ЗА МИЛЛИОНАМИ НЕ РАЗГЛЯДЕТЬ ЛЮДЕЙ
Сразу после опубликования в "Красноярском рабочем" (N 27 от 12.04.2017 года) целой полосы под заголовком "Зачем фермеру лесосека", как ответа регионального министра лесного хозяйства Владимира Векшина на мою статью "В лесу, но без леса", в корпункт газеты по югу края позвонили из Идринского района.

- Владимир, в сфере лесопользования вы пытаетесь отстаивать интересы работающих на земле крестьян, и это правильно. Но почему только их одних? - спрашивал мой собеседник.- Приезжайте к нам в район, у нас доступ к лесным ресурсам закрыт всем, включая малый бизнес. Предприниматели, занимающиеся переработкой леса, останавливают пилорамы, люди работы лишаются, скоро в сёлах простой доски не купишь, не у кого будет.

Приехав в Идринское, по рекомендации моего телефонного визави, отыскал ООО "Ютан", много лет занимающееся заготовкой древесины и её переработкой. Директора Юрия Малышева (кстати, депутата районного Совета) застать не удалось - уехал из района по делам. Разговорился с мастером лесоцеха Евгением ЕЛЬКИНЫМ.

- Я всех тонкостей не знаю, как аукционы проводят и лесосеки выделяют. Мне известно одно: наши леса отдают на откуп кому угодно, только не местным,- поделился со мной Евгений Игоревич.- Вот и мэр Минусинска Дмитрий Меркулов в районе отметился, инвестпроект какой-то замутил, и под него обширные угодья зарезервированы, их никому не выделяют. А мы без сырья сидим.

Губернатор Толоконский с высоких трибун говорит о развитии малого бизнеса, только кто его слушает в глубинке? Местные лесные начальники вертят ресурсами, как хотят. У нас на предприятии ещё недавно до 40 человек работали, две пилорамы в две смены гудели. Сегодня лишь пять трудятся по четыре часа в день, запас древесины на два месяца остался. Одна пилорама совсем законсервирована.

- Мне сказали, что ваша пилорама осталась единственно действующей на весь райцентр?

- Верно сказали. Остальные позакрывались, пилить нечего, древесины нет.

- Люди, которые от вас ушли, чем занимаются?

- Да кто чем. Выживают, как могут. Работу в Идринском где найдёшь?

Причину сложившейся ситуации местные видят, как ни странно, в одном конкретном человеке - руководителе КГБУ "Идринское лесничество" Владимире Стручаеве. Как перевели его из соседнего Краснотуранского района "рулить" здешними лесными угодьями, так всё и началось.

Вот что поведал мне Сергей ЛИСИЦЫН, опытнейший лесничий с 25-летним стажем и высшим специальным "лесным" образованием. И последний заместитель Стручаева:

- Как только Владимир Михайлович в лесничестве появился, меня сразу предупредил: я тебя с работы хоть по-хитрому, но всё равно уволю. Возможно, конкурента во мне видел или не понравилась моя прямота. Я ведь такой человек, что, зная идринские леса, как свои пять пальцев, правду-матку в глаза режу, если что не так.

Меня однажды вызвали в районную администрацию (я ещё работал замом Стручаева), спросили, кто у нас лес заготавливает. Я честно ответил, что кто угодно, но наших, местных, там раз-два и обчёлся. Китайцы в лесах хозяйничают, арендаторы из Курагинского района. Стручаев мне после этого нагоняй устроил, слово в слово передал разговор с начальством, как будто его специально на диктофон записали.

А я в чём не прав? Например, в селе Отрок на пилораме 15 человек работали, семьи кормили, сейчас там всё замерло. В Никольском наш предприниматель, чтобы пилораму не останавливать и людей не разгонять, лес готовит, покупая у арендатора в Новосёловском районе за 100 километров.

Не стану вдаваться в подробности, а только два местных арендатора продали свои лесосеки китайцам, а те самостоятельно лесом занимаются, собственную технику имеют, рабочих со стороны нанимают, нашим предпринимателям ничего в субаренду не дают. Лесопосадки восстановительные выполняют через пень-колоду, никто толком с них за это не спрашивает.

Мне, как специалисту, хорошо известен порядок проведения лесных аукционов или предоставления угодий в аренду. И что бы там ни писали в газетах, в этом процессе многое, если не всё, зависит от местных руководителей лесничеств и районных властей - Красноярск далеко, там иными масштабами оперируют.

Вот баллотировался Стручаев в районные депутаты по одному нашему округу с сёлами Телек, Куреж и Центральный, а там леса первой группы, их вообще нельзя готовить. Чтобы за него проголосовали, он рубки ухода и добровольно-выборочные отвёл местному населению. Но как только господина кандидата "прокатили", он это дело враз свернул и народу кукиш показал.

Как-то ещё при мне рубки ухода производили без всякого аукциона и размещения информации на сайте. После заготовки древесину не сдавали в подотчёт лесничему, водитель Стручаева сам возил лес в город, продавал за наличный расчёт, привозил деньги и сдавал в бухгалтерию. А главный бухгалтер, кстати сказать, мало того, что имеет две судимости, последний раз была осуждена условно за мошенничество. В лесничестве же. Об этом каждый в организации знает и всё Идринское судачит. Однако она продолжает работать, как ни в чём не бывало.

- А вы сами, Сергей Петрович, готовы ответить за то, что наговорили мне на диктофон?

- Под каждым своим словом подпишусь. Аукционы у нас выигрывают кто угодно, только не местные. В аренду лес тоже не возьмёшь. Стручаев под себя подмял даже такую мелочь, как выделение населению квот на дрова по 25 кубометров и по 70 кубометров на ремонт жилья и хозпостроек.

Мелкие лесозаготовители прежде как поступали? Договаривались с людьми, у которых подходила очередь на лес, готовили его за них в лесосеках и с ними потом рассчитывались. Дровами, деньгами, пиломатериалом. Так Стручаев и тут предпринимателей в сторону отставил, самолично распоряжается - где, кому, чего и сколько. Дошло до того, что возле иных деревень весь березняк извели, людей дрова готовить отправляют за тридевять земель.

- Каким образом Владимир Стручаев с вами расстался?

- Сократил. Из края пришла бумага с рекомендацией сократить в лесничествах избыточных сотрудников низшего и среднего звена. О заместителях в ней не было сказано ни слова, однако Стручаева это не остановило, включил мою должность в приказ и - до свидания. Теперь вот сужусь, стремлюсь восстановиться в прежней должности. Я потомственный лесничий, окончивший в своё время Красноярский технологический институт, мой отец и дед лесничими работали, а меня выбросили, как худую собаку. Причём, как я считаю, незаконно.

Верить или нет рассказу Сергея Лисицына - вопрос двоякий. Всё-таки обижен человек, эмоции перехлёстывают через край. Хотя он много ещё чего наговорил о делах Владимира Стручаева. Но вот следующее мнение индивидуального предпринимателя - лесозаготовителя и переработчика из села Никольского Сергея ЩЕРБАКОВА:

- Именно с приходом Стручаева в Идринское лесничество у меня и моих коллег начались проблемы с отводом лесоучастков. Лес кругом есть, а взять не можем, не дают ни в аренду, никак. А почему так происходит - тайна за семью печатями. Раз съездил в лесничество, другой, третий. Безрезультатно. Инвестпроект опять какой-то придумали, вроде глава Минусинска Меркулов снова к нашему единственному природному богатству интерес проявляет.

А ведь это мы уже проходили с хитрой структурой ООО "Минусинский лес". Шуму в прессе тогда было много, они фабрику обещали построить, а закончилось всё ничем - лес покосили, вывезли из района и были таковы. Закрылись, исчезли и даже долги с налогами не заплатили. Помню, как эти ушлые минусинские ребята, получив в аренду огромные лесоучастки за копейки, перепродавали нам древесину на корню по 400 рублей за кубометр.

У меня в деревне пилорама, вместе со мной пять человек трудятся. Жителей пиломатериалом обеспечивал, люди строились, благодарили за поддержку. Теперь пришлось уйти на лесозаготовки к арендатору в Даурское лесничество, что в Новосёловском районе, вожу на пилораму древесину за 100 вёрст. Деваться некуда, ведь столько своих средств в бизнес вложил. И людей потерять жалко, они много лет со мною в одной упряжке.

Бывшего инженера лесопользования с десятилетним стажем Сергея ДЁМИНА никто насильно не гнал из Идринского лесничества - уволился по собственному желанию:

- Ушёл потому, что при Стручаеве невозможно стало работать, а я ему точно мешал со своей принципиальностью. Материальная сторона тоже свою роль сыграла: прежде получал 16-17 тысяч, Стручаев пришёл - урезал зарплату до 12, мастерам положил и того меньше. Как вы считаете, на такие деньги можно семью прокормить? Не хочу заглядывать в чужой карман, но у самого директора зарплата тысяч под сто. А это, между прочим, государственное предприятие, не частная лавочка. Его перевели к нам из Краснотуранского лесничества, у меня там знакомые, так они тогда ещё предупреждали нас о его стиле руководства и манере вести дела. Своим подчинённым он открыто говорит: кто недоволен, пишите заявление об уходе, я никого не держу.

Мнения других здешних предпринимателей - Михаила Таушева, Алексея Никулина, Анатолия Елисеева - о работе руководителя Идринского лесничества приводить, наверное, нет смысла, они расходятся разве что по форме, но едины по содержанию.

Пишу этот материал, а сам думаю: не наговаривают ли земляки на Владимира Михайловича, обвиняя его в самоуправстве, злоупотреблении должностными полномочиями и вообще чуть ли не в коррупции? Может, зря клепают на хорошего человека? Ведь основная задача господина Стручаева, исходя из позиции регионального лесного ведомства, в том и состоит: повышать ничтожный доход, который даёт сегодня краю, по словам Виктора Толоконского, такой бесценный природный ресурс, как лес. И в этих 481,6 миллиона рублей (меньше, замечу, бюджета любого самого крохотного района), поступивших в краевую казну за 2016 год, наверняка есть определённая доля Идринского лесничества.

Ну, потерял район с приходом Стручаева десяток-другой рабочих мест, это мелочь в сравнении с сотнями тысяч целковых, текущих в краевые финансовые закрома из идринских лесов от пришлых арендаторов в лице китайцев, соседей-курагинцев и ещё Бог весть кого.

Но в завершение всё же позволю себе напомнить властям предержащим вот о чём. В 2000 году население Идринского района составляло 15 800 человек, в 2010-м - 12 472, в 2016-м - 11 580. Чуть менее проживает сегодня в одном только селе Ермаковском. В Минусинском районе вообще вдвое больше народа обитает.

Бегут из депрессивного района люди со скоростью классных марафонцев. Бегут от безработицы, от унизительно низкого уровня жизни, от безысходности. И будут продолжать в том же духе, коль скоро закроется в райцентре Идринском последняя пилорама, обеспечивающая население недорогими брусом, доской или плахой.


Владимир НЕСЯЕВ, соб. корр. "Красноярского рабочего". Идринский район.

На фото: Последняя действующая пилорама в селе Идринское.

Фото автора.



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:
КАК ПОТРАТИЛИ ГРАНТ
Первого проректора Сибирского федерального университета по экономике и развитию подозревают в злоупотреблении полномочиями.

НА ТАЙМЫРЕ ПЛАВЯТ МЕТАЛЛ И ИГРАЮТ В КЁРЛИНГ
Заполярный Норильск посетил посол Швейцарии в России Ив Рёне Луи Россье 9 (на снимке).








Архив

Гидрометцентр России



Rambler's Top100







© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork