КОМАНДА БОЧКИНА НЕ ЗНАЛА УСТАЛОСТИ
В ноябре исполнилось 50 лет со дня пуска первых агрегатов Красноярской ГЭС.

"Красноярский рабочий" посвятил этой теме публикацию "Визитная карточка Красноярья" (1.11.2017 года). Я с интересом прочитал эти заметки - и сразу многое вспомнил.

В течение долгих лет мне довелось трудиться в системе материально-технического снабжения "Красноярскгэсстроя". Благодарю судьбу за то, что был знаком с замечательными людьми - соратниками легендарного гидростроителя Андрея Ефимовича Бочкина. Сегодня хочу рассказать о некоторых из них.

Место для ГЭС на Енисее начали выбирать ещё в 1952 году. А в 1955-м было создано управление строительства Красноярской гидростанции.

Его возглавил известный в то время специалист Ислам Мамедович Ислам-заде, а заместителем по снабжению был назначен Александр Григорьевич Кишиневский, под началом которого позже посчастливилось работать и мне.

Они только что завершили сооружение Мингечаурской ГЭС в Азербайджане, готовы были трудиться и в Сибири. Но некоторые руководители страны решили, что строительство такой большой гидростанции невыгодно, и прекратили финансирование.

Многие рабочие, инженеры начали увольняться. Ислам Мамедович уехал в Египет - оказывать помощь в возведении Асуанской плотины.

Исполняющим обязанности начальника стал главный инженер Константин Владимирович Севенард, его помощником - Кишиневский. Они были уверены, что отсутствие финансирования - временное явление, ведь строительство Красноярской ГЭС было заложено в план очередной пятилетки.

Посовещавшись с руководством края и с коллективом, они решили "влезть в воду", то есть начать отсыпать котлован. Руководители крайкома партии обратились в ЦК КПСС и убедили центральную власть, что строить ГЭС нужно обязательно.

С Украины прибыла большая группа молодёжи - три пассажирских вагона. Куда их селить? Горком ВЛКСМ обратился за помощью к Кишиневскому. Тот вспомнил, что когда-то работник Норильского металлургического комбината показывал ему здание дома отдыха, пустующее зимой.

Согласовывать вопрос с Норильском времени не было. Александр Григорьевич пошёл на хитрость: написал коменданту письмо, погрузил людей в автобус и отправил в дом отдыха.

Комендант возражать не стал: "Селитесь, мне будет сподручней". С заколоченных окон сняли доски, застеклили, подремонтировали двери. В общем, быстро навели порядок. Однако утром комендант забеспокоился, как будет отчитываться перед начальством. Кишиневский ему посоветовал: "Ответишь, что в доме отдыха живут строители Красноярской ГЭС, что они бесплатно его отремонтировали. Пусть спасибо скажут!"

Двенадцать лет Александр Григорьевич крутился на стройке как белка в колесе: добывал, выбивал, обменивал одни материалы на другие, обивал пороги поставщиков, главков, министерств и даже Госплана.

Сам Андрей Ефимович Бочкин (на снимке) прибыл на строительство в 1959 году, только что сдав под ключ Иркутскую ГЭС. До этого он возводил Южно-Украинский и Северо-Крымский каналы, построил девять гидростанций, Красноярская ГЭС была десятой.

Бочкин добился, чтобы облегчённый, не вполне надёжный для Енисея проект конструкции плотины заменили на железобетонный, монолитный, способный противостоять любым невзгодам.

Практика показала, что он был прав. В 1966 году стихия грозилась разрушить наполовину построенную плотину, лишить крова тысячи жителей. Отовсюду шли сообщения: "Топит, топит". Чтобы спасти от затопления котлованы, нужно было наращивать верхнюю перемычку.

Тогда для этого были мобилизованы все силы, люди не покидали свои рабочие места почти месяц, их перевели на казарменное положение. Водители не оставляли кабины машин - без устали перевозили породу с карьеров.

Андрей Ефимович - фигура легендарная, но вместе с ним 20-тысячным коллективом гидростроителей руководили лучшие, самые опытные инженеры. Быстро осваивались и молодые ребята, только что окончившие вузы.

Имена этих людей заслуженно вписаны в историю Красноярской ГЭС. Например, Василий Иванович Гладун строил первый левобережный котлован, укладывал первый кубометр бетона в тело плотины.

Георгий Тихонович Горлов - строитель второго правобережного котлована. В дальнейшем он стал начальником объединённого управления основных сооружений и организатором перекрытия Енисея.

Георгий Григорьевич Пупков возглавлял управление "Промстрой", возводил объекты обеспечения для стройки и Дивногорска. Затем "Промстрой" в полном составе был переведён на строительство здания ГЭС.

Кстати, это сооружение уникальное. Его длина - почти полкилометра, фундамент заложен на глубине 35 метров ниже енисейского дна.

Всеволод Николаевич Волков возглавил автотранспортное управление "Красноярскгэсстроя". Он понимал, что транспорт на стройке играет огромную роль и требует срочного обновления. На Минском автозаводе выбил 75 самосвалов грузоподъёмностью 25 тонн.

Эти машины могли перевозить миллионы кубометров скального грунта, гравия и бетона, они очень помогли при подготовке котлованов и заливке бетона в тело плотины. Водители на строительстве ГЭС работали самоотверженно.

Значительную помощь в организации работы транспорта оказывал Геннадий Семёнович Деменчук, он занимал должность главного диспетчера. А ещё - писал книги. Об истории строительства ГЭС он подробно рассказал в своей книжке "Один на один с Енисеем". И удостоился высокой оценки писателя Бориса Полевого.

Александр Львович Мукоед и прибывшие с ним молодые инженеры Николай Павлов и Абай Турсунов работали мастерами и бригадирами, выросли на стройке. Саша Мукоед, как его звали друзья, стал начальником производственного отдела и членом штаба.

В 1971 году, 18 декабря, на монтажной площадке станции состоялся многочисленный митинг: А. Е. Бочкин вручил директору Красноярской ГЭС Б. А. Растоскуеву символический ключ от Красноярской ГЭС и пожелал ей счастливой судьбы.

Многие строители и монтажники тогда были награждены орденами, медалями и благодарственными письмами правительства. Как ни странно, только Бочкин и Кишиневский остались ни с чем. Были ли они сами огорчены - я не знаю, но все, кто работал вместе с ними, очень расстроились.

Вдобавок ко всему Кишиневского в "знак благодарности" сняли с работы и исключили из партии. За что, по какой причине - коллектив так и не узнал.

А дело было так: кто-то из крайкома КПСС попытался его скомпрометировать, прислал комиссию народного контроля. Она проверила бухгалтерские документы, но ничего не нашла. Тогда было сфабриковано дело, которое рассматривалось на заседании парткомиссии крайкома КПСС.

Партийную организацию управления материально-технического снабжения о персональном деле не известили. Коллектив был возмущён, обращался за разъяснениями в Дивногорский городской комитет КПСС, но ответа так и не дождался.

Коль власти подвиг Бочкина и Кишиневского тогда не оценили, помянем их заслуги сегодня добрым словом!


Трофим МОШКИН, участник строительства Красноярской ГЭС, главный бухгалтер управления материально-технического снабжения "Красноярскгэсстроя". Красноярск.



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:
ПОЗДРАВЛЯЕМ С НАГРАДОЙ!
Указом президента красноярский учёный-медик и педагог награждён за вклад в развитие здравоохранения, медицинской науки и многолетнюю добросовестную работу.








Архив

Гидрометцентр России



Rambler's Top100







© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork