УКРОЩЕНИЕ ОТХОДОВ
Решение о захоронении радиоактивных отходов в Красноярском крае может быть принято не ранее 2030 года.

На выставке "АтомЭко-2017", которая прошла в конце ноября прошлого года в Москве, было подписано соглашение о сотрудничестве федерального государственного унитарного предприятия "Национальный оператор по обращению с радиоактивными отходами" (ФГУП "НО РАО") с французской компанией ANDRA.

Само словосочетание "радиоактивные отходы" пугает многих. Тем не менее, как и любой вид деятельности, атомная промышленность имеет отходы своего производства, и проблему надо решать. Что можно ожидать от этого соглашения нам, россиянам, и красноярцам в том числе? Ведь ни для кого не секрет, что наш Красноярский край к этой теме имеет самое прямое отношение.

Чтобы получить информацию, что называется, из первых уст, наш корреспондент пообщался с руководителем центра общественных и международных связей ФГУП "НО РАО" Никитой Медянцевым:

- Скажите, Никита, а почему соглашение было подписано именно с французами?

- На самом деле меморандум о намерениях между "Андрой" и "Росатомом" был подписан ещё пять лет назад. Теперь мы заключаем новое соглашение о сотрудничестве. Французы очень помогли за это время. На начало нашей деятельности у нас не было ни одного объекта финальной изоляции твёрдых РАО. А у них уже были один закрытый, два действующих и подземная исследовательская лаборатория (ПИЛ).

За пять лет и мы далеко продвинулись: началась эксплуатация первого в России пункта финальной изоляции радиоактивных отходов в Новоуральске Свердловской области, готовится строительство его новых очередей, в разных регионах прошёл целый ряд общественных слушаний, государственные и общественные экспертизы.

Мы лицензировали эксплуатацию хранилища в районе Новоуральска, сооружение подземной исследовательской лаборатории в Красноярском крае, идёт проектирование пунктов финальной изоляции РАО в Томской и Челябинской областях. В общем, нам есть что обсудить с зарубежными коллегами.

- Россия будет принимать отходы из других стран?

- Нет, это невозможно, это уголовная ответственность для всех причастных. Вывоз и ввоз радиоактивных отходов запрещён. Причём практически во всех странах.

- Просто столько людей, которые буквально "своими глазами видели", как радиоактивные отходы ввозятся в Россию из-за рубежа...

- Здесь идёт подмена понятий. Есть отработанное ядерное топливо, которое по договорам с другими странами поставляется за границу. После того, как оно закончило работу в реакторе, его могут вернуть на переработку. После переработки Россия должна отправить радиоактивные отходы в ту страну, где они образовались.

- Довольно запутанная схема.

- Вообще-то всё предельно просто. Полезные вещества должны использоваться, а отходы - утилизироваться и изолироваться от окружающей среды, причём в той стране, где они образовались.

Есть такое понятие - радиофобия. Она возникла, разумеется, не на пустом месте. Хиросима, Нагасаки, Чернобыль, Фукусима... Но человечество переживало техногенные аварии намного страшнее, и они не были связаны с ядерной энергетикой. За неделю в автомобильных катастрофах на планете погибает больше людей, чем за всю историю человечества от радиации. Но мы же не боимся автомобилей...

- Раз уж мы заговорили об опасности - какие вообще, если кратко, бывают отходы, и какие из них планируется финализировать, скажем красиво, в Железногорске?

- По степени опасности РАО делятся на шесть классов. РАО первого и второго классов - самые опасные, но их меньше всего по количеству. Это высокоактивные отходы и среднеактивные с длительным периодом полураспада - от нескольких сотен до миллионов лет. Они будут размещены там, где будет доказана долговременная безопасность.

В Красноярском крае решение о наличии или отсутствии возможности изоляции таких РАО в Нижнеканском скальном массиве может быть принято не ранее 2030 года по итогам работы подземной исследовательской лаборатории (ПИЛ), которая начнёт строиться зимой.

Положительное решение может быть принято в случае, если проведённые в этом месте многолетние исследования подтвердят итоги 20 лет поиска площадки. Кстати, исследования будут проводиться ни много ни мало по 150 направлениям.

Третий-четвёртый классы РАО - это одежда и оборудование, строительный мусор: загрязнённые радионуклидами медицинские перчатки, старые приборы, ветошь и так далее. Их можно изолировать в приповерхностных хранилищах, то есть сооружениях на уровне земли или до ста метров глубиной от уровня земли.

Один такой пункт открылся в прошлом году в Новоуральске. Достраивался нами, но проект был готов ещё до создания "НО РАО". По двум другим объектам - вблизи Озёрска и Северска - в настоящее время заканчивается проектирование.

Ну и пятый-шестой классы - это жидкие РАО и отвалы горнорудной промышленности.

- Есть мнение, что атомная энергетика, если смотреть на перспективу, убыточна. Потому что если учитывать все расходы...

- Ей нет альтернативы в данный момент. Рассматривать солнечные батареи или ветряную энергетику в нашей стране проблематично. Ветряная энергетика хорошо развита во Франции, климат позволяет, но там тем не менее 53 действующих реактора.

Нефть рано или поздно закончится, уголь закончится, атом же практически неисчерпаем. Я уже не говорю о том, что нефть и уголь - это колоссальный источник экологических проблем, а атомная энергетика экологична по определению. Единственный стопор для её развития - это проблема надёжной изоляции отходов. Вот её мы и решаем.

- А где всё это находится сейчас?

- Практически все отходы находятся на поверхности. Во временных хранилищах, которые рассчитаны на 30 лет. Потом этот срок продлевается, при возможности модернизации - до 70 лет. Но это максимум. Строительные конструкции изнашиваются, другие инженерные барьеры тоже не вечны. Проблему нужно решать, а не оставлять на усмотрение следующего поколения.

Беседовал Владимир ДМИТРИЕВ.



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:









Архив

Гидрометцентр России



Rambler's Top100







© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork