ВЫХОД
Этот материал должен был появиться в газете "Красноярский рабочий" 12 апреля 1990 года. Но по неизвестной причине читатели его так и не увидели. И вот спустя 27 лет мы достали его из редакционного архива и предлагаем вашему вниманию.

***

Идея полёта с выходом человека в открытый космос стала прорабатываться в КБ Королёва в 1963 году. К этому времени позади были Первый спутник, Лайка, старты Гагарина и Титова, групповой полёт Николаева и Поповича.

Вот-вот должен был состояться новый групповой полёт "Востоков". На одном из них впервые в мире полетит женщина. Всё это давало прекрасную возможность остановиться, передохнуть и, так сказать, пожиная плоды законной славы, неспешно заниматься кораблём "Союз", работы по которому были уже начаты.

Но жить так Королёв не умел. Ему хотелось как можно скорее двигаться дальше, сразу по нескольким направлениям. Он был уверен, что в ближайшем будущем эти направления станут совершенно необходимы в освоении космоса.

Хотелось, чтобы в полёт отправлялся не один космонавт, а экипаж. Работа в космосе усложнялась, и такая необходимость становилась очевидной.

Конечно, придётся выходить в открытый космос, заниматься там монтажными и ремонтными работами. Осваивать эту новую для человека стихию, потому что пока получалось не очень логично - всё равно что управлять морским судном и не уметь плавать. Для передвижения в открытом космосе надо создать какое-то автономное средство, что-то наподобие космического мотоцикла.

Обязательно надо попробовать сцепить в космосе тросом в километр-полтора длиною корабль с последней ступенью ракеты-носителя. И закрутить их относительно друг друга, как мальчишки крутят камень на верёвочке. Так, чтобы в космическом корабле для космонавтов возникла искусственная тяжесть в одну шестую земной. Это для подготовки полёта на Луну.

Надо, очень надо осваивать стыковку.

Совершенно необходима автономная система спасения космонавта при аварии корабля на орбите.

Всё это Королёв хотел воплотить в жизнь возможно скорее. Это была только часть планов, по которым его сотрудники и многие "смежники" вели конкретные работы. Он не знал, что увидит воплощение только двух пунктов этого плана - полёт экипажа и выход человека в открытый космос.

Ждать появления корабля "Союз" Королёв не стал. Он бы уверен что "Восток" не исчерпал своих возможностей и может быть переоборудован, доработан, став фактически новым кораблём. Так возникла программа "Восход". Последнее, что довелось ему сделать.

Для выхода в открытый космос была выбрана схема со шлюзом. К основной кабине корабля должен быть подстыкован шлюз - отсек гораздо меньшего объёма с двумя герметичными люками. Один связывает его с кораблём, другой - с космосом. Человек в скафандре из корабля входит в шлюз и закрывает за собой люк. Затем он открывает другой люк и выходит в космос. Корабль при этом остаётся герметичным.

При внешней простоте схемы для её реализации предстояло решить многие вопросы. Из "Востока" надо было удалить кресло с катапультой и разместить в том же объёме кресла новой конструкции для двух космонавтов. Так как катапульта не выстреливала космонавта из кабины при приземлении, как это было на "Востоках", предусматривалась система мягкой посадки самого корабля. В случае её отказа кресла, благодаря особым амортизаторам, обеспечивали гашение удара о землю.

Для выхода в космос необходим был скафандр - надёжный, удобный в работе, достаточно компактный, выдерживающий большой перепад температур и практически полный вакуум.

С кораблём было всё в порядке. Надо только исключить прохождение двойных команд с Земли. Но как быть со сбросом шлюза? В космосе он так и не был испытан. Запускать ещё один беспилотный корабль Королёв не мог уже потому, что не было у него этого лишнего корабля. Пустить дело на авось Королёв не мог тем более.

Решение он находит. Шлюз монтируется на одном из тяжёлых спутников, пуск которого как раз готовился параллельно с работами по "Восходу-2". Таким образом, помимо основных задач, которые должен был выполнить спутник, ему дают работу по совместительству. К этому времени "Восход-2", который уйдёт в полёт с экипажем, был уже в монтажно-испытательном корпусе, на космодроме. Готов был и экипаж.

Отношение ко всему, что касалось космонавтов, у Сергея Павловича было особенное. Космонавты были из того же племени лётчиков, что и он сам. В них он, наверное, видел себя, свою молодость и хотел, чтобы с его помощью они взлетели так высоко, где ему, он знал, уже не суждено побывать. Он беспокоился за них, о чём откровенно сказал в своём последнем интервью: "Волнуешься, конечно, ведь люди полетят..."

Думаю, что экипаж "Восхода-2" был одним из лучших наших космических экипажей. В течение нескольких лет я встречался с ними почти каждый день. Эмоциональный, готовый пойти на риск Алексей Леонов прекрасно подходил к тому, чтобы первому шагнуть в космическую бездну. Спокойный, рассудительный Павел Беляев для космонавтов первого отряда был если не молодым отцом, то уважаемым старшим братом. Старший по званию, по возрасту, единственный в гагаринском отряде хотя и недолго, в конце войны, но воевал.

Космонавты обычно друг с другом на "ты", чаще Беляева звали по имени-отчеству. Как-то на парашютных прыжках Павел Иванович сломал ногу. Требования к здоровью космонавтов в 60-е годы были просто свирепые, и это означало, что из отряда он будет отчислен. Подобные случаи уже бывали. Но Беляев в отряде остался. Добиться этого можно было, только имея упорство Маресьева, летающего, как известно, без ног.

Алексей Архипович Леонов - ныне генерал, заместитель начальника Центра подготовки космонавтов, Герой советско-американского космического полёта. Перед полётом "Восхода-2" он был для друзей и товарищей по работе свой парень, хохмач и весельчак и редактор сатирической стенной газеты "Нептун". Никого, кроме Лёши Леонова, в редколлегии этой газеты не было. Но выходила она каждую неделю, а иной раз и чаще, была необыкновенно остроумна, злободневна и профессиональна по исполнению.

...Всё было, как будто вчера. Он открыл входной люк и по нему буквально ударил мощный поток света, будто от дуги электросварки. Прямо перед собой он увидел чёрное небо. Солнце безо всяких лучей и ореола - просто ровный диск. И яркие, немигающие звёзды, как горящие угольки, они были рассыпаны по всему небосклону. А внизу была Земля - ровная и плоская. Только на горизонте виден круглый её край.

Взволнованным, но чётким голосом он доложил Земле и командиру: "Я - Алмаз-2, нахожусь на обрезе шлюза, нахожусь на обрезе шлюза. Самочувствие у меня отличное. Кавказ вижу под собой. Вижу облачность, море и Кавказский хребет. Начинаю выполнять задание".

И тут же он услышал голос Беляева: "Заря, я - Алмаз! Человек вышел в космическое пространство. Человек вышел в космическое пространство!"


Б. СМИРНОВ, кинооператор студии "Центрнаучфильм".

Фото из архива газеты "Красноярский рабочий".



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:
СУХОБУЗИМСКОГО ДЕПУТАТА ЗАПОДОЗРИЛИ В МОШЕННИЧЕСТВЕ
По обвинению в хищении средств господдержки задержан депутат Сухобузимского райсовета.

ОХОТА НА ОХОТУ
Названа дата открытия весеннего сезона охоты на водоплавающую и боровую дичь.










Архив

Гидрометцентр России



Rambler's Top100







© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork