ЭРА АНДРЕЯ ПОЗДЕЕВА
Красноярск отметил 90-летие своего замечательного художника Андрея Поздеева, ушедшего из жизни около 20 лет назад. В апреле в КИЦе закрывается последняя выставка, подготовленная к его юбилею.

Многих, кто приходил к нему в мастерскую и на выставки, не покидает чувство радости бытия, свободы и счастья, что дарят его работы. И куда бы ни забросила судьба почитателей его таланта, одно упоминание имени художника мгновенно превращает их в некое братство уже только потому, что они знали Поздеева, любили и любят его до сих пор.

Когда является чудо

- Мы жили на правом берегу и каждый день из гостиницы "Цирк" мимо нескончаемого забора с колючей проволокой шли в театр репетировать,- вспоминают народные артисты РФ Генриетта ЯНОВСКАЯ и Кама ГИНКАС (ТЮЗ, Москва), что в 70-х ставили спектакли в Красноярском ТЮЗе.- Потом возвращались назад, чтобы, чуть отдохнув, вернуться и играть там нашего "Гамлета", "Сотворившую чудо", "Плутни Скапена", "Кражу", "451 градус по Фаренгейту"...

Зимой в тридцатиградусный мороз Енисей не замерзал. Поднимавшийся из реки пар смешивался с химическими испарениями секретных военных заводов. Поначалу мы и знать не знали, что рядом с театром на первом этаже в крошечной квартирке живёт великий (теперь-то знаем твёрдо) русский художник Андрей Поздеев.

Случайно прослышав о нём, заглянули в его квартирку. Он, несколько смущаясь, стал вытаскивать нам из-за шкафов, из кладовки, из-под кровати, а может даже просто из ванной, свои поразительные, яркие, абсолютно оригинальные картины.

В то время мы ставили "Судьбу барабанщика". Нам казалось, что Гайдар написал об одиночестве чистого советского мальчика в лживом советском окружении, что главный герой похож на любимого нами персонажа из романа Сэлинджера "Над пропастью во ржи".

Побывав у Поздеева и восхитившись его картинами, мы поняли, что именно его работы, но увеличенные до размеров задника, то есть метров 5 на 7, будут самым верным и точным фоном для всего, что происходит в спектакле. Так на фоне гигантского красно-кровавого поздеевского полотна "Первомайский праздник", где из-за миллиона флагов не было видно человека, гайдаровский мальчик встречался с бандитами, безумными старухами, ворами и даже шпионами.

Были сцены, разыгрывавшиеся в присутствии нежных поздеевских зелёных лошадей. А в финале под пронзительный вальс из запрещённого в Союзе американского фильма "Доктор Живаго" по огромному райскому лугу бежал прекрасный поздеевский голый мальчик...

- Первое впечатление от его живописи было абсолютно шоковым,- признаётся режиссёр Александр КАНЕВСКИЙ (Москва), возглавлявший Красноярский ТЮЗ в 80-е годы.- Это был ни на кого не похожий художник со своей оптикой, разнообразием тем и какой-то избыточно красочной палитрой городских пейзажей, заповедника "Столбы", натюрмортов и на первый взгляд "корявых" портретов! Да и сам он производил впечатление корневого мастерового, очень пытливого и обладающего странноватой органикой!

Шло время, его живопись становилась всё более условно-философской, восходящей к метафизическим вопросам бытия. Я наблюдал за этим процессом, бывая позже уже на его московских выставках. Но то первое впечатление от его искусства живёт во мне до сих пор: ярко, тревожно и празднично, как от встречи с очень талантливым Мастером!

- Есть в жизни дни горькие, есть печальные, есть радостные, есть (пусть и редко) счастливые. И далеко не каждому выпадает день, когда ему является чудо,- пишет заслуженный деятель искусств РФ, режиссёр Борис ЦЕЙТЛИН (Санкт-Петербург).- Я не помню, какое время тогда стояло на дворе,- вроде весна: капали сосульки, трещал тонкий лёд; а огромный стол был завален яркими дарами осени: бордовые персики, зелёно-красный арбуз, чёрный виноград, пятнистые груши, ярко-жёлтые лимоны...

"Их нельзя трогать, Андрюша натюрморт пишет,- тихо говорит его жена.- Завтра, наверное, портиться начнут, приходите".

Нет, это была весна (но фрукты были - это точно). И весна была точно, потому что весной вышел спектакль "Женитьба" по Гоголю, мой диплом. После премьеры Андрей подошёл и задумчиво сказал: "Приходите завтра... в мастерскую... будем премьеру отмечать... вы выпивайте, закусывайте... я вас напишу... попробую... если получится..."

Он всегда говорил с паузами, из которых струился таинственный свет...

Пришли утром... актёр, игравший Анучкина, длинный и несуразный, актёр, игравший Кочкарёва, лёгкий и стремительный, почти гениальный, и я - режиссёр.

Принесли белые сценические костюмы, цилиндры - тоже белые...

Огромный холст был пуст, но готов.

Огромный стол был готов, но завален закусками, и водочка булькала.

Андрей улыбался, видно, что ему было радостно нас кормить и нас писать... Над его головой светился свет, а может просто из окна солнце отражалось.

Мы совсем не позировали, а выпивали и закусывали. Только изредка он просил: "Надень цилиндр" или "Постой, посвети на меня лимоном".

Потом я увидел по телевизору фильм про Андрея, и там была картина "Женитьба Бориса Цейтлина". И моя маленькая дочь меня узнала, хотя изображение было далеко от "соцреализма": "Это - папа, только грустный".

Но это случилось через много лет, когда Андрея уже не было на этом свете.

А тогда он торопился закончить картину при естественном освещении и не обращал на нас внимания. Темнело, свет не зажигали, но в мастерской было светло. Андрей сосредоточенно торопился. Его фигура излучала свет, и когда он оборачивался, свет струился из его глаз. Мы сидели неподвижно, мы видели чудо.

Андрей отошёл от картины, обернулся и, вытирая руки, сказал: "Вроде всё..." И зажёг свет, ибо темнота уже вошла в мастерскую.

Как будто лев бросился на добычу

По-особому говорят о нём художники: в их воспоминаниях не только восхищение Мастером, но и интереснейшие подробности его профессии.

- Мы, второкурсники театрального отделения Красноярского училища имени Сурикова, ушли с занятий, чтобы попасть на открытие персональной выставки Андрея Поздеева,- говорит Александр КУЗНЕЦОВ, лауреат Госпремии РФ, главный художник Курского драматического театра имени А. С. Пушкина.- И вовсе не потому, что были уже знатоками и гурманами, а потому, что мир для нас уже поделился на "наших" и "не наших". Поздеев был для нас не просто "нашим", он был "Знаменем наших".

Примерно через три десятилетия я вошёл в музей-мастерскую Церетели: там и Дали, и Магритт, и наши авангардисты-шестидесятники. Как Церетели умудрился всё это собрать? Один зал, второй, третий. И вдруг - потрясение! "Голгофа". Чёрно-бело-жёлтый большой холст. На выходе из музея с трудом вспоминаю и Дали, и Магритта. В голове только: "Поздеев! Голгофа! Поздеев!"

А лет десять назад в Новой Третьяковке с балкона второго этажа увидел, как из служебного помещения выносят уже распакованные холсты. Обычное дело: новое поступление. Ой! Это же, кажется, поздний "геометрический" Поздеев?!

Спустился к холстам. Да! Он! Как хорошо-то на душе! Не сомневаюсь, что со временем всё творчество Андрея Геннадьевича, от первой до последней работы (не ухмыляйтесь, и у вас за громадные деньги выкупят), станет гордостью главного музея России.

- Каждый художник хочет сделать шаг, который хоть на миллиметр приблизит его к постижению истины,- утверждает театральный художник Владимир БОЕР (Москва).- Но приближаются к ней единицы. Андрюша приблизился.

Я называю его сибирским Малевичем! Он был так устроен: шёл к цели, не обращая ни на кого внимания. Тогда его многие художники осуждали - старые и молодые. А его жена, Валентина Михайловна, всегда понимала и поддерживала.

Я был очень дружен с ними и до сих пор благодарен судьбе за эту дружбу. Для меня был праздник - разговоры с ним, его картины: они заряжали неиссякаемой энергией жизни!

- От Поздеева я получил больше, чем в художественной школе и училище,- уверен художник Сергей СМИРНОВ (Москва).- Приходить в его мастерскую, смотреть, как он работает, рассуждает вслух было счастьем. У него всегда было громадное количество красок, кистей, подрамников, холстов, что помогало свободной работе без тормоза на экономию.

Периодами он писал цветы - тогда все цветы с рынка перемещались в мастерскую Поздеева. Я помню Андрея Геннадьевича зимой, в кроличьей шапке и телогрейке, в мастерской на нём был свитер, иногда вельветовая куртка, трико и шерстяные носки. Все средства служили творчеству. Он научил меня тому, как должен жить художник, преданный своему делу.

- После Сурикова Поздеев - самое мощное явление не только Сибири, но и всей России,- убеждён художник Пётр ГАВРИЛЕНКО (Томск).- Я бываю в Москве и Питере на выставках, но такого уровня художника, как Андрей Геннадьевич, пока даже не намечается.

Его искусство настолько светлое, даже просветлённое, что искушённый зритель и просто обыватель, выходя с его выставки, видит мир немножко другим - чище, ярче. Хотя сделано всё просто и открыто. Но чтобы так писать, нужно пройти его огромнейший путь.

Сначала у него были реалистические этюды, потом импрессионизм, экспрессионизм, постмодернизм. Но Андрей больше, чем все эти "измы" XX века. Его обзывали то Матиссом, то Пикассо, то формалистом. Травили за то, что он был свободен, за то, что все писали, как надо, а он - как хотел.

У него всё удачно сошлось - огромный талант, трудолюбие и рядом Валентина Михайловна, жена художника, которая не роптала на их нищий быт. С какими они огромными жили долгами! Он говорил, что жена впервые надела шубу в 60 лет. Сам он ходил в фуфайках: все деньги уходили на материалы.

Он был одержим творчеством и до последних дней рос и рос, что бывает очень редко. Чаще после 50-ти идёт спад. А он двигался вперёд, не тащась на одной волне, как многие. Пикассо тоже менялся и фонтанировал, у него в 80 лет начался каплеобразный период. Да любой огромный художник, пока не наступил предел, поднимается всё выше и выше. И Андрей хотел ещё куда-то прорваться.

Мы, братья-близнецы, деревенские пацаны, с юности осознавали, как он огромен, шли к нему за мудростью, которой нигде больше нет, к источнику, из которого надо пить, пока есть возможность. Позже стало ясно, что мы имеем дело с величиной мирового масштаба.

Последний натюрморт он сделал меньше, чем за месяц до кончины, когда был уже практически бессилен, и его друг Володя Ваганов носил его на руках. Пришла сестра, сделала обезболивающий укол, и он за 30 минут написал "Красную сирень".

Смотришь на неё, и кажется, что её сделал 19-летний полный сил и здоровья человек. Она написана пастозно, бравурно, наверное, тюбика три на эту сирень вылито, и так лихо намазано, как будто лев бросился на добычу. Эта фантастическая работа стоит сейчас в его мастерской на мольберте: на оранжевом столе красная сирень!

Сибиряк высшей пробы

- Поздеев был мне другом, духовным отцом, наставником. Его уход из жизни - страшная трагедия для многих из нас,- признаётся художник-декоратор Мариинского театра Николай ГАВРИЛЕНКО (Санкт-Петербург).- Он был открытый, порой наивный, как ребёнок, и очень правдивый: никогда не лгал ни в творчестве, ни в разговоре с нами.

Не оставлял ничего, что ему не нравилось, уничтожал страшно много, складывал пирожком в четыре-восемь раз и в мусор. Однажды увидел в окошко, что кто-то из мусорного бака вынимает это и уносит, и стал всё резать на квадратики и треугольнички.

Когда-то над ним глумились, пытались выгнать из Союза, отнять мастерскую. Потом называли сибирским Матиссом. Но это не так: Поздеев напоминает Матисса только в свободе творчества. И он всё делал сам, всерьёз и на века, максимально приближаясь к старым технологиям.

В мастерской с холстом он разговаривал, как с живым существом. Если у него что-то не задавалось, порой срывался: "Ну что ж ты, Андрюша, гад! Ты же убил его, убил!" (Холст "убил"). Всегда у него было заготовлено не менее пятидесяти холстов. Как пачка бумаги.

Он мог, когда шла работа, один-два холста в день сделать и выложиться часа за три, как за двенадцать. Уставал так, как будто вагон угля разгрузил. И чувствовал огромное удовлетворение! Потом мы пили чай и говорили. Удивительные это были уроки, лучше всяких академий.

- С Андреем Геннадьевичем меня познакомила Валентина Михайловна, моя любимая учительница литературы,- пишет заслуженный художник России Владимир ФАТЕЕВ (Новосибирск).- Художественная жизнь Красноярска в 60-70-е годы для нас, молодых, "крутилась" вокруг Поздеева и ТЮЗа.

Я ходил с ним на этюды и открыл для себя многое. Один раз хотел закопать тряпки, о которые вытирал кисти, а он сказал: "Фатя, ты что? Косуля или олень откопают и отравятся. Бери тряпки с собой, мы их на стоянке сожжём".

У него был свой подход к натуре: не срисовывать, а сочинять по ходу, соскребать, стирать и опять писать, пока не добьёшься желаемого. Иногда он подходил к моей работе, деликатно спрашивал, можно ли тронуть, и одной линией или цветным пятном "собирал" весь этюд. Он вёл меня к творчеству и импровизации и до сих пор не даёт опускаться.

- Андрей Геннадьевич обращал на себя внимание сразу - внешностью, одеждой и тем, что был открыт и доступен,- вспоминает художник Сергей ТЕРЯЕВ (Израиль).- В нём не было снобизма, но ощущалось сознание своей силы и таланта. И он всегда тянулся к молодёжи, а молодёжь - к нему.

Нас привлекало в нём то живое, что ассоциировалось с истинно современным искусством, и те, кому хотелось найти свой путь, шли к нему. Между нами даже было некое цеховое братство. Всё у него совершалось на уровне эпохи Возрождения. Наверное, он понимал, что официально его ещё долго не признают, а значит, его холсты будут гнить в запасниках без температурных условий и влажности.

Холст он покупал самый добротный. Подрамники заказывал крепкие, на клиньях: они позволяют, если холст начинает деформировать подрамники, подбирать его. Все классические работы, если посмотреть их тыльную сторону, на клиньях.

У Андрея Геннадьевича руки были очень сухие, и он постоянно в них вонзал занозы от подрамников, потом просил вынимать. Было больно, но он терпел. Нам, молодым, поначалу доверял натягивать холст, потом - варку клея. Клей он мешал деревянной ложечкой, и распространялся изумительный пряный запах! Холст клался на пол, бралась сапожная щётка с немного срезанным ворсом, чтобы она не ходила ходуном по холсту.

По сути, это был наш учитель. Второго такого в Союзе надо было поискать, а в Красноярске точно не было. Его авторитет был непререкаем. В нём не было ни малейшей червоточинки - лживости, лицемерия. Всё было искренним, твёрдым, с убеждением. Это был настоящий сибиряк высшей пробы.

Памятнику звание ни к чему

- Мой отец Илья Аронович преподавал у Поздеева в художественной школе, и Андрей Геннадьевич считал его одним из своих учителей,- написал художник Олег ФИРЕР (Израиль).- О моих работах он отзывался доброжелательно, но в наставники не лез.

Вопреки россказням о притеснениях художника, я видел, что на самом деле его всячески оберегали от некомпетентности чиновников от культуры. У него была одна из лучших мастерских, с ним заключали договоры к большим выставкам. Поздеев не был наивным, но гениальным простаком, хотя, похоже, это амплуа ему нравилось: такая личина помогала ему более или менее комфортно существовать в не всегда доброжелательной среде.

В 80-е годы на одном из общих собраний членов Красноярской организации Союза художников я вынес предложение о присвоении звания заслуженного художника РСФСР Поздееву и Капелько. Андрей Геннадьевич на собрании по какой-то причине отсутствовал. После собрания ко мне подошёл Володя Капелько, жал руку, благодарил... Вскоре звание ему присвоили...

Через несколько дней встречаю на улице Поздеева. Без всякого предисловия он набросился на меня и срывающимся на фальцет голосом обвинил в самоуправстве. Какое я имел право выдвигать его на звание: "Вот теперь сам будешь собирать и оформлять документы!" Не знаю, как дальше было с документами, но о звании речь уже не заходила. Впрочем, бронзовому памятнику на проспекте Мира звание ни к чему...

Разумеется, я считаю Поздеева крупным художником и ценю моменты общения с ним.

- Мой муж Толя Ерин (актёр и режиссёр ТЮЗа) боготворил Поздеева! А я, приходя к ним, глотала ту редчайшую атмосферу общения, когда люди хотят услышать друг друга, понять, почувствовать. Её у меня не было больше нигде и никогда,- признаётся заслуженная артистка РФ Жанна ХРУЛЁВА (драмтеатр, Владимир).- Валентина Михайловна, эта маленькая хрупкая женщина, была душой Поздеева. Она его понимала, брала все его тяготы на себя, обволакивая своей аурой.

В "Судьбе барабанщика" Геты Яновской я играла мальчика, где живопись Поздеева вдруг стала декорацией: луг с лошадьми, демонстрация с флагами. И всё это было нашей родиной.

Мой портрет Андрюша написал после 10-летия ТЮЗа, где я вышла на сцену в шикарном наряде, который сделала сама из красной ткани. Он попросил меня прийти, чтобы написать, как Ермолову у Серова. Но я-то не такая. Он и так, и эдак мазюкает: всё не то. Я устала и села на пол враскорячку, а он: "О! Вот так и сиди!" И за 20 минут до репетиции меня написал. Но портрет не отдал: "Нет, это плохо!"

Мы с мужем уехали в Орёл, потом во Владимир, и вдруг Андрюша отправляет нам с оказией мой портрет и книгу "100 картин художника А. Поздеева" с надписью: "Примите от грешника земной поклон, милое семейство Ериных, Хрулёвых. 7.5.97 г.".

* * *

Работы Андрея Поздеева выставляются в Русском музее, Третьяковке, галереях ряда сибирских городов. В художественном музее Новосибирска ему посвящён зал. А в Красноярске нет постоянной экспозиции художника ни в КИЦе, где во временном хранении есть его "Библейская серия", ни в музее имени Сурикова, которому принадлежат 112 его работ.

Сейчас в любое время можно увидеть его работы лишь в школе N 69, где В. Ваганов создал музей Поздеева, и в художественной галерее Зеленогорска, что приобрела при жизни художника часть его "Библейской серии". Но разве не очевидно, что в городе, где творил Поздеев, любой житель и гость Красноярска должен иметь возможность всегда видеть его картины?!

Около 20 лет идёт речь о создании государственного музея художника, деле сложном и затратном. Но пока его нет, можно ли устроить так, чтобы наслаждаться шедеврами Мастера, не дожидаясь его очередной юбилейной даты?!


Наталья САВВАТЕЕВА. Москва.

Андрей Поздеев; Красная сирень. 1998 год; Цветы, палитра и художник.



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:
ПОСЛЕДНИЙ ШАНС РОССИЯНОК
В американском Плимуте продолжается чемпионат мира по хоккею среди женских сборных.

ТВОРЧЕСТВО "СОЛНЕЧНЫХ" ДЕТЕЙ
На большой сцене красноярского Дворца труда и согласия открылся VII Межрегиональный детско-юношеский интеграционный фестиваль самодеятельных детских театров "Рождённые от солнца".








Архив

Гидрометцентр России



Rambler's Top100







© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork