С ОДНИМ КРЫЛОМ И ПТИЦЫ НЕ ЛЕТАЮТ
Прошедший год был для крестьян Красноярья не просто плохим, а катастрофическим - в основном из-за природных катаклизмов.

Ко всем бедам стихийного характера добавился переизбыток зерна в целом по стране. Цена на продовольственную пшеницу снизилась с 10 500 рублей до 6 000-6 500 рублей за тонну. Ещё меньше, всего 4 000 рублей, стоит тонна фуражного зерна, идущего только на корм скоту.

Но даже по такой убыточной цене зерно пока особо не покупают, лежит оно мёртвым грузом на складах и элеваторах. Если к этому добавить то, что у большинства крестьянско-фермерских хозяйств нет собственных сушилок, поэтому они вынуждены часть хлеба перерабатывать и хранить на чужих площадях, за что приходится платить немалые деньги, не трудно понять, что в такой форс-мажорной ситуации могут разориться не только многие мелкие сельхозтоваропроизводители, но и середняки.

Об этом, кстати, хозяева небольших наделов признались недавно на встрече в Канске с председателем правления краевого Агросоюза Борисом Мельниченко. Зажиточные прежде крестьяне в один голос заявили, что без государственной поддержки им не выжить.

Но государство - не солнце, всех не обогреет. Пока из Москвы пришли лишь триста с небольшим миллионов рублей на компенсацию потерь хлеборобам тех 14 районов края, где летний зной и сентябрьский снежный покров погубили часть урожая. Остальным приходится ждать милости от властей предержащих и перекупщиков, которые, возможно, к весне начнут оживляться.

Но далеко не все хозяйства края, находясь в равных погодных условиях, попадут под нож банкротства. Разговаривал недавно с председателем СПК "Денисовский" Дзержинского района Петром Сухаревым о проблемах ушедшего года, а он вместо жалоб и стенаний оптимистично заметил:

- Мы не пропадём, выживем и будем жить дальше! А всё почему? Да потому, что у нас развитое животноводство: есть полторы тысячи свиней, большое стадо КРС, много дойных коров. И всё это хлопотливое хозяйство хочет есть каждый день и помногу. Вот мы и переведём непроданное зерно в молоко и мясо. И не только мы. Так делают мой друг Владимир Якубович из Тасеевского района, Александр Дядичкин и Максим Тихоненко из Абанского.

Выслушал я доводы Петра Сухарева и сразу вспомнил давний рассказ моей покойной бабушки Акулины, которая в годы Великой Отечественной войны осталась в Казачке вдовой с пятью детьми на руках, старшему из которых - моему отцу - было тогда всего 14 лет, а младшей Нине пошёл пятый годок.

Её сосед в 1941 году сразу зарезал корову - дескать, фашист всё равно заберёт, а бабушка Акулина кормилицу оставила, поэтому на столе всегда стояла кринка молока, миска творога, сметана и сливочное масло.

Соседка приходила к моей бабушке и слёзно выпрашивала хотя бы кружку обрата, чтобы накормить своих голодных деток. Акулина Павловна никогда не отказывала в просьбе, и потому получается, что за войну выходила она не только своих, но и чужих ребятишек. Царствие ей небесное!

Понятно, что сейчас другая ситуация, в деревнях и сёлах перестали держать коров, поскольку всё можно купить в магазине. Как говорится, были бы деньги. Но особого достатка в сельских семьях, увы, нет. Поэтому дети не получают натуральных продуктов и выглядят хлюпиками. Но это уже проблемы их ленивых родителей.

Лично меня больше беспокоит тот факт, что абсолютное большинство крестьянско-фермерских хозяйств с самого начала своего существования были на плаву только благодаря производству зерна. На первый взгляд, логика зажиточных мужиков понятна, поскольку выращивание пшеницы или ржи, овса - дело более лёгкое, чем занятие животноводством.

Обработал землю, посеял, убрал, продал - вот и весь производственный цикл, который укладывается в сравнительно короткий промежуток времени. К тому же в последние годы цена на зерно была стабильно высокая, позволяющая хлеборобам жить едва ли не безбедно.

Другое дело - животноводство, особенно молочное. Чтобы корова дала первую отдачу, нужно ждать три года. Более того, следует строить фермы, а это дорого. Искать людей, которые бы согласились доить и кормить бурёнок. А желающих подниматься ни свет ни заря с каждым годом всё меньше и меньше.

Поэтому многие вольные крестьяне выбрали лёгкий путь. Сегодня из 900 с лишним сельхозпроизводителей занимаются животноводством менее полутора сотен. Но именно они нынче оказались на коне. Даже притом, что цены на молоко, мясо и прочую продукцию едва покрывают расходы.

Не случайно генеральный директор племзавода "Красный Маяк" Канского района Сергей Цуканов только за последние два года построил два новых коровника на 200 голов каждый. Сегодня продажа животноводческой продукции даёт хозяйству две трети всего дохода. Причём очень стабильного, без оглядки на погоду и прочие катаклизмы.

По итогам минувшего года работникам выдали 13-ю зарплату и одновременно с 1 января увеличили её на 10 процентов. Всё - благодаря существенному росту производства животноводческой продукции.

Его коллега из Канской сортоиспытательной станции Евгений Левковский также делает упор на дальнейшее развитие животноводства. В прошлом году в Тарае был восстановлен крупный комплекс на 900 скотомест. И сегодня станция вышла в лидеры по производству молока не только в Канском районе, но и во всём большом крае. О чём свидетельствует "Бронзовый колос", полученный коллективом в номинации "Лучшее хозяйство края в молочном производстве" на прошлогоднем празднике работников сельского хозяйства.

К слову, важность второй основной отрасли сельскохозяйственного производства стали понимать и многие главы крестьянско-фермерских хозяйств. Мне уже приходилось писать о фермере Игоре Шевченко из Иланского района, который с 2000 года, кроме выращивания зерновых, стал заниматься молочным животноводством.

Нынче именно 150 бурёнок и столько же голов молодняка КРС спасут хозяйство в деревне Коха от банкротства, поскольку хлеб здесь лежит невостребованным, а молоко даёт пусть маленький, но доход.

Совсем не случайно на селе считают животноводство и полеводство двумя крылами одной отрасли. А без одного крыла птицы, как известно, не летают.

Виктор РЕШЕТЕНЬ, соб. корр. "Красноярского рабочего".



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:
ЗАПРЕТНЫЕ ИГРЫ
В Красноярске задержаны организаторы сети игорных клубов.










Архив

Гидрометцентр России



Rambler's Top100







© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork