ТОТАЛЬНАЯ ПРОВЕРКА: О ЗВЁЗДАХ, ПАПОРОТНИКЕ И СТРАННОМ ПОВЕДЕНИИ СЛОВ
Наша "Тотальная проверка" идёт своим чередом. Опечатки пойманы на месте преступления, вопросы заданы, справочники раскрыты... Осталось только процитировать классика: "За мной, читатель!"

Куда ведёт метонимия

"Я, бывает, смотрю передачи с Андреем Малаховым. И он постоянно говорит: "У нас на программе..." Что это - новая норма? Так правильно?" - спросил по телефону Владимир Евгеньевич Евгеньев из Боготола.

Нормы такой, конечно, нет. И это употребление не кажется нам удачным, хоть оно и популярно. Вот несколько примеров: "Вы говорили на программе, что своих детей нужно знать" ("Труд-7"), "Но больше всего меня взбесил следователь, который был на программе" ("Известия"), "То есть у вас на программе роль мудрого советчика?" ("Комсомольская правда"). Что же происходит?

Слово программа, по данным словарей, здесь использовано в значении: "содержание концертных... представлений, радио- и телепередач; само такое представление, передача".

Итак, "содержание передачи" - "сама передача". Подобные смысловые коллизии называются метонимией - переносом значения по смежности (сравните: блюдо - "большая тарелка" и "еда", стакан - "стеклянный сосуд" и "соответствующий ему объём").

Слово, обозначавшее список, перечень частей ситуации (программа выступления, шоу), стало обозначать нечто большее - саму ситуацию ("Радиостанция начинает вечернюю программу").

Однако полностью "игнорировать своё прошлое" ему не удаётся. Называя событие, оно не способно пойти ещё дальше - и начать обозначать место, пространство, в котором всё разворачивается. Ведь, говоря следователь был на программе, мы подразумеваем, что он: 1) находился там, где снималась программа; 2) участвовал в ней.

Так далеко программа уже не может зайти. Почему?

Пояснение находим в трудах известнейшего лингвиста, доктора филологических наук Н. Д. Арутюновой. Слово в новом значении часто ведёт себя не так свободно, как нам, говорящим, хотелось бы,- наталкивается "на семантические, синтаксические и ситуативные ограничения".

Можно сказать, что "В музее есть два полотна Рембрандта", а также с помощью метонимии сократить фразу до "В музее есть два Рембрандта". Но нельзя утверждать: "На одном Рембрандте изображена старая женщина". А ещё можно много лет изучать произведения Пушкина, и, в результате метонимии, много лет изучать Пушкина, но нельзя заключить: "В Пушкине описана русская действительность".

Все мы знакомы с метонимией такого рода: "Что с тобой?" - "Голова" (сердце, горло). То есть болит голова (сердце, горло). И хотя можно сказать, что "Голова прошла" или что "Сердце не позволяет курить", рано или поздно мы натолкнёмся на ограничения. Например, нельзя утверждать, что у человека острое, ноющее сердце или сердце обострилось (усугубилось, усилилось).

Итак, если мы имеем дело со словом в переносном значении, надо готовиться к тому, что оно поведёт себя не так, как его "непереносный" собрат по словарю.

Для случая, о котором спросил Владимир Евгеньевич, вместо "У нас на программе" предлагаем вариант: "У нас в студии". А также: "Вы говорили во время программы, что своих детей нужно знать", "Но больше всего меня взбесил следователь, который был в студии", "То есть у вас в этом проекте роль мудрого советчика?".

Чем украшают церковные маковки

А вот какой вопрос прислал Егор Егоров из Красноярска: "В номере от 11.01.2017 года в заметках В. Решетеня обнаружились золотые звёзды на куполах собора. Думаю, что это описка автора. Или на самом деле такое могло быть?"

Речь идёт о статье "Смоленский форпост России" нашего собкора, о фрагменте: "После взятия крепости поляки восстановили взорванный собор. Но после освобождения Смоленска местные жители его разобрали и в 1677 году на этом месте под наблюдением зодчего Алексея Королькова начали строить новое здание. Но из-за того, что размеры собора не соответствовали проекту, работы пришлось остановить. Они возобновились только в 1712 году и завершились 28 лет спустя. Собор тогда представлял собой величавое здание, увенчанное семью синими куполами с золотыми звёздами".

Такое оформление и сегодня не редкость. Вот как пишут об этом, например, на сайте "Православный паломник" (ресурс паломнического центра Московского патриархата):

"Цветовая гамма куполов... бывает разная. Золотой цвет - символ небесной славы. Такие купола бывают у главных храмов, посвящённых Спасителю и двунадесятым праздникам. Синие со звёздами ты увидишь на церквях, посвящённых Богородице, так как звезда напоминает нам о рождении Христа от Девы Марии. А на Троицких храмах, как правило, купола зелёного цвета, поскольку это цвет Святого Духа. Зелёные (а иногда серебристые) купола бывают и на церквях в честь различных святых. В монастырях можно увидеть храмы с чёрными куполами. Объясняется это просто: чёрный цвет - символ монашества".

Кроме того, "голубой или синий цвет купола символически изображают небесную чистоту и непорочность",- отметил иеромонах Иов (Гумеров) на сайте "Православие.ру".

В статье В. Решетеня, напомним, речь идёт о Свято-Успенском кафедральном соборе Пресвятой Богородицы.

Итак, купола храмов, посвящённых Божьей Матери, действительно могут быть покрыты золотыми звёздами. Увенчан такой купол, как принято, крестом. Сегодня так выглядят, например, соборы в честь Успения Пресвятой Богородицы в Троице-Сергиевой лавре и во Флорищевой пустыни, сразу несколько храмов в Псково-Печерском монастыре.

"Возник вопрос вдогонку. А какие звёздочки там? Шестиконечные, восьмиконечные или другие?" - добавил читатель позже.

Если говорить о кафедральном соборе в Смоленске, то ответа у нас нет: как пишет далее В. В. Решетень, "в 1761 году обрушилась центральная часть здания и часть куполов". Храм был перестроен и сегодня расписан уже иначе.

В наши дни в городе Вифлееме, под амвоном базилики Рождества Христова, в скале находится пещера, где родился Иисус. "Место рождения Христа отмечено серебряной звездой, которая вделана в пол и когда-то была позолочена и украшена драгоценными камнями. Звезда имеет 14 лучей и символизирует Вифлеемскую звезду, внутри по кругу надпись на латыни: "Здесь родился Иисус Христос от Девы Марии",- сообщает "Википедия".

На луковках же храмов видим очень разное количество лучей: и 6, и 8, и 10. Вероятно, здесь допустимы варианты.

О невозможном и обиходном

Новую подборку опечаток и комментариев прислал в редакцию Сергей Васильевич Косиненко из Красноярска. Благодарим читателя за внимательность и скрупулёзность; отдельное спасибо - за наблюдения, на двух из которых мы сейчас остановимся отдельно.

Оба касаются письма "Как тяжело, досадно и обидно..." нашего автора из Боготола Юрия Головинского ("КР" N 103).

Первое наблюдение - по поводу предложения: "Жили в казармах в Николаевске (ныне - Новосибирск)". "В Новониколаевске",- поправил читатель. Вероятно, перед нами обиходное сокращение старого названия города.

Второе наблюдение касается завершения письма. Напомним, Юрий Михайлович рассказал о том, как складывалась жизнь его семьи после двух доносов. При этом доносчик за свои дела едва не поплатился жизнью - спас его именно наш автор. А затем ещё раз - сестра Юрия Михайловича, сделавшая этому человеку срочную операцию.

"В... 1995 году выдали мне компенсацию за репрессию, за конфискованный дом. На эти деньги я поставил родителям новые памятники, а верующей в Бога бабушке - большой крест, сделал оградку, столик, скамейку. (...)

В последний раз увидели, что возле могилы матери зацвёл папоротник. Такой неописуемой красоты не видел никогда. Каждый цветок имел три-четыре оттенка, поэтому вокруг образовалось необычное сияние из словно бы серебра и позолоты. Вероятно, за страдания и муки природа отблагодарила их уже после смерти".

"Папоротник не цветёт",- возразил Сергей Васильевич. По известным нам научным данным, так и есть - и всё же не можем не возразить в ответ.

Правка в этом месте показалась нам невозможной, чуть ли не сродни преступлению. Конечно, очень может быть, автор ошибся и растение лишь походило на папоротник. Но в контексте описанных событий этот абзац воспринимался именно как описание чего-то из ряда вон выходящего.

Мы не вправе судить о том, что увидел на могиле матери наш автор. И поэтому передали его слова без изменения - в каком-то смысле оставляя место невозможному.

Наталья КОВЯЗИНА, литературный редактор газеты "Красноярский рабочий".



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:









Архив

Гидрометцентр России



Rambler's Top100







© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork