ГОД ЭКОЛОГИИ НЕ ЗАКАНЧИВАЕТСЯ
VI экологическая конференция "Охрана окружающей среды и промышленная деятельность на Севере", которую провели компания "Норильский никель" и Сибирский федеральный университет, не столько подытожила Год экологии в России, сколько обозначила роль экологии в жизни страны на годы вперёд.

Новый взгляд на новом месте

Ставшая уже традиционной экологическая конференция "Норникеля" в этом году "сменила прописку" и перебралась из Заполярья в Красноярск. Соответственно, "северное" представительство её участников расширилось до сибирского, а проблематика - до общероссийской. Впервые в конференции приняли участие такие стратегические для Красноярского края компании, как РУСАЛ, СУЭК и СГК. Встретиться на дискуссионных площадках с производственниками и учёными в СФУ прибыли руководители государственных контрольно-надзорных и правоохранительных органов. Более обширным, чем на прежних конференциях в Норильске, оказалось и представительство общественных организаций, как краевых, так и общероссийских.

- Как в Норильске, так и в Красноярске в Год экологии есть результаты, которые, что называется, можно пощупать руками. Экологическая хартия, подписанная весной этого года представителями власти, бизнеса и научного сообщества, уже начала выливаться в практические результаты,- заявил журналистам директор природоохранных программ Общероссийской общественной организации "Зелёный патруль" Роман Пукалов.- Красноярский край может отчитаться за Год экологии не просто какими-то симпозиумами или посадками деревьев (хотя и они важны), но началом строительства дымососов и новых очистных на Медном заводе в Норильске, проектированием электрофильтра и высотной дымовой трубы на ТЭЦ-1 в Красноярске. Многие другие компании реализуют крупные экологические программы. По уровню финансирования природоохранных мероприятий Красноярский край входит в десятку лучших регионов России.

Компания "Норникель" - не просто организатор экологической конференции. Её Заполярный филиал реализует крупнейшую среди всех предприятий Красноярского края программу экологической модернизации производства. Впрочем, по словам вице-президента - статс-секретаря ПАО "ГМК "Норильский никель" Елены Безденежных, все мероприятия по наращиванию и улучшению производственной базы на предприятиях так или иначе имеют природоохранный характер. В настоящее время компания реализует беспрецедентную по масштабам инвестиционную программу с применением передовых технических решений. Общие вложения компании в программу развития до 2023 года составят порядка триллиона рублей. В результате объём производства металлов увеличится в полтора раза. Но такой рост вовсе не означает увеличение вредного воздействия на окружающую среду. Наоборот, на мероприятия чисто экологической направленности будет выделено более 250 миллионов рублей. К 2023 году выбросы загрязняющих веществ в атмосферу Норильска должны сократиться на 75 процентов от уровня 2015 года, сбросы сточных вод - на 80 процентов.

- Если раньше мы говорили об экологической составляющей производства как надстройке над себестоимостью, то сейчас говорим о ней как составляющей нашей себестоимости,- пояснила Елена Безденежных.- Улучшение экологической обстановки в Заполярье - это наша приоритетная задача.

Завод закрыли. Что дальше?

Главным экологическим событием 2016 года едва ли не во всей России было закрытие в Норильске Никелевого завода, который работал с 1942 года. В результате выбросы в атмосферу диоксида серы Заполярным филиалом ГМК сократились на 35 процентов (380 тысяч тонн в год). Но на противоположной окраине Норильска работает ещё один "загрязнитель" - Медный завод. Что будет с ним?

Как рассказал на конференции заместитель директора Заполярного филиала "Норникеля" по реконструкции и промышленной политике Виктор Иванов, на предприятии смонтирована новая установка по производству сульфит-бисульфитного реагента (для собственных нужд предприятий ЗФ) из отходящих газов печей Ванюкова. Её пуск позволил снизить выбросы диоксида серы на Медном заводе на 11,5 тысячи тонн в год.

Вторым экологическим проектом на предприятии является сбор отходящих газов в цехах и их вывод через дымовую трубу. Это позволит устранить низовые выбросы диоксида серы, наиболее опасные как для самих заводчан, так и для жителей Норильска. Запуск системы ожидается в декабре этого года.

Но самый грандиозный по вложениям и масштабам работ "Серный проект" "Норникеля" ещё впереди. Не случайно вице-президент - статс-секретарь сказала журналистам на конференции, что с окончанием 2017 года экология для компании не заканчивается, а наоборот - начинается.

По большому счёту, сера - благодетель Норильска и одновременно его проклятие. 250 миллионов лет назад в ходе вулканической активности именно соединения серы связали частицы никеля и меди и сформировали месторождения, на которых сегодня работает "Норникель". Но теперь при производстве металлов эту серу надо выжигать, а сернистый газ очень токсичен. В 2016 году в атмосферу в Норильске ушло 1 миллион 124 тысячи тонн диоксида серы. Эту многолетнюю проблему и призван разрешить "Серный проект".

Малая его часть - реконструкция улавливания диоксида серы и производства из него элементарной серы на Медном заводе. Проект мощностью 280 тысяч тонн серы в год уже получил положительное заключение "Главгосэкспертизы".

- Все необходимые изыскания также завершены,- сказал руководитель Проектного офиса "Серного проекта" Андрей Северилов,- но мы, чтобы избежать зависимости от зарубежных технологий и оборудования, внесли небольшие изменения, которые сейчас прорабатываются, чтобы максимально использовать отечественное оборудование, существующие здания и сооружения. В начале 2018 года мы планируем объявить тендер по выбору подрядчика реализации проекта.

ГМК на распутье

Гораздо большие объёмы диоксида серы необходимо нейтрализовать на Надеждинском металлургическом заводе. Первоначально в компании предполагали реконструкцию производства элементарной серы с получением её до 600 тысяч тонн в год. Проект основан на лицензиях американской компании MECS, входящей в группу DuPont, и французской Le Gas Integral, на него получено положительное заключение "Главгосэкспертизы". В настоящее время канадская компания SNC-Lavalin разрабатывает рабочую документацию. Параллельно на площадке будущего строительства идут подготовительные работы: вертикальная планировка, демонтаж ненужных зданий и сооружений.

Но есть и альтернативный проект - своего рода ответ на вызовы времени. Он менее дорог, не зависит от импортных технологий и оборудования. Разработчиком этого варианта является ОАО "Уралмеханобр" (Екатеринбург), которое имеет опыт проектирования и строительства аналогичных объектов.

Если оставить в стороне "цену вопроса", технические и технологические детали, то главное различие двух технологий в том, что увидим "на выходе". Ну и в том, сколько опасного сернистого газа каждая из них заберёт "на входе". "Импортный" проект рассчитан на конечное производство элементарной серы - по сути, обычного природного продукта. "Отечественный" вариант превращает выбросы сернистого газа сначала в серную кислоту, которую затем нейтрализуют известняком с месторождения в районе Талнаха - "на выходе" получится гипс.

Преимущества "отечественного" проекта - возможность применения стандартной технологии производства серной кислоты, высокая степень утилизации диоксида серы (более 99 процентов), возможность использования отечественного оборудования, получение неопасного продукта (гипс), полное отсутствие потребления кислорода (для сравнения - для "импортного" проекта получения серы требуется порядка 170 миллионов кубометров кислорода в год) и практически полное отсутствие потребления природного газа, он применяется только на период запуска технологии (при производстве серы необходимо порядка 370 миллионов кубометров газа в год).

- На мой взгляд, довольно затруднительно сказать, что вы занимаетесь утилизацией, то есть превращением вредных выбросов во что-то полезное,- прервал поток технических подробностей председатель Общественной экологической палаты Гражданской ассамблеи Красноярского края Виктор Долженко.- Не получится ли так, что вы завалите всю территорию серой? Это 600 тысяч тонн в год! Или же "загипсуете" всю территорию... Как вы будете именно это утилизировать?

- В мире есть несколько компаний, которые готовы забрать всю нашу серу. Та, которая сейчас производится (до 150 тысяч тонн в год), благополучно продаётся, и до миллиона тонн мы готовы продавать,- парировал Андрей Северилов.- Вопрос вывоза серной кислоты, которая получается при утилизации по второму варианту, мы рассматривали, но её Северным морским путём никто никогда не возил. Для этого нет ни специализированного флота, ни потребителей такого объёма. Потому и решили нейтрализовать кислоту известняком. Базовый вариант предусматривает хранение получаемого гипса. Но параллельно мы начали проработку возможностей его использования на территории Норильского промышленного района в закладочных смесях и при рекультивации отработанных карьеров.

Экология формальная и экология реальная

В общем объёме секций, круглых столов и поднимаемых на них тем не меньшую часть, чем технико-технологическая, занимала часть юридически-правовая. Старт дискуссиям в этом направлении задала в выступлении на пленарном заседании вице-президент "Норникеля" Елена Безденежных:

- Проблемным вопросом является совершенствование законодательства в сфере окружающей среды и экологии. Административные барьеры при получении проектной документации и разного уровня заключений для введения новых мощностей, реконструкции и даже для закрытия - это тоже одна из больных тем. Когда мы получаем одно заключение от 9 до 12 месяцев, под угрозой оказывается реализация всего проекта.

Ещё резче высказался модератор и докладчик на одной из дискуссионных площадок, директор Департамента по экологии, охране труда и промышленной безопасности ОК РУСАЛ Иван Ребрик. По его мнению, механизмы государственного регулирования в сфере экологии сегодня имеют исключительно фискальный характер и ни в коей степени не обеспечивают снижение негативного воздействия, а скорее, наоборот, ведут к его увеличению.

- У нас неверно истолкован 16-й принцип "Декларации по окружающей среде и развитию" (содержит основные принципы экологического права, принята в 1992 году в Рио-де-Жанейро): "Национальные власти должны стремиться обеспечить интернализацию экологических издержек и использование экономических средств, принимая во внимание подход, согласно которому загрязнитель должен, в принципе, нести расходы, связанные с загрязнением, должным образом учитывая общественные интересы и не нарушая международную торговлю и инвестирование". В России этот принцип трансформировался в уродливую систему простых фискальных платежей при отсутствии явного механизма их целевого расходования на охрану окружающей среды. Поэтому с точки зрения администратора платы и пополнения бюджета сохраняется ситуация "чем экология хуже - тем бюджету лучше".

В качестве иллюстрации критической оценки Иван Ребрик привёл следующие данные. В 2016 году поступления в бюджет от экологических платежей выросли в стране в 4,57 раза (с 19,04 миллиарда в 2008 году), в то же время на экологические программы государством израсходовано всего 5,7 миллиарда рублей. Сами же предприятия-природопользователи затратили на охрану окружающей среды 100,24 миллиарда. Кстати, именно большие траты крупных предприятий на природоохранную деятельность внушают оптимизм общественникам.

- Исходя из тех денег, которые выделяет на экологию бизнес, после завершения Года экологии внимание к этой теме не исчезнет,- уверен президент Межрегиональной общественной организации "Национальный экологический порядок" Игорь Зунтов.- Если сегодня на себестоимость товара легла составляющая экологии, то бизнес будет вынужден продолжать вести и отслеживать эти траты. Соответственно, и власть будет вынуждена продолжать работать в этом направлении. Ну а мы, общественность, будем следить за тем, что происходит.

Возможно, в Красноярском крае у общественников скоро будет больше, чем где бы то ни было, возможностей для охраны окружающей среды. Во время краткого брифинга на экологической конференции временно исполняющий обязанности губернатора Красноярского края и президент СФУ Александр Усс приоткрыл завесу тайны:

- Я думаю, одним из существенных изменений во взаимоотношениях между крупными предприятиями, наукой и общественностью будет создание в ближайшее время экологического фонда. Важно, что в поддержке исследований и контрольных мероприятий, в поддержке как учёных, так и общественности будут принимать участие сами компании, к которым мы имеем претензии по экологии.


Андрей КУЗНЕЦОВ.

На фото: В результате природоохранных мероприятий "Норникеля" на Кольской ГМК, в Мончегорске вновь зацвела северная орхидея. Учёные называют её природным экологическим индикатором; Министр природных ресурсов и экологии Сергей Донской (справа) знакомится с "Серным проектом" (июль 2017 года); С переездом конференции в Красноярск она приобрела общероссийское значение - считают врио губернатора Александр Усс и вице-президент "Норникеля" Елена Безденежных; VI экологическая конференция собрала рекордно большое количество представителей власти, бизнеса, науки и общественности;Так будет выглядеть комплекс переработки диоксида серы в Заполярном филиале "Норникеля". Фото Сергея ОСИНА и пресс-службы ГМК "Норникель".



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:
К РЕКОРДАМ УЖЕ НЕ СТРЕМИМСЯ
По данным на вчерашний день, 19 октября, в крае обмолочено 817 тысяч гектаров зерновых и зернобобовых, или 79,5 процента от плана.

"ПО СОБСТВЕННОЙ ИНИЦИАТИВЕ"
Руководитель агентства информатизации и связи Красноярского края Денис Гусаров уволен с официальной формулировкой "по собственной инициативе".

УРОКИ ВЫЖИВАНИЯ
На уроке физкультуры в школе N 12 Красноярска умер 10-летний мальчик.








Архив

Гидрометцентр России



Rambler's Top100







© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork