ЕВГЕНИЙ ПОПОВ: "ЖИЗНЬ НЕВОЗМОЖНО ПОВЕРНУТЬ НАЗАД"
Известный российский писатель, наш земляк Евгений Анатольевич Попов избран президентом Русского ПЕН-центра. Этому событию и была посвящена его беседа с корреспондентом "Красноярского рабочего".

Туманная жажда справедливости

- Евгений Анатольевич, зачем вы в вашем солидном возрасте решили взвалить на себя эту ношу - вместо того, чтобы наслаждаться жизнью да лекции читать?

- Очевидно, сказывается природная сибирская тяга к деятельности и туманной жажде справедливости. В 1962 году мы с моим другом Эдуардом Русаковым издавали в Красноярске рукописный литературный журнал, за что меня исключили из комсомола, в котором я ни до, ни после не состоял.

В 1979-м вместе с Аксёновым, Ахмадулиной, Битовым, Вознесенским, Высоцким, Искандером стал причастен к созданию неподцензурного альманаха "Метрополь", за что вылетел из Союза советских писателей, в котором пробыл рекордно короткий срок - 7 месяцев 13 дней.

В обоих случаях всё закончилось согласно поговорке: "Плохо-плохо, но - слава Богу". В Литинститут меня, "идейно-неправильного", не приняли, пришлось стать геологом, экспедиции дали мне возможность написать множество рассказов о том, как действительно живёт "на просторах родины чудесной" простой народ: мужики, бабы, девушки, бичи, члены КПСС, интеллектуалы, пьяницы. Во что верят, о чём думают.

Рассказы эти сначала не печатали совсем, а затем, благодаря напутствию Василия Макаровича Шукшина, я обрёл писательское имя, и они были изданы, переведены на множество языков. Извините, но "город К., стоящий на великой сибирской реке Е., впадающей в Ледовитый океан", фигурирующий почти во всех моих текстах, теперь обрёл своё место не только на географической, но и на литературной карте. А "Метрополь" дал мне возможность сблизиться на всю жизнь с великими "шестидесятниками", о которых сейчас снимают фильмы.

Много раз отказывался от предложения стать президентом Русского ПЕНа. Не по мне это - быть "начальником". И согласился "баллотироваться" лишь тогда, когда коллеги на пальцах доказали, что в противном случае Русский ПЕН-центр развалится. Ну а когда за меня дружно проголосовало на собрании большинство, отступать было некуда. "Плохо-плохо, но - слава Богу".

Роль президента для меня непривычна, мне прозу писать охота с утра до вечера, а не "руководить", но, может быть, действительно удастся сделать что-то полезное для России и русской литературы. Но я отнюдь не "король-солнце", а нахожусь во главе исполкома Русского ПЕН-центра, состоящего из "стариков", а также из молодых, но уже широко известных литераторов.

Мы все важные решения принимаем коллегиально, а не с бухты-барахты. Прежде чем сделать заявление в защиту обиженного писателя, журналиста, работника культуры или выразить протест против всё ещё, к сожалению, встречающихся нарушений свободы слова, обеспеченной Конституцией РФ и существующими законами, мы всё тщательно обсуждаем и, как можем, изучаем.

К сожалению, в этом смысле наши возможности ограничены. Все мы работаем бесплатно. Живёт Русский ПЕН на взносы его членов и скудные пожертвования соотечественников. Денег из-за границы не берём. Наоборот, платим взнос в международный ПЕН, членом которого являемся, скрупулёзно соблюдая Хартию и традиции этой организации, созданной в 1921 году Джоном Голсуорси.

Однако имея, согласно той же Хартии, собственный устав, отражающий специфику литературной и общественной жизни в России. Равно как и другие 144 национальных ПЕН-центра, входящих в международный ПЕН-клуб, имеют собственные уставы.

В некоторых "продвинутых" странах в ПЕН, например, принимают любого, кто назовётся писателем и внесёт в качестве взноса определённую сумму. Для России это невозможно. Здесь нужно своими текстами доказать, что ты действительно писатель, поэт или эссеист.

Сохранить честь и достоинство

- Смена бывшего руководителя - уважаемого Андрея Битова - спокойно не прошла?

- Классик современной русской литературы Андрей Георгиевич Битов, вице-президент международного ПЕН-клуба, почётный член Русского ПЕН-центра (мы, признаться, считаем его нашим почётным президентом) последние годы сильно болел, устал и передоверил руководство организацией уважаемой и популярной писательнице Людмиле Улицкой.

Однако дела при ней, если честно сказать, пошли "наперекосяк", ибо она по-своему поняла роль ПЕН-центра - правозащитной, но, в первую очередь, писательской организации, где известные литераторы силою своего традиционного для России писательского авторитета защищают всех, а не избранных, протестуют против любых попыток задушить свободу слова.

В ПЕН тогда массово принимались не только профессиональные литераторы, "создавшие и опубликовавшие произведения высокого художественного уровня, получившие признание в России и за рубежом", как этого требует наш устав, но и люди, может быть, и достойные, однако не написавшие за всю жизнь ни одной собственной строчки, зато отличившиеся в митинговой деятельности.

Понятно их желание попасть в Русский ПЕН-центр, самую престижную писательскую и одновременно правозащитную организацию, возникшую в 1989 году после развала СССР. Однако один из них вместо перечня созданных им произведений предоставил нечто вроде выписки из "трудовой книжки", где было указано, какие административные посты он занимал. Других принимали "по звонку", без письменных рекомендаций.

К тому же организация, по своему назначению обязанная существовать "поверх барьеров", вне политических и пропагандистских спекуляций, начала стремительно политизироваться и превращаться в политическую партию, что прямо запрещено Хартией международного ПЕН-клуба.

Первым забил в 2014 году тревогу Андрей Битов. Оскорблённая его открытым и резким письмом Людмила Улицкая покинула пост вице-президента, а потом и Русский ПЕН-центр вообще. Тут же была развязана злобная кампания и против Андрея, и против тех, кто его поддерживает. Один сукин сын не постеснялся публично назвать его "делириумным алкоголиком", засидевшимся в президентах, другие обвинили и его, и весь Русский ПЕН в конформизме и желании угодить властям.

Весной прошлого года Битов попросил об отставке, а в декабре президентом был избран я. При активном, замечу, участии Битова и другого нашего почётного члена Евгения Евтушенко в этом отчётно-перевыборном собрании, большинство очных и заочных участников которого не поддержали "флибустьеров". После чего те пытались и дальше инициировать скандал, который, как мне кажется, слава Богу, утихает.

Жизнь невозможно повернуть назад, как некогда пела Алла Пугачёва. Работать надо, а не склочничать.

- Позволю процитировать вместо вопроса вот такие строчки из Интернета, из "Живого журнала": "Адресованные Попову вопросы были им агрессивно отвергнуты. На вопрос "Почему?" он, например, ответил: "По кочану".

- "Агрессивно отвергнуты" - враньё, о чём свидетельствуют и полная стенограмма, и полная, не смонтированная, видеозапись отчётно-перевыборного собрания 15 декабря 2016 года, которое проводилось в полном соответствии с нашим, а не мифическим уставом. На этом видео можно увидеть, например, как разнузданный юный хам "тыкал" 83-летнему Евтушенко, другой, постарше, орал благим матом, третий пытался вырвать у ведущего микрофон. Где по много раз, впрочем, выступили "оппоненты", среди которых были, разумеется, и вменяемые люди, не подверженные псевдолиберальной "бесовщине", к ним претензий нет и не было.

А что касается "по кочану", то я писатель, а не чиновник, и мой старший друг, товарищ и брат Василий Аксёнов научил меня избегать "звериной серьёзности" в сочинениях и речах. Возможно, в этот момент я вспомнил "качинские" нравы школы N 20 Красноярска, которую окончил и где на идиотский, а то и провокационный вопрос, нарочито повторяемый десять раз подряд, в конце концов именно так и отвечали...

Кажется, я опять сказал что-то "неполиткорректное". Извините бывшего геолога!

- Что такое "приверженец абстрактного гуманизма", как вас величают оппоненты?

- "Абстрактный гуманизм" - слово, ненавистное большевикам всех времён и народов. Русский ПЕН-центр - свободная организация, не подчиняющаяся ни Кремлю, ни Старшему Брату из Лондона. Это очень трудно, но мы, повторяю, будем продолжать, в меру наших скромных сил, защиту всех "униженных и оскорблённых", как нас тому научила русская литература. Вне зависимости от их национальной и партийной принадлежности. И одновременно постараемся жить полноценной писательской жизнью в условиях нынешнего наката на культуру со всех сторон.

- Не последует ли окончательный раскол в ваших рядах?

- Ну посудите сами! Какой раскол? Это очищение. Русский ПЕН наконец-то освобождается от спячки и истерики, возвращаясь к тем "златым временам", когда им руководили вместе с Андреем Битовым Анатолий Рыбаков, Виктор Петрович Астафьев, Белла Ахмадулина, Андрей Вознесенский, Булат Окуджава, Фазиль Искандер, Игорь Виноградов, Владимир Лакшин. Мы тогда все жили в согласии.

Кто-то уходит, другие приходят

- Каковы ваши дальнейшие шаги?

- Сделать всё, чтобы возродить былую славу и авторитет Русского ПЕН-центра. У нас масса планов и дел, часть которых уже успешно осуществляется. У нас появилась собственная пресс-служба. Только в этом году! Работаем вместе с юристами над уставом, который достался нам в наследство и который необходимо привести в соответствие с нынешними законами РФ.

Хлопочем о создании нового сайта и портала, хотя и прежний активно посещается, раз в десять лучше, чем раньше. Смотрите http://penrussia.org/new/, нам скрывать нечего. Регулярно, а не раз в полгода, собираемся для решения насущных вопросов исполком.

Осенью будут объявлены имена первых лауреатов премии имени Фазиля Искандера, созданной в конце прошлого года. Думаем о создании собственного интернет-телевидения. Готовим к 30-летию Русского ПЕН-центра трёхтомник избранных сочинений его членов. Активнее стали молодые писатели, проводящие вечера, читки, встречи с читателями. Усилена правозащитная деятельность.

Жизнь идёт. Но вместе с тем проблем очень много, и главная из них - отсутствие средств, писательская нищета. Даже знаменитости зачастую находятся в трудном материальном положении, не говоря уже о совсем молодых и совсем старых, которым мы помогаем, как можем.

- В Интернете есть информация, что писатели уходят. Ушли Юрий Рост, Лев Рубинштейн, Леонид Зорин, Майя Кучерская, Сергей Пархоменко. Почему подобное происходит? А Светлане Алексиевич вы бы вообще (ещё одна интернет-цитата) "съездили по физиономии, если бы она не была женщиной"?

- Жалею о выходе из Русского ПЕН-центра всех упомянутых вами писателей за исключением митингового оратора и пропагандиста Сергея Пархоменко, который писателем никогда не был. Который, кстати, из Русского ПЕН-центра не вышел, а был единственный за все 27 лет существования ПЕН-центра из него исключён в полном соответствии с уставом через два с небольшим года его странного пребывания среди настоящих писателей.

Ибо терпеть далее его публичную, в Интернете и СМИ, злобную клевету в адрес Русского ПЕН-центра, куда он почему-то так стремился, грязные оскорбления коллег, дезинформацию было невозможно. Сейчас он, кстати, уже пребывает в США, где вешает на уши доверчивым американцам прежнюю лапшу типа того, что ПЕН боится Путина, за что и изверг его, храбреца, из своих рядов. А вовсе не за хамство, ложь и свинство, описываемые в уставе "политкорректными" словами - "совершение поступков, порочащих авторитет международного ПЕН-клуба; противоречащих гуманным принципам демократического общества; задевающих честь и достоинство личности".

Он - известный человек в Москве, жена у него - известная издательница. Мир тесен. Поэтому не удивительно, что "в знак солидарности" вышли из ПЕНа некоторые его друзья, знакомые и авторы издательства его супруги, знакомые знакомых. Некоторые вышли согласно логике персонажа фильма "Джентльмены удачи": "Все побежали, и я побежал". Грешен, узнав о выходе некоторых личностей, имеющих слабое отношение к литературе, я, прости меня Господи, вздохнул с облегчением.

Повторяю, жалею о выходе из Русского ПЕН-центра упомянутых писателей. Однако в Русском ПЕН-центре остались лучшие силы современной русской словесности. Например, Алешковский, Аннинский, Беликов, Битов, Варламов, Волгин, Гаврилов, Городницкий, Евсеев, Евтушенко, Золотусский, Ким, Кублановский, Кудимова, Кондакова, Кураев, Курбатов, Маканин, Николаева (Олеся), Петрушевская, Попов (Валерий), Рейн, Толстая (Татьяна), Сидоров, Чухонцев и многие другие достойные литераторы, включая красноярцев - упомянутого Эдуарда Русакова, лучшего и самого крупного прозаика из писателей, живущих по ту сторону Уральского хребта (если смотреть из Москвы), Ивана Клинового, Сашу Силаева, Марину Саввиных. Никого не забыл?

Не говоря уже о восходящих звёздах нового писательского поколения, среди которых наш с вами земляк Роман Сенчин, Виктория Лебедева, Дмитрий Новиков, Даниэль Орлов, Александр Снегирёв. Вышли за три года 60 человек, вступили - 50. Нормально!

И вот ещё черты обновлённого ПЕНа: состав его значительно омолодился, писатели, в нём состоящие, живут не только в Питере или "в пределах Садового кольца", но и - беру наугад - во Владивостоке, Новосибирске, Петрозаводске, Каргополе.

Ну а то, что я намеревался якобы съездить по физиономии Светлане Алексиевич - очередное враньё. Не в моих привычках дам бить, даже если они лауреаты Нобелевской премии. На пресс-конференции в ТАСС я сказал буквально следующее, и это зафиксировано:

"Она вышла из ПЕН-клуба, демонстративно вышла, и, кроме того, ещё сообщила напоследок, хлопнув дверью, что ПЕН-клуб лижет сапоги власти. Если бы это сказало мне лицо мужского пола, то я бы, как бывший геолог, просто бы съездил по физиономии. Но дама есть дама, понимаете?"

И добавлю ещё для полноты картины, что дама "демонстративно вышла" из организации, в которой никогда не состояла. Никаких следов её пребывания в Русском ПЕН-центре, кроме неизвестно откуда взявшегося членского билета, не обнаружено.

- А вот мнение Виктора Ярошенко: "Евгений Анатольевич Попов был избран президентом. Я голосовал против. Попов - писатель с библиографией и биографией. Но я желал бы ему стать писательским президентом в более достойной этой биографии мизансценах".

- Я тоже, как и мой друг, Виктор Ярошенко, желал бы себе "стать писательским президентом в более достойной этой биографии мизансценах". А лучше вообще не быть им. Радости от такого "почётного и заметного поcта" мало.

Сладкий плен ностальгии

- Увидят ли красноярцы на сцене вашего "Плешивого Амура", например, в Красноярском ТЮЗе? Над чем вы сейчас ещё работаете? Кого бы из писателей в нашем крае отметили?

- Старость не радость, пора закругляться. Я уже и так по-стариковски разболтался безмерно. Думаю, что моя пьеса Красноярский ТЮЗ пока не заинтересовала, хотя рад был бы, если б мои театральные земляки вспомнили обо мне и соорудили что-либо МОЁ на сцене столь памятного мне театра. Или в театре Пушкина, откуда меня в третьем классе вывели за хулиганство. Или даже в музкомедии, которая является местом действия и областью мечты многих моих персонажей.

Спектакль "Плешивый Амур" по моей пьесе, написанной в 1972 году в Красноярске для МХАТа и тут же запрещённой, поставила в прошлом году в Московском ТЮЗе, которым она руководит, великая Генриетта Яновская. В 1972 году она и её муж Кама Гинкас работали в Красноярском ТЮЗе, но мы тогда не были знакомы. Спектакль уже получил две премии "Хрустальная Турандот" и выдвинут по четырём номинациям на премию "Золотая маска".

Стараюсь внимательно следить за литературной жизнью на моей малой родине, где впервые напечатался в 1962 году. Уж нет тех, кого я хорошо знал в юности: Игнатия Рождественского, Зория Яхнина, Анатолия Чмыхало, Николая Рябеченкова, Огдо Аксёновой, Алитета Немтушкина, Ивана Сибирцева. Нет Виктора Петровича Астафьева, Миши Успенского, моего ближайшего друга Романа Солнцева.

Но живы, слава Богу, Александр Астраханцев, второй мой ближайший друг Эдуард Русаков, Толя Третьяков, чью новую книгу "Время - гениальный часовщик" читаю и перечитываю, Серёжа Задереев, Серёжа Кузнечихин, Олег Корабельников, неугомонный модернист Николай Ерёмин, Николай Волокитин, Владилен Белкин.

Прекрасно работают, кроме упомянутых красноярских членов ПЕНа, Евгений Эдин, Наталья Скакун, энергичен, изобретателен и талантлив Михаил Стрельцов. Замечательный литературный музей возник недалеко от улицы Лебедевой, где я провёл детство.

Иногда думаю, что если бы раньше в Красноярске было бы, как сейчас - не таскали бы в КГБ, печатали бы, хоть и ничтожными тиражами, за границу можно было бы ездить при наличии денежек, книжки можно было читать любые и общаться со всем миром по Интернету - я бы вряд ли отсюда уехал.

И... президентом Русского ПЕН-центра выбрали бы кого-нибудь другого, не исключено, что более достойного (шутка).


Записал Сергей ПАВЛЕНКО. Москва - Красноярск.



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:
ПОЗДРАВЛЯЕМ С НАГРАДАМИ!
Указом президента государственных наград удостоены четверо сельских тружеников Красноярского края.

РУШИТ КРЫШИ СНЕГ
В Назарове под тяжестью мокрого снега обвалилась часть кровли 18-квартирного дома на улице Молодёжной в посёлке Строителей.

АВТОБУС ПОЕХАЛ НЕ В ТУ СТОРОНУ
Иркутская команда "Байкал-Энергия" всё-таки одержала победу над архангельским "Водником" в переигровке скандального матча чемпионата России по хоккею с мячом - 4:3.










Архив

Гидрометцентр России



Rambler's Top100







© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork