КУДА КРЕСТЬЯНИНУ ПОДАТЬСЯ?
В ноябре прошлого года на краевом празднике работников сельского хозяйства глава крестьянско-фермерского хозяйства "Пахарь" Иланского района Игорь Шевченко получил сразу три награды.

Врио губернатора края Александр Усс вручил ему ключи от автомобиля УАЗ "Фермер". Председатель Законодательного Собрания Дмитрий Свиридов - почётную грамоту за наивысшие показатели в растениеводстве и животноводстве. А заместитель председателя краевого правительства - министр сельского хозяйства Леонид Шорохов - знак "Золотой колос" как лучшему фермеру края.

После такого звездопада сразу подумалось, что живётся и работается Игорю Анатольевичу лучше всех, никакой нужды он не знает, всё у крепкого крестьянина, как говорится, пучком. С таким настроением я и поехал недавно в Иланский район, чтобы на месте убедиться в правоте своих предположений.

В районном управлении сельского хозяйства выяснилось, что КФХ "Пахарь" зарегистрировано в райцентре, но на самом деле своё хозяйство Игорь Шевченко держит в деревне Коха, расположенной от Иланского в 42 километрах.

В день моего приезда начался сильный ветер со снегом, поэтому пришлось пересесть с редакционных "Жигулей" в управленческий УАЗ, при этом водитель Василий Поплавский предусмотрительно захватил с собой лопату.

- Я сам родом из Новоникольского, что в семи километрах от деревни Коха, работал в бывшем Иланском совхозе на К-700, поэтому знаю, что в пургу некоторые участки дороги сильно заметает,- пояснил он свою осторожность.

К счастью, до лопаты дело не дошло, и только потому, что накануне мощный "Кировец" с отвалом так прочистил дорогу, что мы проехали опасные участки без задержек.

Надо признать, окружающий пейзаж глаз не радовал. То и дело попадались разрушенные коровники и свинофермы, заброшенные сушилки и зернотоки. Поля, правда, в основном были обработаны, лишь кое-где прежние плодородные нивы уже заросли приличным подлеском.

Как выяснилось позже, если бы не Игорь Шевченко, скорее всего, не дожила бы до нынешних дней и старинная сибирская деревня Коха. Хотя от некогда большого села осталась лишь одна улица, проживают на ней три десятка жителей.

Но мы направились не в деревню, а свернули на территорию крестьянского хозяйства Игоря Шевченко. Найти лучшего фермера края не составило труда: перед небольшим, красиво отделанным домиком стоял подаренный главой края УАЗ.

Постучавшись, вошёл. Навстречу из-за стола, заваленного бумагами, поднялся моложавый мужчина крепкого телосложения. Это и был Игорь Шевченко. Попытался сразу же начать разговор о крестьянском житье-бытье, но хозяин остановил - дескать, сначала попейте чайку с мёдом.

Потом, посмотрев на часы, показывающие за полдень, он без лишних разговоров налил в чашку упревшего на русской печке борща с мясом, нарезал кусками шмат сала и поставил на стол. Пришлось звать в гостеприимную хату и водителя, который из-за меня не успел пообедать.

После вкусного угощения разговор пошёл веселее, хотя веселиться Игорю Анатольевичу нынче не с руки. Но об этом чуть позже. Сначала я спросил хозяина, как и когда он начал вольно работать на земле.

- Меня почему-то всю жизнь тянуло к сельскому труду,- начал рассказ мой собеседник.- Перед армией даже поступил в сельскохозяйственный институт, отучился очно два года, потом перевёлся на заочное отделение, и буквально сразу пришла повестка из военкомата. Отслужил два года, приняли меня механиком в подсобное хозяйство Красноярской железной дороги. Три года отработал в этой должности, а потом в стране началось такое, что и страны, в которой родился, не стало, и подсобное хозяйство стало разваливаться на глазах. Вот тогда я и задумал работать на земле самостоятельно, хотя меня охотно брали в Иланский совхоз.

Почему Шевченко обосновался в деревне Коха? Да по очень простой и независящей от него причине: в ту пору единоличникам давали самую худшую землю, к тому же подальше от цивилизации. Вот и ему выделили сотню гектаров пашни. С этого и начинал.

Потихоньку стал обживаться: купил машину, трактор, зерноуборочный комбайн. Хозяйство стало прирастать землёй за счёт земельных паёв жителей Кохи и окрестных деревень. Сегодня у него две тысячи гектаров под зерновые и чуть больше - под кормовые культуры. Постоянно оформлены в штате 10 работников.

Выясняется, что до 2000 года Игорь Владимирович занимался только растениеводством. Растил хлеб и продавал его перекупщикам. С этого и жил. Не сказать, чтобы богато, но и до зарплаты, как говорится, не занимал. А 17 лет назад позвонил ему знакомый заготовитель скота и предложил купить десяток стельных коров, которых было жалко пускать под нож.

Затем молочное стадо стало прирастать бурёнками, от которых прежние хозяева избавлялись. Ведь сегодня кормилиц в деревнях и сёлах порой на пальцах одной руки можно пересчитать. Так постепенно дойное стала в "Пахаре" выросло до 150 коров. Ещё столько же имеется нетелей и молодняка.

- Коровы у меня низкопродуктивные,- признаётся Игорь Анатольевич.- Больше 12-13 литров в сутки не дают, поэтому молока получаем 2-2,5 тонны. Этого мало, чтобы нормально развиваться. Собираюсь нынче прикупить породистых нетелей, чтобы не только обновить стадо, но и довести его до 200 голов. Администрация района под этот инвестиционный проект готова помочь деньгами. Хочу построить сушилку, но средств на неё нет.

Оказывается, за четверть века самостоятельной работы на земле головастый мужик-крестьянин так и не сумел не то что нажить себе палат каменных, но и скопить солидный капитал, чтобы покупать для хозяйства всё, что необходимо для рентабельного производства.

Особенно сложно, по признанию Игоря Анатольевича, стало работать с 2016 года. Тогда впервые после многих лет стабильной цены на зерно покупатели стали давать за хлеб вдвое меньше прежнего.

Как оказалось, это были для крестьян ещё цветочки. Ягодки начались в прошлом году, когда против хлеборобов сошлись воедино все отрицательные факторы. В июне и начале июля жарило так, что казалось, урожай зерновых сгорит в поле. Потом пошли долгожданные дожди. Но, напоив сухую землю, они продолжили лить дальше. Поэтому первый укос трав Игорю Анатольевичу пришлось положить в яму на сенаж.

Хлеб привлечённые комбайнёры сумели обмолотить за две с лишним недели. Но всё равно лишь первые партии зерна отвечали продовольственному классу, остальное пошло только на фураж.

Своей сушилки в "Пахаре" нет, поэтому тысячу тонн из двух намолоченных пришлось отправить на хлебоприёмный пункт в Иланск, где зерно оказалось обезличенным. И сегодня оказалось так, что всё, что было намолочено, можно использовать только на корм скоту. Более того, при таком низком качестве и цена соответствующая - не более четырёх тысяч рублей за тонну.

- Да Бог с ней, с ценой! - горячится Игорь Анатольевич.- Я готов продавать хлеб даже себе в убыток, но он лежит на элеваторе и у меня на складах мёртвым грузом. Сегодня на календаре вторая половина января, а я сумел продать только 20 тонн зерна урожая 2017 года. В прошлом году цена низкой была, но хлеб покупали, а нынче мы с сыном Иваном, который стал мне первым помощником, на гране банкротства. Я уж думаю, что весной посеем по парам 700 гектаров - и хватит. Наш хлеб, получается, никому не нужен. Даже в личных подсобных хозяйствах, где прежде покупали у нас по 20 тонн зерна на корм скоту, нынче и 800 килограммов одолеть не могут. Это просто катастрофа для крестьян.

Признаюсь, и я подпортил настроение хозяину, поскольку передал ему новость, услышанную в районном управлении сельского хозяйства. Молзавод, которому "Пахарь" сдаёт молоко, собирается снизить закупочную цену на полтора рубля.

И куда теперь справному крестьянину деваться? Вслед за зерновыми сокращать дойное стадо? А как же идея о закупке породистых нетелей? Как же жители деревни Коха, которые поверили Игорю Шевченко и не уехали с малой родины в поисках лучшей доли?

Вопросы, вопросы... Глава КФХ "Пахарь" Игорь Шевченко и тысячи других крестьян-единоличников ждут от властей предержащих ответа на них. Ждут и надеются... Пока надеются.


Виктор РЕШЕТЕНЬ, соб. корр. "Красноярского рабочего". Иланский район.

На фото: Глава крестьянско-фермерского хозяйства "Пахарь" Игорь Шевченко. Доярка Любовь Блаздина верит, что её родная деревня Коха будет жить.

Фото автора.



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:







Архив

Гидрометцентр России



Rambler's Top100







© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork