В МИНУС СОРОК С ВЕТЕРКОМ
Наши люди в лютые морозы за хлебом на такси, возможно, и не ездят, но междугородними автобусами точно не пренебрегают.

Автовокзал на Взлётке. Идёт посадка в автобус Красноярск - Кызыл. Время отправления 16 часов 30 минут. То есть близится вечер, и значит, ехать предстоит ночью, принимая во внимание 850 километров дистанции от краевого центра до столицы Тувы.

Утром в мегаполисе было градусов под 40, сейчас - минус 33 плюс слабенький, но обжигающий открытые части тела хиусок. Понятно, что с наступлением сумерек температура снова начнёт понижаться. Тем не менее салон полон, свободных мест нет - все билеты проданы.

Судя по характерной внешности пассажиров, в соседнюю республику намерены следовать не более половины. Остальные, по-видимому, сойдут раньше. В маршрутной карте предусмотрены остановки в аэропорту Красноярск, в Абакане, Минусинске, Шушенском. И далее - по ходу следования, если найдутся желающие,- в Ермаковском, Григорьевке, Танзыбее, Арадане...

Но междугородние автобусы делают остановки чаще. Не оттого, что всех уже достал озверевший лютень. По давней взаимной договорённости владельцы придорожных кафешек бесплатно кормят водителей. Те в свою очередь "подгоняют" им клиентов.

Всё правильно - пассажирам тоже необходимо периодическое отдохновение от занудливой дорожной тряски. Хотя бы для того же оправления естественных гигиенических надобностей.

Позади себя слышу разговор двух расположившихся по соседству женщин:

- Вы куда едете?

- В Ермаковское. Два дня как оттуда, назад возвращаюсь. В больнице была по направлению, обследовалась. Знакомые предупредили, что в морозы за 40 автобусы до Красноярска не ходят. На поезд я уже опоздала, а мне утром там надо было быть у врача, хоть умри. Привёз меня вечером муж на автовокзал, к отходу ночного рейса в 21.30, девушка в кассе успокоила: не переживайте, пойдёт автобус, берите билет.

- И как доехали? Я почему спрашиваю, у меня одинокая престарелая тётка в Минусинске болеет, просит спешно её навестить, а то всякое случиться может. Родные советовали на автобус в собачий холод не надеяться, воспользоваться железной дорогой. Не послушалась и теперь сомневаюсь, правильно ли поступила. Вдруг в дороге сломаемся и встанем где-нибудь ночью в чистом поле? Ведь замёрзнем напрочь.

- Не знаю, как сегодня получится, а тогда нормально добралась. Автобус, правда, попался какой-то старый, весь скрипел и трясся, как телега. У окон сидеть невозможно - так несло от них, ноги подмерзали. Хорошо, таких как мы - отважных пассажиров - оказалось немного, все к центральному проходу пересели, там всё-таки потеплее. А поломались мы уже в Красноярске, до автовокзала немного не дотянув. Повезло, что недолго простояли, минут двадцать, не успели околеть. Шофера молодцы, что-то там похимичили, и мотор завёлся.

- Этого-то я и боюсь больше всего. Сколько об этих авариях пишут и говорят по телевизору. Меня сын категорически отказался везти до Минусинска на своей иномарке. Сказал: "Мама, ты же видишь, какая погода, не желаю ни тобою, ни собою, ни машиной рисковать. Бери билет на поезд - и все дела". Но я по-своему решила, на автобусе...

Мы тем временем тронулись. Миновали задымлённый Красноярск, Емельяновский район с аэропортом, постепенно втянулись в горы. Нельзя сказать, что федеральную автодорогу Р-257 (бывшую М-54) чистят редко и небрежно, однако опасная наледь прикатанного снега на проезжей части присутствует. Местами на многокилометровых отрезках.

Следует отдать должное нашей паре водителей. Мужики посменно вели крупногабаритную, громоздкую машину спокойно и уверенно, не гнали, соблюдали требуемый скоростной режим и не пугали слабонервных пассажиров. По всему чувствовалось - опытные профессионалы.

Зато сам автобус как транспортное средство на пятёрку явно не тянул и первозданной новизной не отличался. Впрочем, как и большинство всех этих видавших виды "Хёндэ", "Неопланов", "Хайгеров" и им подобных, бороздящих необъятные просторы наших краевых дорог.

В стране подержанных авто аварии из-за отказа техники - такое же обыденное явление, как восход и заход солнца. К сожалению. А тут ещё и суровый погодный экстрим вносит свою негативную лепту - низкие температуры даже новая техника не всегда выдерживает.

В салоне капризничали дети, было зябко и муторно, пассажиры кутались в тёплую одежду, вертелись в продавленных креслах, жаловались экипажу на сквозняки. Но что могли поделать водители? В сущности, ничего. Какую технику дали, на той и перевозят людей, отвечая перед начальством за безопасность и комфорт пассажиров.

Как бы то ни было, к половине второго ночи остановились в Ермаковском, куда добрались (слава Богу) без приключений. В селе было 43 градуса со знаком минус.

Таксист, вёзший меня от автовокзала до дома, огорошил: в посёлке Танзыбей - в полста километрах от райцентра - под утро термометры демонстрировали минус 55, днём - на десять градусов выше. И то радость - смотри, как приятно потеплело!

Невольно подумалось: как они там, в автобусе, поедут далее, да ещё с малыми детьми? Ведь до Кызыла триста вёрст остаётся. Не один таёжный горный перевал в Саянах надо будет преодолеть по скользкой и тёмной дороге с крутыми подъёмами и спусками. После чего начнутся нескончаемые тувинские степи, где кругом ни души, один свирепый холод.

Всё-таки крепкий мы народ. Закалённый. И рисковый. Не испугать нас ни наводнениями, ни морозами, ни землетрясениями, ни разными другими аномалиями. Разъезжают наши земляки по городам и сельским весям в любую погоду, днём и ночью, и всё им нипочём.

Впрочем, нашего климата бояться - в Сибири не жить.


Владимир НЕСЯЕВ, соб. корр. "Красноярского рабочего". Красноярск - Ермаковское.



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:
ЗАПРЕТНЫЕ ИГРЫ
В Красноярске задержаны организаторы сети игорных клубов.










Архив

Гидрометцентр России



Rambler's Top100







© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork