ТРУДНАЯ ДОРОГА ДОМОЙ
По народному преданию, лет 300 тому назад по таёжному бездорожью Бельской волости к устью речки Белой пробирался сметливый русский мужик Бушуев. Вышел он в 20 верстах от села Пировского на раздольный луг и загляделся: вольный ветер гнал волны цветущих, нетронутых человеком трав.

Первопроходец Бушуев

Внизу, в луговой ложбине, струилась река, а кругом, в опояску, зелёной стеной подступала вековая тайга. И вот здесь, на приглянувшейся приречной поляне, срубил первопроходец Бушуев ладный сосновый пятистенок и положил начало деревне. Позже её назвали его именем - Бушуй, а дорогу туда - бушуйской.

Эта дорога снова открылась мне в памятный зимний день, когда я ехал на встречу с дорогими земляками-читателями. Наверное, в такую же пору, но полтора столетия назад сюда везли в санях на бессрочное поселение Михаила Васильевича Буташевича-Петрашевского, мечтателя, социалиста-утописта, друга великого Достоевского.

Не из этого ли бунтарского люда были мои бушуйские предки? Как-то престарелая тётка Анна рассказывала:

- Я ещё маленькая была, годиков четырёх. Сидела на печке, а внизу на лавочке грелись дед Данила с татарином Барханом, вспоминали, кто откуда. Дед Данила и сказал: "Мы ведь не русские. Мы - Пугачёвы".

Уж не по царскому ли указу за участие в Пугачёвском восстании был сослан в Сибирь мой пращур Иван Мордвинов?

Не минула эти места и Гражданская война. Прокатилась она по бушуйской дороге, помечая свой путь зверскими расправами колчаковцев над семьями красных партизан и сочувствующих им односельчан. В феврале 1920 года вошёл в Бушуй белоказачий отряд во главе с офицером Скрипниковым, одетым в шубу-борчатку, опоясанную вперехлёст портупеями с наганом и шашкой.

В устрашение каратели прихватили с собой из соседней деревни Игнатово деда с внучком. Обезумевшего от страха старика везли на санях под охраной, а мальчонку привязали вожжиной к задней перекладине саней и тащили волоком - полуживого и окоченевшего. Позже, на пути к соседней деревне, страдальцев расстреляли.

На следующий день белоказаки расстреляли и троих мужиков из Бушуя: родных братьев моего деда Даниила Васильевича - Григория и Константина Мордвиновых, и их товарища Григория Ермолаева. Расстреляли за то, что они, работящие хлебопашцы, ездили накануне в волостное село на крестьянское собрание.

Жена деда Григория, Лизавета, на коленях умоляла карателей не стрелять мужу в лицо, чтобы потом ребятишки меньше боялись. Смилостивились - стрельнули в затылок. Однако пуля на выходе снесла Григорию почти всё лицо, целыми остались только лоб да подбородок.

...Что сулит мне бушуевская дорога сегодня? В зимнем наряде она выглядит живописной, но что-то не радует эта краса нашего водителя Александра Ивановича.

- Скоро Доново будет, вот там есть на что посмотреть,- грустно говорит он.

Лес расступается, и я вижу, что слева от дороги вырывается и уходит в небо огромный чёрно-багровый столб дыма. Оказывается, это рабочие лесопилки жгут свои отходы. А деревня исчезла. На заснеженном пустыре видны только огромные штабеля леса-кругляка, а среди них - брусовый барак, временное жилище пилорамщиков.

Совсем недавно здесь кипела жизнь. На улицах резвились ребятишки, по утрам над крышами домов поднимался дымок от русских печей, а хозяйки ставили на широкие столы кастрюли с наваристыми щами, блюда с аппетитными пирогами и крынки с парным молоком, прикрытые белыми рушниками.

- Эх, если бы только Доново,- горестно вздохнул Александр Иванович,- сгинули ещё Светлицк, Никольск, Кузнецовка, Тихоновка. В войну такой порухи не было.

Уезжали рекрута...

В военную пору матери, жёны и невесты фронтовиков собирались по праздникам за скромными столами и, сглатывая слёзы, пели:

Как игнатовска дорога вся слезами улита.

Как по этой по дороге уезжали рекрута...

Путь призывников из Пировска на фронт лежал через деревню Игнатово. 2 185 пировчан ушли по этой дороге на войну. Вернулись 949 человек. Пали на полях кровавых сражений и 27 доновцев. Четверо из них - с фамилией по названию родной деревни: Алексей Викторович, Иван Викторович, Василий Иванович и Тимофей Семёнович Доновы.

Мёрзли они в окопах, спали на снегу, поднимались в атаку и погибали. А дома их матери, жёны и дети пахали, сеяли, жали, валили лес. "Всё для фронта! Всё для Победы!" И вот теперь вместо деревни Доново - только заснеженный пустырь со столбом дыма, пепел которого больно стучит в сердце.

В тягостном молчании мы въехали в Бушуй и остановились на Протасовом угоре, может быть, в том самом месте, откуда три века назад любовался луговым раздольем первопроходец Бушуев. Каким же обмелевшим островком показалась мне деревня сейчас...

В моей памяти ещё с далёкой довоенной поры Бушуй сохранился многолюдным, с вереницами лошадиных подвод на улицах, кучными возами сена, мешками с зерном и гордостью тогдашних жителей - первой грузовой полуторкой и механизированным током по обмолоту снопов.

Ток был расположен на краю деревни, напротив нашего дома. По утрам я подбегал к окошку и наблюдал, как из высокой чёрной трубы дизельного двигателя вылетали в небо сизые калачи дыма.

На этот раз, приехав в Бушуй, мы решили встретиться с родственницей Агафьей Павловной, когда-то ударницей-трактористкой, а теперь старушкой-пенсионеркой. По пути заглянули в сельмаг, чтобы добавить к гостевому столу что-нибудь от себя.

Навстречу нам с крыльца спускалась женщина с четырьмя бутылками водки, которые она бережливо, как малых детушек, прижимала к груди.

- С праздником, мать,- поприветствовал я её, кивнув на бутылки.

- Какой тебе исшо праздник! Упросила вот механизаторов сенцо сметать, пока погодка сухая. А это,- она глянула на бутылочную батарею,- угощение мужикам. За спасибо-то кто счас робить будет?

Агаша встретила нас тепло, по-родственному. Прежде чем сесть за стол, мы сходили на кладбище, где покоится прах многих моих родственников. Разводя руками непролазные сорняки, она подводила нас к родным могилкам. Поясняла: тут похоронен дедушка Данила Васильевич и его братья - Марк Васильевич и Николай Васильевич, а там - тятя и мама.

Когда-то здесь убитая горем бабка Лизавета прощалась с любимым мужем, дедом Григорием, оглаживала рушником его лицо, обезображенное пулей.

Молча постояли мы и перед братской могилой. Из Бушуйского сельсовета на войну ушли 120 человек. Половина из них полегла на полях сражений. Среди них четверо моих кровных родственников - Мордвиновых.

В 1941 году на Карельском перешейке пал в бою дядя - 30-летний подполковник Александр Маркович, в 1942-м, под Смоленском - его брат, рядовой Степан Маркович, в 1943-м, на Курской дуге - дядя Петро, сержант Пётр Николаевич, в 1944-м, в Белоруссии, под Витебском - мой незабвенный двоюродный брат Миша, рядовой Михаил Павлович.

До последнего дня своей жизни ждала его мать - тётка Татьяна. Всё не могла поверить, что нет и никогда не будет на белом свете её единственного сыночка.

А мой любимый старший брат Даня вернулся с фронта на двух костылях. Тогда ему исполнился только 21 год.

Обратно в Пировское мы решили добираться своим ходом, надеясь, что нас подберёт какая-нибудь попутка. На прощание хотелось подольше посмотреть на родные места. Но едва минули последние дома и поднялись на Протасов угор, как услышали позади крики. Обернулись: к нам спешили и махали платками три старушки.

- Ты Степана Данилыча сынок, Эдуард? А это твоя жёнушка и сынок?

Они обнимали нас, жали руки, гладили по плечам, приговаривали:

- Вот уж не чаяли такой встречи. Какие молодцы, что свидеться приехали! Отца-то твово, Степана Данилыча, до сих пор помним. Уж такой справедливый да честный был. Никого, бывало, в обиду не даст. А уж просмешник какой!

С какой радостью и гордостью слушал я похвальные слова об отце! Жалко, что не запомнил имена этих добрых старушек. Они проводили нас на самый верх угора, там мы и распрощались. О, Господи! Есть ли ещё где на белом свете люди с такой доброй и отзывчивой душой, как у нас в Сибири?

Не истребить крестьянский корень

К счастью, не всё ещё разорено на нашей красноярской земле горе-реформаторами. Кое-где набирают силу крестьянские хозяйства. В Ужурском районе успешно работают известные даже за пределами края сельхозпредприятия "Солгон" и "Искра".

В Пировском районе старается не отставать кириковское ООО "Победа", руководит которым Сергей Николаевич Михайлов - потомственный трудяга и талантливый производственник. Половина районного пахотного клина приходится на его хозяйство - 2 тысячи 240 гектаров из 4 тысяч. 32 передовика сельского хозяйства из 77 - тоже из "Победы".

Лучший комбайнёр Иван Николаевич Алексеев намолотил за уборочную страду 8 тысяч центнеров зерна: по 62 килограмма на каждого жителя района. Этим хлебом можно кормить всех целых 4 месяца. Вот это успех!

Много внимания в "Победе" уделяется и благоустройству деревень Кириковского сельсовета. В Раменском утеплили водопроводную башню, в Усковском отремонтировали водопроводные сети.

А в Кирикове нашли нестандартный подход к складированию дров у частных усадеб. Теперь их выгружают не на улице, а на специальных площадках. Стало чище вокруг, не разбросаны брёвна, чурки да опилки.

Увы, всё не так на моей бушуйской земле. Словно таёжным пожаром прошлась по ней перестройка. Из шести деревень Бушуйского сельсовета напрочь сгинули две - Доново и Никольск.

Дотягивает последние дни Алгай, здесь сегодня живёт один-единственный человек - 57-летний Сергей Александрович Войтов. Несмотря на отсутствие электричества и связи, он упорно держится за родную землю.

На треть сократилось население самого Бушуя. Безработица безжалостно выметает из деревень молодёжь. Катастрофически сокращается число учащихся. В Бушуйской общеобразовательной школе до перестройки обучалось 140-150 ребятишек, а сегодня осталось всего 12.

Но, как говорят в народе, ещё не вечер. Вот и в Бушуе появился первый росток надежды. Несколько лет назад Муктар Каиржанович Маканов организовал потребительский кооператив "Колос" - закупает у односельчан огородную продукцию и продаёт её.

Трудно, очень трудно приходилось "Колосу". К примеру, банк требовал внести залоговый заём: здания, технику. Но откуда всё это возьмётся у человека, который только вчера зарегистрировал индивидуальное предприятие? Вот и бился Маканов как рыба об лёд.

Особенно нелегко было найти закупщика продукции. В 2012 году, наконец, с помощью районного руководства такой покупатель нашёлся - администрация соседнего Северо-Енисейского района. Дело постепенно пошло на лад.

Сегодня в "Колосе" работают 12 человек, руководит ими сын Муктара Каиржановича - Андрей. Коллектив подобрался дружный и трудолюбивый.

- Сейчас мы планируем за свой счёт восстановить бывшую молочно-товарную ферму, попробуем разводить там молодняк,- рассказывает Андрей Муктарович.- Скот надо будет кормить, значит, придётся косить поля, которые успели изрядно зарасти.

Поддерживает Андрей Маканов и инициативу руководителя ООО "Победа" Сергея Михайлова - построить в Пировске крытый рынок, куда можно будет каждый день поставлять свежую продукцию.

Своё недавнее интервью районной газете "Заря" Андрей Муктарович закончил просьбой: "Пожалуйста, напечатайте номер моего телефона: 8-983-265-6996. Мы готовы работать со всеми".

Дай-то Бог! Сегодня Пировский район - дотационный. Да и откуда деньгам взяться? За годы перестройки здесь были уничтожены колхозы и совхозы, ликвидированы небольшие, но доходные предприятия: "Сельхозтехника", леспромхоз, аэропорт, быткомбинат, маслозавод и другие.

Вот и приходится искать новые возможности, иногда кое-что удаётся. В деревне Троице стараниями генерального директора предприятия "КрасРесурс 24" Андрея Николаевича Малышева при поддержке районного руководства был запущен завод по изготовлению пеллет из опилок.

Завод средней мощности, выпускает 750 килограммов гранулированного топлива в час. А на рынке 1 тонна стоит не менее 5 тысяч рублей. Выгодное дело! Планируется строительство такого завода и в ООО "Победа", и на ряде других предприятий. Руководство Пировского района намерено использовать пеллеты для обогрева бюджетных учреждений и организаций.

- Если всё получится, это будет прорыв,- говорит глава района Александр Ильич Евсеев.- Лесозаготовительные предприятия получат рынок сбыта и возможность организовать безотходное производство, а бюджетные учреждения смогут перейти на более дешёвое топливо.

Так хочется, чтобы родная дорога встречала путников не разрухой, а тёплыми огнями живых деревень...


Эдуард МОРДВИНОВ.

Фото автора. Пировский район.



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:
ПОСЛЕДНИЙ ШАНС РОССИЯНОК
В американском Плимуте продолжается чемпионат мира по хоккею среди женских сборных.

ТВОРЧЕСТВО "СОЛНЕЧНЫХ" ДЕТЕЙ
На большой сцене красноярского Дворца труда и согласия открылся VII Межрегиональный детско-юношеский интеграционный фестиваль самодеятельных детских театров "Рождённые от солнца".








Архив

Гидрометцентр России



Rambler's Top100







© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork