КАЗАЧЬЕМУ РОДУ НЕТ ПЕРЕВОДУ
В середине двадцатого века Владимир Алексеевич Зеленов вернулся в родной Красноярск сразу после окончания в Ленинграде института живописи, скульптуры и архитектуры имени И. Е. Репина, потому что ощущал своими глубокими родовыми корнями связь с этой землёй, её историей и культурой.

Свет суриковской традиции

Культурный багаж студенческих лет, среда Академгородка, в которой он обитал затем на протяжении почти полувека, советский исторический период, позволивший автору работать над глубокими замыслами,- всё это сформировало необыкновенную творческую личность, своими произведениями отразившую время и его феномены.

Совсем ещё недавно Зеленов шутил, что молодые коллеги смотрели на него как на ихтиозавра, когда он говорил им, что окончил красноярскую школу живописи и рисования в 1948 году. Он прекрасно помнил, как проходили в нашем городе торжества, связанные с празднованием столетнего юбилея со дня рождения В. И. Сурикова.

О школе тех лет вспоминал с благодарностью. Ведь ему, приехавшему из глухой тайги в краевой центр, предоставили возможность пройти за один год такой начальный курс обучения изобразительному искусству, который дал возможность поступить в среднее художественное заведение. Затем он однозначно выбрал учёбу в Ленинграде, его не влекли ни Киев, ни Омск, ни Иркутск.

Десять лет жизни в городе на Неве позволили освоить то богатство отечественного и мирового художественного наследия, которое и может подготовить настоящий талант к собственному пути в искусстве. Тем более что в стенах института живописи, скульптуры, архитектуры имени Репина учились и работали вчерашние фронтовики, а также потомственные ленинградцы, пережившие ужасы блокады.

Именно эти художники продолжали развивать линию русского реализма. При всём том, что в институте, естественно, чтили репинские традиции, Владимир Зеленов, вспоминая эти годы, говорил, что открыл для себя Сурикова, который стал для него путеводной звездой. Особенно дорого ему было общение с полотном "Покорение Сибири Ермаком", представленное в Государственном Русском музее, когда-то именовавшемся музеем императора Александра III.

Максимилиан Волошин ещё в 1913 году отмечал суриковский дар угадывать русскую историю не сквозь исторические книги, а через внутреннее чувство, которое было обретено его душой через бытовую и родовую подготовку. Ведь род казаков Суриковых в Сибири берёт начало как раз со времён Ермака Тимофеевича и первых основателей Красноярского острога.

Точно также и Владимир Зеленов со студенческих лет много размышлял о своей родословной, о своих предках, пришедших в Сибирь в составе вольных казачьих отрядов. Вернувшись в Красноярск в 1959 году, он не один год шёл по пути осмысления образной героики.

Значимой вехой мастера на этом пути стала скульптурная группа "Землепроходцы", показанная в 1978 году на художественной выставке, посвящённой 350-летию Красноярска. Она тоже представляла то прошлое, которое было отражено мощным звучанием в суриковском "Покорении Сибири Ермаком".

Используя ритмичное построение формы и пространственных интервалов, автор создал динамичную скульптурную композицию, продолжая развивать достижения отечественного и мирового пластического искусства второй половины двадцатого столетия.

Владимир Зеленов полагал, что красноярцы проникнутся духом стойкости и героизма людей, преодолевающих препятствия и трудности, и всё-таки примут решение об установке монумента в исторической части города, где был возведён когда-то острог. К сожалению, этого так и не произошло.

Заветы Астафьева и Распутина

Суровая романтика 60-х годов, строители дороги Абакан - Тайшет, а затем и Саяно-Шушенской ГЭС стали для художника предметом постижения красоты человека-труженика.

Одновременно Зеленов был натурой не только патетической, но и лирической. Природа Восточных Саян с их альпийскими рельефами и каньонами рек Кизир, Казыр, Сыда, Сисим пробудила тонкие пейзажные мотивы в его творчестве. На летний период он часто выезжал в эти необыкновенно красивые места.

В 80-е годы в творчестве художника появляется новая тема, связанная с Виктором Петровичем Астафьевым, который поселился по соседству с Зеленовым в красноярском Академгородке. Пятидесятилетний скульптор не мог не принять такой подарок судьбы, как общение с великим писателем.

Владимир Алексеевич самыми разными выразительными средствами и материалами буквально фиксировал отдельные моменты жизни Астафьева. Так родились дружеские шаржи акварелью и гуашью "Взятие Академгородка" (1980), "Явление Виктора Петровича" (1984) и другие. На республиканской выставке "Советская Россия", экспонировавшейся в 1983 году в Красноярске, Зеленов представил своё этапное произведение "На земле предков. Портрет В. П. Астафьева. 1982".

С Виктором Петровичем они бывали вместе в поездках по краю. В живописных композициях и графических рисунках художника остались пейзажи мест, которые дороги были Астафьеву и нашли отражение в его произведениях. Они же стали по-особенному ценными для Владимира Алексеевича. В 1990-е годы Зеленов работал над созданием двойного скульптурного портрета Виктора Петровича и Марии Семёновны.

Художнику всегда были ближе более камерные решения скульптурного образа, чем монументальные. В этом плане он вписывался в процесс поворота от монументализма к станковизму, происходившего в скульптуре.

И ещё одно новшество: Владимир Алексеевич задумал исполнить скульптурную группу, изображающую чету Астафьевых, вводя в композицию элементы "обстановки" - садовой скамьи. Он сразу знал место размещения этой работы. Более десятилетия это произведение ждало того дня, когда оно предстанет перед публикой.

Сегодня трудно себе представить иную скульптуру, выполненную другим автором. Она настолько органична и одухотворена в астафьевском дворике в Овсянке, что, кажется, здесь и появилась на свет.

В какой-то момент, в начале 80-х годов, художник прочувствовал глубокую внутреннюю связь с героями ранних произведений Валентина Распутина и начал работать над серией "Сибирские характеры". Образы ангарских мужиков создавались как скульптурные, так и графические, одновременно шла мысленная работа над скульптурным портретом Валентина Распутина.

Нужно было найти лаконичное и ёмкое композиционное решение, в котором эмоциональность, лиричность соединились бы с серьёзными размышлениями о той действительности, в которой происходили губительные изменения Приангарья, болью отзывавшиеся в душе писателя, да и в душе Зеленова тоже, ведь его родной Южно-Енисейск - это тоже Приангарье.

Владимир Алексеевич говорил, что у художника не может быть всё хорошо. Сам себя он не должен оценивать. Время - главный ценитель и исследователь творчества. Скульптор считал, что у него удачны две-три работы, но на них ушла целая жизнь. Такие мысли он высказал автору этих строк ещё в начале 2000-х годов.

Энергия ушедшей эпохи

И, конечно, он не предполагал, что через тринадцать лет какие-то отморозки сожгут его мастерскую и уничтожат всё, что там находилось и было делом всей его жизни.

Ещё за две недели до этой трагедии художник в своей мастерской говорил о том, что здесь прошла целая эпоха, и всё свидетельствовало о том, как она начиналась и как закончилась.

Кто только здесь не был в гостях: труппа театра Ленсовета, режиссёр и актёр Борис Галкин, артист Валентин Никулин, кинорежиссёр Роман Балаян, режиссёр-документалист, снявший цикл фильмов об Астафьеве, Михаил Литвяков, скульптор Владимир Цигаль, писатели Виктор Астафьев, Валентин Распутин, Валентин Курбатов, поэты Роман Солнцев, Зорий Яхнин. Словом, было время, когда здесь бурлила жизнь.

Всё изменилось кардинально. Коммуникации в мастерских отрезали, наступил страшный холод. Приходилось самому как-то поддерживать хотя бы в маленьком помещении жизненный режим. Эти строения и их обитатель кому-то мешали жить...

Зеленов думал, что закон и правопорядок на его стороне. Но это не так.

После пожара и реанимации только крепкие казачьи корни вернули его в нормальную форму. До последнего дня он сохранял бодрость духа. Владимир Зеленов был последний из могикан, в делах, мыслях и творчестве которого нашла отражение сложная и противоречивая жизнь страны и Сибири.


Любовь ШАПОВАЛОВА, искусствовед.

На фото: Валентин Распутин у скульптурной композиции "Астафьевы в Овсянке". Овсянка. 2004 год; Портрет биофизика Э. К. Родичевой. 1981-1982. Мрамор; Осень в Саянах. 2007. Холст, масло.



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:
НАСТРОЙ ОДИН - НА ЛЕТО
Глава Красноярска Эдхам Акбулатов принял два важных решения.

"СИБИРЯК" ОТРЕМОНТИРУЕТ БОЛЬНИЦУ
Известная строительная компания "Сибиряк" подписала контракт на реконструкцию Красноярской межрайонной клинической больницы скорой медицинской помощи.

ЦЕНА "КВАДРАТА" СНИЗИЛАСЬ
Любопытные данные о динамике цен на жильё в первом квартале года предоставил Красноярскстат.



Архив



Гидрометцентр России

Rambler's Top100









© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork