МОЯ ИСТОРИЯ ЗДОРОВЬЯ
К сожалению, в общении с медицинскими работниками и чиновниками от здравоохранения мне не раз приходилось сталкиваться с некомпетентностью, равнодушием и просто грубостью. А попытки отстоять свои права и права других людей ни к чему не приводили.

Вам сказали - лежать!

В отделении сосудистой хирургии БСМП сделали неплохой ремонт. Проблема в другом - в палатах нет стульев, в коридоре длиною 60 метров установлены всего две скамьи.

В отделении в основном лежат пациенты с острыми заболеваниями конечностей. Однако им всё-таки нужно ходить по коридору, а при появлении боли - куда-то присесть. То же самое в палатах - люди не могут находиться в горизонтальном положении сутками.

Многие думают, что решение так обустроить палаты и коридор принял заведующий отделением, уважаемый врач Сергей Викторович Кулагин, но это не так. Виноваты здесь по большей части чиновники.

По данному вопросу я обратился к министру здравоохранения В. Н. Янину. А 25 апреля 2017 года получил ответ-отписку за подписью начальника отдела организации медицинской помощи взрослому населению Г. З. Габидуллиной.

Позвонил по указанному номеру телефона, ещё раз попытался объяснить, что стулья в палатах нужны, а в таком длинном коридоре требуется поставить 4-5 лавочек, а не 2, которые сейчас установлены около перевязочной комнаты и туалетов.

Услышал в ответ: как мы решили, так и будет, в бюджете нет денег. Больные должны лежать в кроватях, нечего по коридору ходить, а посетители постоят.

После такого разговора я обратился к губернатору В. А. Толоконскому. И 11 мая получил ответ от начальника отдела по работе с заявлениями граждан О. В. Савенкова. Его суть: ваше обращение направлено для рассмотрения министру здравоохранения В. Н. Янину. От последнего получил уже знакомый ответ: больные должны лежать в палате, мы так решили.

А в палатах стоят по 6 кроватей, расстояние между ними - только чтобы вошла тумбочка. Больные лежат и дышат в лица друг друга. Но ведь по нормам на одного больного полагается 7 квадратных метров - с тумбочкой, стулом и шкафом...

Реакция: побоку

После очень и очень долгих "хождений по мукам" я обратился в министерство здравоохранения с просьбой разобраться с проблемой: назначенные лекарства вызывают побочные реакции, заболевание продолжает развиваться, очаги поражения увеличиваются.

Получил ответ за подписью министра, содержание которого сводится к следующему: в вашей амбулаторной карте информация о неблагоприятных побочных реакциях на препараты отсутствует.

Я что, обязан следить, что пишут в карте врачи? Пациент должен доверять докторам, так полагаю. Но вот к чему привело моё доверие...

До 2012 года у меня не было никаких кожных заболеваний. Говорю это ответственно, так как проходил в Москве специальный карантин при командировании в страны Индокитая. В то время такая мера безопасности была обязательной.

В 2012 году обратился в поликлинику N 1 Красноярского краевого кожно-венерологического диспансера N 1 с просьбой посмотреть ногти на больших пальцах. Мне назначили мази, часть из них покупал, часть выдавали по льготе. Как выяснилось позже, должны были ещё сделать лабораторные анализы, но, видимо, забыли.

Так меня лечили 4 года. Заболевание продолжало развиваться, поражая всё новые участки тела.

Я много раз обращался к заместителю главного врача по медицинской части краевого диспансера Ирине Михайловне Шапрановой, к заведующей поликлиникой Жанне Валерьевне Ковалёвой. Мне меняли мази, кремы, но ситуация оставалась прежней.

И только благодаря руководителю диспансера, прекрасному врачу Ирине Михайловне Оляниной я был направлен на консультацию к доценту кафедры кожных и венерологических болезней Красноярского медицинского университета Татьяне Николаевне Гузей. А она поручила Евгению Олеговичу Осколкову, заведующему стационаром дневного пребывания диспансера, организовать проведение лабораторных исследований. Что и было сделано 13 марта 2017 года.

Несколько раньше, в 2016 году, я попал на приём к врачу-дерматологу диспансера Николаю Михайловичу Гузею. Он первым из всех докторов, к которым я обращался, осмотрел всё моё тело. Вежливо рассказал о причинах заболевания и назначил препарат "Акридерм ГК".

Я пользовался им в течение трёх месяцев - и многие очаги поражения исчезли. При очередном осмотре Николай Михайлович посоветовал мне применять препарат ещё месяц.

Он позвонил заведующей поликлиникой Ж. В. Ковалёвой, чтобы согласовать выписку рецепта. А она громко, резко заявила: "Ты что, хочешь платить за него деньги? Выписку не разрешаю".

Затем разговор продолжился у заместителя главного врача И. М. Шапрановой. Ковалёва опять повторила, что они не должны платить за меня деньги. Я им предложил назвать более эффективный препарат, пообещал сам его купить. Мне выписали рецепт на "Целестодерм-В".

Применял его 6 дней, после чего заболевание резко обострилось, кожный покров вздулся, пошли пузыри, начались зуд, жжение, боли. Я обратился к врачу-дерматологу Адаму Францевичу Пригоцкому, поскольку Николай Михайлович находился в отпуске.

Этот врач, посмотрев карту, в резкой форме отказал мне в приёме, обращался на "ты". Заявил: "Я эту мазь не выписывал, жди своего врача". Заходила Ковалёва, посмотрела, повернулась и ушла. В этот день поликлиника мне так и не оказала медицинскую помощь.

Как я указывал выше, помогли мне Ирина Михайловна Олянина и Евгений Олегович Осколков.

Я обратился в страховую компанию за защитой прав пациента. Получил формальный ответ... Поинтересовался у автора ответа, кто проводил проверку. Услышал: "Наш врач-эксперт". Фамилию назвать отказались, сообщили, что такой информации не дают, это конфиденциально.

Что это за секретная личность? Почему не обратили внимания на вопиющий факт: избранная методика лечения не даёт результатов годами? И почему с пациентом считают возможным обращаться вот так?

Я вновь обратился к министру В. Н. Янину. Получил ответ за подписью Г. З. Габидуллиной. Она сообщила, что лечение моего заболевания проводилось в соответствии с принятыми стандартами оказания медицинской помощи больным экземой.

Однако лабораторные исследования выявили другое - грибковое заболевание. Выходит, все эти годы меня лечили неправильно, не от того. Безответственность некоторых врачей и сотрудников министерства здравоохранения поражает...

Кстати, в январе 2017 года я обращался к министру В. Н. Янину по поводу несколько странного, по моему мнению, поведения терапевта Красноярского краевого госпиталя для ветеранов войн Елены Владимировны Аузяк. Я только поступил в палату, не успел разложить вещи. Вдруг зашла врач, не представившись, потребовала назвать таблетки, которые принимаю.

Я не помнил название, сказал, что нужно посмотреть в записной книжке. В ответ услышал о себе нелицеприятное мнение.

Ответа из Минздрава так и не дождался.

А Подкорытов - молодец

Может сложиться впечатление, что я всех только критикую. На самом деле в городе есть руководители медицинских учреждений и врачи, к которым отношусь с глубочайшим уважением. Один из них - начальник Красноярского госпиталя для ветеранов войн Алексей Викторович Подкорытов.

Расскажу о ситуации, очевидцем которой я был. Почти слепого 92-летнего фронтовика без ноги поместили в пятиместную палату. Конечно, ему было неудобно. Кроме того, он понимал, что соседям приходится трудно, но стеснялся об этом сказать.

К сожалению, ни заведующий отделением, ни заместитель не обращали на это внимания либо говорили, что других возможностей у них нет. А Алексей Викторович, узнав о ситуации, в присутствии всех заявил: "Госпиталь располагает всем необходимым для ветеранов-фронтовиков".

В течение полутора часов все вопросы были сняты: ветерана перевели в двухместную палату со всеми удобствами, нашли человека, который возил больного в туалет на коляске.

Хирург Андрей Валерьевич Лихачёв, работающий в хирургическом отделении госпиталя, тоже профессионал своего дела и порядочный, вежливый человек.

В отделении сосудистой хирургии БСМП трудится Владимир Юрьевич Толстихин. Я попал к нему в 2010 году, когда мне предлагали ампутировать ногу.

Так вот, благодаря участию в моей судьбе Владимира Юрьевича, заведующего отделением Сергея Викторовича Кулагина и лечащего врача Антона Владимировича Анциферова я передвигаюсь на своих ногах.

У меня были сложности с участковым терапевтом. По согласованию я стал обращаться в поликлинику N 5 к терапевту Галине Петровне Кузьминой, которая всегда уважительно относится к своим пациентам. Большое ей спасибо!

В области дерматологии мне очень долго не везло. Наконец, в мае 2017 года я встретил неравнодушных, знающих людей. Кандидат медицинских наук Татьяна Николаевна Гузей и Ирина Михайловна Олянина очень мне помогли. Верю, что вместе мы справимся с болезнью.

В заключении немного о себе. Мне 78 лет, я - ветеран труда, инвалид. Рабочий стаж - 52 года, 32 из них я трудился руководителем: начальником спецуправлений, директором заводов, управляющим трестами. Работал в трёх регионах России: в Брянске, Иркутске и Красноярске. Мои объекты находятся по всей стране - от Брянска до Бурятии. Имею российские государственные награды, а также награды зарубежных стран.

С уважением, Владимир КУЗИН. Красноярск.



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:
ТУЛЕЕВ ПОПРАВЛЯЕТСЯ
Губернатор Аман Тулеев проходит реабилитацию в городе Кемерово, его состояние стабильно, сообщил агентству "Интерфакс-Сибирь" и. о. начальника управления по работе со СМИ администрации Кемеровской области Алексей Доронгов.

СЧАСТЛИВОГО ПЛАВАНИЯ, "ЮНГА"!
В краевом центре, по многочисленным просьбам жителей и гостей нашего города, организованы теплоходные прогулки по Енисею.



Архив



Гидрометцентр России

Rambler's Top100









© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork