НЕ БОЛЬНИЦА, А СПЛОШНАЯ БОЛЬ
9 октября 2015 года моя 60-летняя супруга Людмила Ивановна почувствовала недомогание в связи с простудой и обратилась в поликлинику по месту жительства к участковому врачу-терапевту Александру Нестерович.

Шаг от простуды до смерти

По результатам осмотра было выписано направление на стационарное лечение с диагнозом "бронхиальная астма". С 9 октября жена находилась на лечении в Большемуртинской районной больнице под наблюдением лечащего врача Юлии Скаскевич.

В первые дни пребывания в стационаре, со слов супруги, наблюдалось улучшение её самочувствия. Она сообщила мне, что ей назначили "Эуфиллин" и гормональные препараты внутривенно.

Однако утром 15 октября, примерно в 9 часов, Людмила Ивановна позвонила мне и попросила прийти к ней. Она сообщила, что после капельницы появились сильные боли в правом боку, начало отдавать в спину.

Когда я пришёл в больницу, ей делали рентгеновские снимки. Она уже не могла самостоятельно передвигаться, я помог ей дойти до палаты. На мои вопросы о самочувствии жены врачи ничего не отвечали. Юлия Скаскевич сообщила, что за состоянием больной будут наблюдать.

В течение всего дня жене ставили капельницы, вечером её самочувствие ухудшилось, были сильные боли. При этом врачей с ней в это время не оказалось. Скаскевич, которая должна была дежурить, ушла из больницы в 17 часов, оставив пациентку без присмотра.

Утром 16 октября мне сообщили, что ночью супругу перевели в реанимацию. В связи с резким ухудшением состояния, около 12 часов врачи приняли решение направить её на реанимационной машине скорой помощи в Красноярскую краевую больницу.

Примерно в 11 часов 17 октября, дозвонившись до краевой больницы, я узнал о том, что Людмилы Ивановны не стало.

По факту скоропостижной смерти супруги я обратился с заявлением в прокуратуру Большемуртинского района. Вскоре страховая компания "Медика-Восток" провела экспертизу качества оказания медицинской помощи Людмиле Ивановне Петренко.

Эксперт В. И. Загилов выявил многочисленные нарушения со стороны врачей Большемуртинской райбольницы. Отмечено ненадлежащее выполнение диагностических и лечебных мероприятий в соответствии с порядком оказания медпомощи, приведшее к риску прогрессирования заболевания и ухудшению состояния здоровья.

Была недооценена степень тяжести, флюорографическое исследование органов грудной клетки выполнено в одной проекции. Не организовано круглосуточное динамическое наблюдение, своевременно не диагностирована пневмония, что привело к резкому ухудшению состояния больной. Не назначена своевременно активная антибактериальная терапия. Перевод в краевую клиническую больницу произведён с опозданием.

После получения экспертного заключения, 21 марта 2016 года я подал в Сухобузимский межрайонный следственный отдел заявление о привлечении виновных к уголовной ответственности по факту ненадлежащего и несвоевременного оказания медицинской помощи, повлёкшему смерть Людмилы Ивановны.

В Большемуртинский районный суд было подано исковое заявление к райбольнице о возмещении ущерба. В ходе рассмотрения дела суд назначил судебную медицинскую комплексную экспертизу. Её проведение было поручено новосибирскому ООО "Международное бюро судебных экспертиз, оценки и медиации".

И вновь были выявлены дефекты оказания медицинской помощи Л. И. Петренко, установлена причинно-следственная связь между ними и смертью. Как отметили эксперты, при своевременном и надлежащем диагностировании заболевания и оказании качественной медицинской помощи врачами КГБУЗ "Большемуртинская районная больница" имелась реальная возможность избежать смерти Людмилы Ивановны.

В ходе первых двух судебных заседаний главный врач Большемуртинской больницы Олег Пятков заявлял, что нет никаких оснований для привлечения лечащего врача Скаскевич к дисциплинарной ответственности. Мол, выявленные экспертизой нарушения качества и своевременности оказания медицинской помощи не свидетельствуют о её вине.

Никакого расследования, в принципе, и не проводилось. И только после вопроса судьи о результатах служебного разбирательства, уже в ходе третьего судебного заседания, главврач сообщил, что лечащему врачу Скаскевич всё же объявлен выговор.

Суд определился, следствие молчит

Случившееся свидетельствует не только о халатном отношении к исполнению своих обязанностей лечащего врача, но и о бездействии и попустительстве со стороны главврача больницы Пяткова, который оставил произошедшее без внимания и даже своевременно не провёл служебного расследования.

Решением районного суда от 6 июня 2017 года мои исковые требования были удовлетворены, с КГБУЗ "Большемуртинская районная больница" взысканы компенсация морального вреда - 250 тысяч рублей и частично - расходы на погребение (37 025 рублей).

Апелляционным определением Красноярского краевого суда от 25 сентября 2017 года решение Большемуртинского суда было изменено. С КГБУЗ "Большемуртинская районная больница" в мою пользу взыскана компенсация морального вреда в размере 500 тысяч рублей и расходы на погребение - 74 050 рублей.

Одновременно судебными постановлениями была установлена вина врачей Большемуртинской больницы в преждевременной смерти моей жены. Основанием для взыскания компенсации послужило именно установление виновных действий со стороны врачей, выразившихся в несвоевременном и ненадлежащем проведении лечения Л. И. Петренко, что повлекло ухудшение её состояния и смерть.

Однако, несмотря на вступление решения суда в законную силу, Следственный комитет по сей день не предпринимает никаких действий по рассмотрению поданного мною заявления о привлечении виновных лиц Большемуртинской больницы к уголовной ответственности.

На мои запросы представлен ответ о приостановлении рассмотрения материалов проверки до вступления решения суда в силу. Но и сейчас, по истечении уже более четырёх месяцев с даты определения краевого суда, ничего не предпринято.

Хотелось бы обратить внимание на следующее. Ещё в ходе судебного разбирательства по предъявленному мною исковому заявлению ответчиком - КГБУЗ "Большемуртинская районная больница" - была представлена в суд копия заключения комиссионной экспертизы по материалам дела N 447 от 2 июня 2016 года.

Это заключение было подготовлено Красноярским краевым бюро судебно-медицинской экспертизы на основании постановления следователя Сухобузимского межрайонного следственного отдела Главного следственного управления СК РФ по Красноярскому краю, капитана юстиции К. Ю. Чапран от 31 марта 2016 года. То есть экспертиза проведена в рамках рассмотрения моего заявления о возбуждении уголовного дела.

Однако в нарушение положений статьи 146 УПК РФ я как заявитель не был уведомлён следственным органом ни о назначении комиссионной экспертизы, ни о её проведении, ни о поступлении в следственный отдел готового экспертного заключения. О наличии заключения комиссионной экспертизы я узнал уже после судебного заседания от 28 июля 2016 года, получив по почте его копию, направленную уже судом.

В связи с этим возникает вопрос: каким образом и на каком основании заключение экспертизы, проведённой в рамках рассмотрения моего заявления о привлечении к уголовной ответственности виновных лиц районной больницы, оказалось непосредственно у её главного врача?

Другой вопрос: почему это заключение представлено в суд не напрямую следственным отделом, а привлекаемым к ответственности лицом - КГБУЗ "Большемуртинская районная больница", то есть ответчиком?

Выводы указанного заключения впоследствии были признаны судом недостоверными, поэтому он назначил независимую медицинскую экспертизу, которую пришлось проводить в Новосибирске.

Уводят врачей от ответственности

Все эти обстоятельства свидетельствуют о явном уклонении врачей больницы от ответственности. Правоохранительные органы также всячески затягивают процесс рассмотрения моего заявления и не предпринимают мер для возбуждения уголовного дела.

Случай с ненадлежащим оказанием медицинской помощи в Большемуртинской райбольнице не является единичным. Пару лет назад результатом неверных действий врачей стала смерть пациента Костина. Но тогда врачи смогли уговорить родителей погибшего не подавать заявления о возбуждении уголовного дела в отношении виновного.

Впоследствии, насколько мне известно, отец и мать об этом пожалели и сейчас готовы предать всё огласке. Сколько же может продолжаться безответственное, халатное отношение со стороны медицинских работников к своим пациентам?

Я - уже пожилой человек, инвалид - потерял спутницу жизни и помощницу. На моём попечении остался сын, который ещё учится на дневном отделении университета, а это значит - требуются значительные затраты. Со стороны КГБУЗ "Большемуртинская районная больница" мне не только не оказали материальной помощи в погребении, но и не принесли извинений.

Даже после вынесения решения суда больница всячески затягивала выплату компенсации морального вреда. На меня оказывалось психологическое давление, поступали угрозы, от меня требовали отозвать исполнительный лист.

Помощи в восстановлении справедливости мне ждать неоткуда. По всем моим заявлениям в прокуратуру и Следственный комитет - только отказы, никаких результатов нет.

Но виновные лица должны понести ответственность. Ненадлежащее исполнение врачами своих должностных обязанностей, неоказание медицинской помощи больным, халатность, наплевательское отношение врачей к пациентам - это просто недопустимо.

Надеюсь, что виновные всё-таки понесут ответственность за свои деяния.


Александр ПЕТРЕНКО. Большая Мурта.

На фото: Счастье покинуло семью Петренко с уходом Людмилы Ивановны из жизни.

Фото из семейного архива.



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:









Архив

Гидрометцентр России



Rambler's Top100







© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork