ОДНОЙ ЛЮБОВЬЮ КОНЕЙ НЕ КОРМЯТ
Возможно, где-то ещё, кроме Идринского района, существует в нашем крае личное подсобное хозяйство с сотней кобыл-тяжеловозов, не считая породистых жеребцов. Мне лично о таковом слышать не доводилось.

Владелец личного подсобного хозяйства Анатолий Морозов, по его словам, влюбился в коней с детства, с того самого дня, когда его отец, тоже Анатолий Морозов, только с отчеством Иванович, привёл на их подворье первую лошадь.

- Батя всю нашу семью в 1990 году из Тувы в Идринское перевёз,- вспоминает Анатолий Анатольевич.- Из посёлка Каа-Хем, который является пригородом Кызыла. Никакой скотины мы там не держали, а когда приехали сюда, отец решил заняться земледелием и зарегистрировал крестьянско-фермерское хозяйство. А какая ферма без лошадей? Мне, десятилетнему мальчишке, поначалу просто интересно было ухаживать за этими грациозными, умными и добрыми животными. С годами настолько к ним душой прикипел, что теперь уже не представляю, чем бы ещё в жизни занимался, как не разведением своих лошадок.

Повзрослев, они вместе с братом окончили сельхозтехникум в Минусинске и вернулись в Идринское. Иван Анатольевич в некотором роде унаследовал от отца КФХ, переоформив хозяйство на своё имя. Анатолий Анатольевич поступил иначе - решил, по его образному выражению, не обременять государство своей персоной и сделаться вольной птицей, зарабатывая на жизнь тем, к чему имеет призвание - разведением лошадей.

Тем паче, что личный подхоз регистрации не подлежит. Говорит, как посмотрит на брата, больше корпеющего над различными бумагами, чем работающего на собственной ферме, ему тошно становится. Не его эта стезя, не его.

Столь внушительный табун кобыл с жеребцами и жеребятами одной любовью сыт не будет, а потому у братьев Морозовых на двоих 220 гектаров сельхозугодий в собственности и ещё около полутысячи - в аренде. Совместно возделывают две зерновые культуры: овёс, идущий на корм лошадям, и пшеницу - дабы продать и компенсировать расходы на горюче-смазочные материалы, запчасти и прочие затраты, связанные с посевной и уборочной. Ну и сено, самой собой, заготавливают для собственных нужд.

Необходимый комплект машин, механизмов и прицепных орудий у Морозовых полный, даже комбайны есть. Весь этот обширный парк они собирали, скупая всякий сельскохозяйственный хлам. Своими руками восстанавливали, ремонтировали и даже модернизировали по своему разумению, превращая в работоспособную и вполне надёжную в эксплуатации технику.

Помогал им в этом и сейчас помогает советом и делом отцов брат, пенсионер Сергей Иванович Морозов. Тоже переехавший из Тувы и вместе с Анатолием Ивановичем создававший то первое крестьянско-фермерское хозяйство.

Интересный момент - летом неприхотливые в еде кони хотя и пасутся на вольной волюшке, за ними всё одно догляд нужен. Особенно, когда счёт на сотню с лишним голов идёт. Сами Морозовы пастьбой не занимаются - иных забот полон рот, поскольку они, сидя за рычагами и штурвалами, в это время пашут, сеют, урожай убирают.

Для присмотра за гривастыми привлекают двоих соседей, тоже владельцев небольших табунков в личных подхозах. Они и пасут оптом лошадей, своих и чужих, за что братья полностью обеспечивают всех без исключения животных кормами на зиму. Выгодно тем и другим.

Практически три личных подхоза и одно фермерское хозяйство скооперировались настолько тесно, что в настоящий момент один из конюхов прислал к Морозовым своего сына. Александр Каченко помогает готовить технику к весенне-полевым работам.

О своих лошадях Анатолий Анатольевич может рассказывать часами, отлично зная норов и характерные особенности каждой. Ведёт меня к стойлам с жеребцами-производителями:

- Вот у этого кличка Рассвет, он уже в возрасте, можно сказать, ветеран. Видите, как волнуется, к кобылам стремится, чувствует начало брачного сезона. Здесь содержится молодой производитель по кличке Золотой, я его за 250 тысяч рублей приобрёл. Надеюсь, оправдает затраты. А вот жеребец, полученный от моих кобыл, которого я сам вырастил и воспитал. Выставил в Интернет на продажу, моим "дамам" и двоих "мужиков" будет достаточно. Если кто купит - не пожалеет.

Ранее Анатолий Анатольевич разводил рысистые и верховые породы, включая довольно редкие. Однако желающих приобрести чистокровных красавцев находилось немного, а отправлять элиту на убой есть варварство в чистом виде.

От этого бизнеса пришлось отказаться и перейти на выращивание тяжеловозов. Российских, владимирских, полукровок. Продаёт заводчикам, любителям, всем желающим. Но в основном доводит коней до нужной весовой кондиции и сдаёт на мясо. Большей частью на Абаканский комбинат. Однако не всех и не оптом. Лучших оставляет себе для дальнейшего воспроизводства, в среднем получается десяток в год или чуть больше. Сегодня в хозяйстве сотня кобыл, лет через восемь предполагает довести маточное поголовье до двухсот.

- Вы спрашиваете, насколько выгодно в материальном плане то, чем я занимаюсь? На скромную жизнь, знаете ли, хватает, кредитов в банках не беру, никому и ничего не должен,- говорит он.- Свою семью полностью содержу. Себя, жену и двоих ребятишек. А скоро у нас супругой и третий ребёнок появится. И будем мы с братом Иваном многодетными папашами, ведь у него уже четверо детей, здесь он меня заметно обскакал. Ну, ничего, я, может быть, и догоню, какие мои годы...

Анатолий Анатольевич показывает мне новый адаптер, родильное отделение, где в конце зимы жеребятся кобылы. Справа летний загон с пасущимися мамами и молоденькими жеребятами, машинный двор с колдующими над механизмами дядей Сергеем Ивановичем и Александром Каченко. Скоро посевная, поэтому надо поторопиться с ремонтом.

Все кони у Морозова прошли необходимую санобработку и привиты как полагается. Мясное производство должно соответствовать всем установленным требованиям, чтоб даже комар носа не подточил, в противном случае пробкой вылетишь с рынка.

Правда, ветеринаров лишний раз старается не приглашать - накладно. Вместе с братом своими силами и знаниями обходятся: сами роды у кобыл принимают, сами болезни нетяжёлые у животных лечат. Конечно, если серьёзное что-то случится, тогда без специалистов ветстанции не обойтись.

Работают братья Морозовы дружно и сообща, но табачок, образно выражаясь, держат врозь. Фермер Иван, занимающийся разведением крупного рогатого скота и земледелием, в положенные сроки составляет документальный отчёт перед государством, отчисляет налоги, ходит по чиновным кабинетам. Владелец личного подхоза, коневод Анатолий никому не платит, никуда не ходит и, за исключением жены, отчёта ни перед кем не держит. И таким порядком вещей вполне удовлетворён.


Владимир НЕСЯЕВ, соб. корр. "Красноярского рабочего".

На фото: Идринский коневод Анатолий Морозов с племенным жеребцом по кличке Рассвет; Дядя Анатолия Сергей Иванович Морозов с Александром Каченко готовят технику к весенней посевной.

Фото автора. Идринский район.



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:
ФЕРМУ ЗАКРЫЛИ НА ДВА МЕСЯЦА
Специалисты управления Россельхознадзора по Красноярскому краю продолжают работу по ликвидации и предупреждению распространения вируса африканской чумы свиней.

ПРОПЛЫЛИ ДИСТАНЦИЮ НА ОДНОМ ДЫХАНИИ
Красноярцы выиграли сразу 10 медалей на чемпионате и первенстве России по плаванию среди спортсменов с нарушениями зрения.










Архив

Гидрометцентр России



Rambler's Top100







© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork