такие мини-музеи.

В Европе сохраняют здания XII-XIII веков, в Армении - средневековые церкви, а у нас постройки XIX столетия считают... бараками.

Нина СЕЛИНА.




ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:







Архив

Гидрометцентр России



Rambler's Top100







© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork