СЛЕДСТВИЕ... В УСЛОВИЯХ НУЛЕВОЙ ВИДИМОСТИ
Статья "Смертельный случай в Тубинске" ("Красноярский рабочий", 11.10.2017 года) никак не отпускает меня. Фотография погибшего подростка постоянно стоит перед глазами. Я прекрасно понимаю его мать, Оксану Саможикову, которая почти полтора года пытается доказать очевидное и требует наказать человека, который пьяным сел за руль и отправил на тот свет её сына.

Трагедия, за которую некому ответить

Напомню: в августе прошлого года школьному сторожу из села Галактионово Краснотуранского района Александру Ветохе захотелось продолжить пьянку после коллективного пиршества в честь 150-летия села. Шампанское покупал в соседнем Тубинске. Возвращался по полевой дороге, которая существует с незапамятных времён и которой всегда пользуются местные жители.

Как следует из документов и показаний водителей, вывозивших сенаж с соседнего поля, незадолго до ДТП прошёл дождь. К 16 часам - моменту аварии - уже подсохло, но машины не оставляли за собой традиционного для полевой дороги густого шлейфа пыли. Видимость была прекрасной, дорога - ровной.

За 600 метров до лобового столкновения "Жигулей" Ветохи и мопеда, которым управлял подросток, водители А. А. Лякман и Н. В. Харунжин еле вывернули свои КамАЗы на обочину и ушли от виляющих на большой скорости "Жигулей". Сам же Ветоха утверждает, что ехал ровно и тихо - 60 километров в час, при этом встречный КамАЗ якобы окатил его непроницаемым облаком пыли. А следом за большегрузом - как можно понимать, на такой же скорости, что и КамАЗ,- двигался на мопеде Борис Коледаев.

Правда, максимальная скорость мопеда не могла быть больше 40 километров. Ветоха в момент столкновения даже удара не почувствовал: автомобиль остановился из-за повреждённого в аварии двигателя на левом краю дороги далеко от места столкновения. Полосы торможения не было. Удар, как явствует из акта судебно-медицинской экспертизы, не оставил мальчику ни малейшего шанса - были повреждены жизненно важные органы.

Мать почти три месяца теребила краснотуранскую полицию, требуя лишить пьяницу водительских прав. Там разводили руками: Ветоха хоть и живёт в Галактионове и продолжает работать в местной школе сторожем, но прописался в другом месте, где - не знаем. Эта беспомощность просто возмущала.

Начальник следственного отдела подполковник Бауэр и и. о. районного прокурора Вишневский отказали в возбуждении уголовного дела по очень даже веской причине: полевая дорога - это, мол, не дорога, о чём и сообщили письменно. Значит, ДТП на ней, если следовать этой логике, всего лишь несчастный случай, в чём они неоднократно, но безуспешно пытались убедить мать.

Странно: на поле, выходит, можно безнаказанно людей давить?

Оксане Саможиковой пришлось написать не одну жалобу, в том числе и в Генеральную прокуратуру РФ, чтобы прокуратура краевая объяснила Бауэру и Вишневскому: полевая дорога - это всё равно дорога, со всеми вытекающими обстоятельствами. Словом, ликбез провели.

В конце концов уголовное дело под нажимом прокуратуры края было возбуждено (правда, только в январе уже этого года), но и сегодня следствие топчется вокруг "непроницаемой стены пыли" и "неустановленного лица".

Читатель газеты не смолчал

Теперь о том, что было после выхода статьи. Кандидат технических наук и верный почитатель "Красноярского рабочего" С. Н. Орловский из краевого центра, ознакомившись с публикацией, направил её депутату Госдумы, руководителю партии "Справедливая Россия" С. М. Миронову и уполномоченному по правам человека в Красноярском крае М. Г. Денисову.

Почему именно к руководителю партии "Справедливая Россия" обратился Сергей Николаевич? Этому есть объяснение. Шесть лет тому назад он, узнав об уголовном беспределе в Новосёловском районе и бездействии правоохранительных органов, отправил соответствующую публикацию "Красноярского рабочего" именно в Госдуму Миронову. Тот обратился за разъяснениями в Генеральную прокуратуру.

Тогда удалось отправить в тюрьму уголовника-рецидивиста, который буквально терроризировал новосёловских фермеров, а красноярская полиция на пару с краевой прокуратурой разводили от беспомощности руками. Зато краевой прокурор (а был это Ю. А. Баранов) не мог скрыть раздражения: кто такой Орловский и какое отношение он имеет к потерпевшим в Новосёловском районе? Лично по этому поводу позвонил Сергею Николаевичу.

А между тем тогда в Новосёловском районе творились под предводительством рецидивиста (7 тюремных ходок) страшные вещи: избиения, изнасилования, грабежи...

Вот и на этот раз, вскоре после обращения к Миронову и Денисову по поводу того, что уже почти полтора года нет никакого результата в расследовании гибели Бориса Коледаева под Тубинском, нашему читателю стали звонить из Главного следственного управления ГУ МВД России по Красноярскому краю. Вопросы одни: кем Орловский приходится Саможиковой? Ответ - никем. Тогда на каком основании жалуется?

Если так и дальше пойдёт, то не только неравнодушных граждан, но и журналистов будут спрашивать под протокол люди в погонах, на каком основании мы освещаем ту или иную ситуацию.

Тем не менее полковник Л. Осипова поехала в Тубинск, чтобы задать Оксане Саможиковой вопрос: кем ей приходятся Орловский и Демьянчук? Ответ, как нетрудно догадаться, вряд ли удовлетворил заместителя начальника отдела ГСУ: Орловского Саможикова лично никогда не видела, о его обращениях к Миронову и Денисову узнала из сообщений сайта "Красноярского рабочего". А по поводу Демьянчук - так спрашивайте у "Красноярского рабочего", почему в газету пишут журналисты, а не следователи.

Я поинтересовалась у Саможиковой, о чём ещё говорила высокопоставленная гостья. Ответ обескуражил: Осипова жаловалась, что уголовное дело неквалифицированно вели в Краснотуранске, поэтому сейчас расследование в тупике. Что нынешнее следствие готово с ней работать даже в плане подачи вопросов для очередной экспертизы. Раньше Оксане даже в этом отказывали.

Ещё Осипова недовольна работой адвоката Саможиковой: много денег у Оксаны взял, а что сделал? Надо же, полковник оценивает работу адвоката, не задумываясь: зачем адвокат потерпевшей при качественном следствии? Ведь всё идёт как-то шиворот-навыворот: сельская кладовщица, наняв адвоката, больше года заставляет следствие исполнять свои прямые обязанности, а её кормят унизительными отписками и отказами.

Один пример: на годовщину гибели мальчика на кладбище в Галактионове собралась родня (он похоронен рядом с бабушкой). Близкие увидели страшную картину: портрет мальчика разбит, крест наполовину выдернут из могилы. Жители Галактионова и Тубинска в шоке. Даже усопшего не пощадили?

Оксана обратилась в полицию с заявлением о факте вандализма. Когда депутат Законодательного Собрания края А. П. Самков послал запрос руководителю краевой полиции генералу А. Г. Речицкому, ему ответили, что не было такого факта - не подтвердился. Надо же...

Когда я в конце сентября сама побывала на могиле Бориса, то увидела разбитый с того времени портрет, хотя крест стоял ровно. Мне пояснили: родственники, поняв, что на заявление матери полиция не реагирует, сами закрепили надгробие - чтоб по-людски было. А для полиции факт не подтвердился.

Мистер Икс - или Ветоха?

И всё-таки если руководство краевого ГСУ негативно оценило работу своих районных коллег, то почему претензии с оргвыводами не к ним, а к адвокату, явно помешавшему полиции сознательно гробить уголовное дело? Интересный вопрос...

На место происшествия выезжали начальник местного ГИБДД С. Кукарских, следователь Малеева. Делом лично занимался начальник местного следственного отдела подполковник Бауэр. Это он, уроженец Краснотуранского района, не заметил полевой дороги между Тубинском и Галактионовом, которая существует с незапамятных времён. Старожилы утверждают: сколько лет этим сёлам, столько и дороге.

А следователь Малеева, прибыв на место происшествия буквально через полчаса после случившегося, разве не видела, какая именно пыль стояла за её машиной? Зато вместе с Бауэром ввела в ранг истины "состояние нулевой видимости" и "неустановленное лицо".

С чего бы это? Ведь явно выгораживают не какого-то представителя золотой молодёжи, а школьного сторожа.

В поисках ответа мне пришлось изучить родственные линии Ветохи. Оказалось - за него есть кому заступиться, поэтому, думается, и позволяет себе распускать разные слухи о собственной неуязвимости. За погибшего мальчика надлежало бы горой стать закону, но имеем ровно то, что имеем. Закон здесь ни при чём - всё, как показывает жизнь, зависит от так называемого "человеческого фактора".

Ещё вопрос: если главное следственное управление краевой полиции признаёт работу своих краснотуранских коллег непрофессиональной, то где оргвыводы? Да есть они, эти выводы, есть! Бауэр сегодня - и. о. начальника районной полиции, все ждут, когда отпадут от его новой должности эти ненужные "и. о.". Следователя Малееву перевели в Норильск. Надо понимать, что следующая ступенька в карьере - перевод в Красноярск. Перспективная, хваткая...

Не мне оценивать работу адвоката Саможиковой, но более чем уверена в том, что если бы не он, то Ветоха остался бы даже с водительскими правами: до истечения срока давности для административного наказания оставалось всего ничего - какая-то неделя. А в полиции, видите ли, никак не могли установить, где он прописан. Его регистрацию в Хакасии нашли Саможикова с адвокатом.

Второй момент: 15 ноября Верховный суд Республики Хакасия признал законным решение Абаканского городского суда о присуждении (взыскании) с Ветохи в пользу Оксаны Саможиковой 200 тысяч рублей морального ущерба - это тоже работа адвоката. Ничтожно мало? Но наши суды, к сожалению, сплошь и рядом подобные суммы определяют - судебная практика такая сложилась.

Хорошо хоть, что апелляция Ветохи, требующего (!) с матери погибшего Бориса 500 тысяч рублей "за пережитый стресс", отклонена. Иными словами, Верховный суд Хакасии подтвердил тот факт, что Саможикова потеряла сына из-за действий Ветохи. А уголовное дело-то возбуждено в отношении "неустановленного лица"... Значит, в уголовном деле Оксана - потерпевшая от действий этого самого таинственного лица, а в соответствии с решением хакасского суда - от конкретного Ветохи.

Следствию не позавидуешь: факты, установленные и признанные судом, оно не имеет права пересматривать. Не знаю, как выкручиваться будут. Вероятность того, что Верховный суд РФ, если туда обратится школьный сторож, признает за пьяным Ветохой право на моральный ущерб, думаю, равна нулю.

Почему виляли "Жигули"

...Пытаясь понять, что же произошло 13 августа 2016 года на полевой дороге, я засела за изучение автотехнической экспертизы. Вопросов краснотуранское следствие перед экспертом поставило много. Ведь могло же быть такое, что сам Борис грубо нарушил правила дорожного движения, отчего и погиб, а пьяный Ветоха здесь ни при чём?

Следователю надо было выяснить, была ли возможность у Ветохи уйти от столкновения с мопедом в условиях нулевой видимости и при скорости 60 километров в час. Ответ однозначный - не было такой возможности! И так по всем вопросам, которые крутятся вокруг нулевой видимости и скорости в 60 километров.

Эксперты не утруждали себя математическими расчётами, нет ссылок на то, какими формулами пользовались. Да и зачем? И так очевидно, что при нулевой видимости можно давить всё, что движется навстречу. Наличие в уголовном деле документа о метеоусловиях того времени и показания всех тубинских водителей, работавших на поле по соседству с местом аварии, об отсутствии пыли и "синусоидной" езде "Жигулей" в расчёт почему-то не берутся.

Но даже если бы эта пыль, как чёрт из табакерки, выскочила именно перед машиной Ветохи, то что ему мешало принять вправо и переждать "нулевую видимость"? Так, кажется, правила дорожного движения требуют. Но следствие даже это не приняло во внимание. Как и другой очевидный факт: о случившемся в полицию сообщил не Ветоха, а С. А. Фокин - водитель КамАЗа. Как это называется, когда целый и невредимый участник аварии не сообщает о ДТП ни в полицию, ни в больницу? На этот случай вроде бы даже есть соответствующая уголовная статья.

...Вооружившись актом экспертизы и схемой ДТП, я стала обходить красноярских автоэкспертов. Они разводили руками: по этой схеме мы скорость автомобиля высчитать не можем. Но один из экспертов посоветовал: обратитесь в СФУ, там наверняка помогут рассчитать технические параметры, при которых случилось столкновение.

Так я попала на кафедру транспорта к профессору Валерию Александровичу Ковалёву. Он преподаёт будущим инженерам-автотранспортникам расследование и экспертизу ДТП, обладает соответствующим сертификатом, делает для судов экспертные заключения. Валерий Александрович рассчитал скорость "Жигулей" и ширину динамического коридора, которая при этом была необходима машине. Он исходил из данных, которые есть в схеме ДТП.

Цифры впечатлили. Я поняла, что подросток вряд ли мог уйти от "виляющих" почти на всю ширину дороги "Жигулей". Мопед - не КамАЗ.

Так как эти цифры я раздобыла неофициально, то не могу их озвучить, но надеюсь, что следствие использует научный потенциал СФУ для установления истины.

Оксана Саможикова, конечно, вправе заказать по собственной инициативе такое исследование, но это обойдётся ей в пределах 50 тысяч рублей. Чтобы нанять адвоката, она и так продала всё, что могла, а ещё надо обустроить сынову могилу. Да и опять-таки, зачем тогда у нас существуют следственные органы? Для разработки теории "нулевой видимости" на полевой дороге после дождя?

Сам факт борьбы Оксаны Саможиковой с правоохранительными органами - это кощунство со стороны краснотуранской полиции. Да, на примере сфабрикованного уголовного дела в отношении сельского депутата Захара Минчика из Берёзовского района я знаю, как может безнаказанно нарушаться Уголовно-процессуальный кодекс, если власть имущим это надо. Но ведь здесь речь идёт не о финансовых интересах сильных мира сего. Ситуация иная - убит ребёнок, который в свои 14 лет помешал на дороге только одному человеку, севшему за руль, будучи прилично пьяным. По закону это отягчающее обстоятельство, которое почему-то превратилось в смягчающее. В голове не укладывается.

Природа неэффективного следствия

...В одном из ноябрьских ответов из краевой прокуратуры, которые получил С. Н. Орловский после обращения к С. М. Миронову, прочла такие слова: "Ваше обращение о неэффективном расследовании...". Хочу акцентировать внимание, дорогие читатели, на выражении "неэффективное расследование". Что это такое? Порылась в Уголовно-процессуальном кодексе и ничего не нашла. Зато в журнале "Российский следователь" учёный и практик по уголовному праву П. П. Ищенко в статье "Уголовно-процессуальные аспекты эффективности предварительного следствия" пишет об этой самой неэффективности.

Оказывается, в современных российских уголовных делах только треть объёма следственных материалов касается собственно доказательной базы, а две трети - к доказательствам никакого отношения не имеют. На тубинском примере, как я поняла, это то, что позволяет придать бюрократической волоките видимость законности и не выявить виновного даже в случае гибели ребёнка.

Удивил и вывод профессионала-эксперта: "Эффективность применения уголовно-процессуальных норм во многом зависит от общественного мнения". Иными словами, общественное мнение - это тот кнут, который заставляет следствие работать. Дожили...

Классический и нашумевший на всю Россию пример - дело "пьяного мальчика" из Балашихи. Только после обнародования этой истории по заслугам получила не только женщина-водитель: уголовное дело было также возбуждено в отношении эксперта, "сделавшего" мальчика пьяным. Вот я и задаюсь вопросом: когда закончатся мучения Оксаны Саможиковой, порождённые явно ненормальной ситуацией с расследованием уголовного дела о гибели её сына?

Все знают, кто это сделал, а у следствия год и четыре месяца - устойчивая "нулевая видимость".

Послесловие

Когда была подготовлена к печати эта статья, депутат Законодательного Собрания края от "Справедливой России" Н. В. Трикман, заинтересовавшийся произошедшим, получил ответ от первого заместителя прокурора края А. Г. Блошкина о том, что краевая прокуратура взяла под контроль расследование уголовного дела. В этом ведомстве тоже считают составленным "ненадлежащим образом" протокол с места происшествия, поэтому поставлен вопрос об ответственности тех, кто допустил подобные нарушения.

В ответе краевой прокуратуры есть такие строки: "Факты, изложенные в статье "Смертельный случай в Тубинске", проверяются следственным путём".

Это как понять? Идёт проверка статьи в рамках уголовного дела - того, что возбуждено 11 месяцев назад в отношении неустановленного лица? Или уже есть ещё одно уголовное дело? Против кого? Интересно, как следственным путём будут проверять элементарный факт: убийство произошло 13 августа 2016 года, а уголовное дело возбуждено 16 января 2017-го? Ведь именно об этом идёт речь в моей статье.


Мирослава ДЕМЬЯНЧУК.

На фото: Жизнь Бориса Коледаева оборвал пьяный водитель.. На этой дороге 13 августа 2016 года разыгралась трагедия, которая продолжается до сих пор.



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:
ПОЗДРАВЛЯЕМ С НАГРАДОЙ!
Указом президента красноярский учёный-медик и педагог награждён за вклад в развитие здравоохранения, медицинской науки и многолетнюю добросовестную работу.








Архив

Гидрометцентр России



Rambler's Top100







© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork