ЗАРЕЗАТЬСЯ БЫ НАДО ОГУРЦОМ
Симпатичный английский бульдожек Сэм выскочил деловито в утреннее пространство нашего двора и удивлённо присел на задние лапы. Рядом с детской площадкой появилась клумба, которой не было вчера и которую сейчас надёжно защищала импровизированная изгородь из пустых пластиковых бутылок, плотно подогнанных друг к другу.

Можно было не сомневаться, что неугомонный Сэм сразу бы пошёл на такую преграду в решительную атаку, но на самой клумбе были высажены десяток красных тюльпанов и сиреневый гиацинт. Их красота после зимней серости вызывала, по-моему, восторг не только у людей, но и у собак тоже.

Сэм фыркнул и оглянулся на хозяйку Лену, которая на всякий случай взяла его на поводок. Рядом на скамейке в старой коричневой куртке сидела Клавдия Михайловна из пятого подъезда, которая (и об этом знают все в нашем дворе) каждый год перед 9 Мая высаживает эти цветы. И только самым близким своим знакомым она рассказывает о том, что делает так в память о своём отце Михаиле Аверьяновиче, погибшем в начале 1942 года на Ржевско-Вяземском плацдарме, под городом Белым.

Клавдию Михайловну не все любят в нашем дворе. Она ругает ребятишек за то, что обижают кошек, живущих в подвале, ссорится с автолюбителями, заезжающими на зелёный газон. Делает сердитое замечание мне, если зимой в морозы забываю насыпать семечки в кормушку для синичек. Ну а весной она критикует всю власть подряд, которая не смогла обеспечить достойную жизнь старикам.

"У нас украли Победу, все её плоды достались не нам, детям войны, а всяким Керибаскам..." Кстати, подобные мысли в эти праздничные дни мне высказывали многие наши читатели, звонившие или заходившие в редакцию. Все они, без сомнения,- патриоты России, долгие годы честно трудившиеся на её благо, но сейчас, на закате жизни, живётся им очень несладко. Об этой несправедливости особенно часто люди говорят почему-то именно в день 9 Мая.

Мне нечего им ответить, могу только вспомнить строки из известного стихотворения поэта-фронтовика Давида Самойлова:

"Я понимаю, если бы не юмор,

Зарезаться бы надо огурцом.

Но если вышло так, что ты не умер,-

Сиди и пей с потерянным лицом".

Ничего тут не поделаешь, такой уж это "праздник со слезами на глазах". Только он заставляет наш народ собираться вместе, отложив дачные и прочие заботы, и он проходит через всю страну молчаливой и великой колонной "Бессмертного полка". Нынче она стала ещё многолюднее, определилось её сущностное содержание, явственней - терпкий вкус.

Даже столетие революций 17-го года не вызывает в наших душах такого живого отклика. Может быть, и незаслуженно, а может быть, просто потому, что именно из этого "революционного котла" вышел тот народ, который дошёл до Берлина и стал творцом Великой Победы.

Странно, но обида возникает именно в праздничный день, когда многим из нас вдруг начинает казаться, что живём мы слишком бедно, скучно и серо, что не так бы надобно нам жить после Такой Победы в 1945 году.

Впрочем, мы наконец-то перестали бояться и учимся говорить сами себе правду только сейчас, через 72 года после того, как Красное Знамя затрепетало над Рейхстагом. А вот фронтовик Давид Самойлов ещё много лет назад писал именно об этом:

"Пью. Наливаю. Пятую. Шестую.

Закусываю, глядя на Луну.

И всё живу. И всё же существую.

А хорошо бы снова на войну..."

Уныние для православного человека неслучайно является большим грехом. Может быть, лучше украсть или влюбиться, убежать, попасться и покаяться, а потом попытаться начать новую, лучшую жизнь. Чем сидеть, опустив руки, и умирать от тоски...

Какой выбор сделать? На этот вопрос в праздничную неделю дали собственный ответ двенадцать жителей заполярной Дудинки, которые нашли время, провели собрание своей инициативной группы и передали его протокол в районный избирком. Их цель - провести референдум за возвращение Таймыру статуса автономного округа. Причина проста: нынешняя администрация края, не имея достаточного опыта, настойчивости, а может быть, и желания, фактически допустила серьёзное ухудшение условий жизни людей в условиях Крайнего Севера.

Возможно, их действия излишне резки, суждения категоричны, но эти люди, безусловно, заслуживают уважения за свою открытую гражданскую позицию, требующую в том числе и личной храбрости. Ну а Победа - как у нас водится, будет одна на всех. Какая именно - тут есть ещё варианты.

Помнить о войне тяжело, забыть невозможно, понять, что произошло потом и что происходит сейчас,- очень трудно. Тут уж действительно "можно зарезаться огурцом". Но если мы помним - это уже не безнадёжно, это уже победа. Только надо постараться обязательно найти возможность сделать собственный выбор.

Именно так поступил в эти дни сотрудник краевого театра имени А. С. Пушкина Юрий Мизенин, открывший в его фойе выставку работ своего отца - художника-любителя Бориса Мизенина, который в 19 лет попал на войну.

Шёл 45-й год, победа была близка. Но на войне как на войне...

"Рассказывать о своём отце и легко, и непросто. Уже больше двух лет как его не стало, а меня не покидает ощущение, что он - рядом. Точно так же как рядом с ним незримо был всегда его старший брат, погибший под Москвой..."

Поколение победителей оставило нам много чего - не только картины, не только огромную страну, но ещё и возможность жить: удивляться майскому снегу, сопротивляться ураганному ветру и дождю, радоваться тёплому солнцу. И когда благодарная память заставляет нас устраивать выставки, садить цветы на холодных клумбах, смотреть фильмы, читать стихи и воспоминания о той войне - это и значит, что Великая Победа будет ещё долго согревать наши суетные души.

Не бойтесь в эти особые дни выпить рюмку горького вина, не бойтесь "зарезаться огурцом". Это нам на роду написано...

Игорь РАК.



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:
НАСТРОЙ ОДИН - НА ЛЕТО
Глава Красноярска Эдхам Акбулатов принял два важных решения.

"СИБИРЯК" ОТРЕМОНТИРУЕТ БОЛЬНИЦУ
Известная строительная компания "Сибиряк" подписала контракт на реконструкцию Красноярской межрайонной клинической больницы скорой медицинской помощи.

ЦЕНА "КВАДРАТА" СНИЗИЛАСЬ
Любопытные данные о динамике цен на жильё в первом квартале года предоставил Красноярскстат.



Архив



Гидрометцентр России

Rambler's Top100









© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork