ИЛИ ПЕЧКА, ИЛИ СВЕЧКА
Район, в котором проживает Капитолина Сергеевна, не называю умышленно - как выяснилось, такая практика повсеместно применяется органами местного самоуправления. И в районных администрациях, и в сельсоветах.

Речь идёт вот о чём. У семидесятипятилетней бабушки в отдалённой от райцентра деревне земельный участок с небольшим бревенчатым домиком: кухня, она же горница с печью, и спаленка о восьми квадратных метрах.

Изба ветхая, довоенной постройки, меж прогнившими нижними венцами и фундаментом из плитняка щели такие, что мышь свободно прошмыгнёт, не нагибаясь.

Осенью Капитолина Сергеевна спускается, кряхтя, в подполье и затыкает на зиму дыры тряпками. Помогает мало, печь в морозы приходится топить, не переставая, днём и ночью.

Потолок в горнице прогнулся и сильно напоминает математическую параболу, оконные рамы окрашены вроде недавно, но скрыть их дремучую старость уже невозможно. Печь с расколотой пополам плитой натурально разваливается, бабушка время от времени берёт у соседей глину и замазывает трещины.

Явно требует замены электропроводка, протянутая поверх стен проводной скруткой на изоляторах. В любой момент замкнуть может. Её бы в музей. Судя по внешнему виду, давным-давно выслужил срок местами надтреснутый и чёрный шифер на крыше, кое-где кровля начала протекать.

Подогнать бы бульдозер да снести эту халупу к лешему. Только куда девать Капитолину Сергеевну? Домик с участком - её собственность. Показывает мне пожелтевшие от времени справки, выданные сельсоветом. Это ещё когда работала в колхозе, с мужем двоих детей поднимала.

Объясняю, что бумаги хоть и действительные, только их следует обновить в райцентре, в МФЦ. Понятливо кивает в ответ.

Супруга восемь лет назад скрутил рак, дочки лет 20 как вдаль разъехались, свои семьи завели. Одна на Дальнем Востоке, другая - в Тверской области. Никак не могут к ней выбраться, который уж год с внуками не видалась.

Осталась Капитолина Сергеевна одна-одинёшенька. Без мужских рук, без всякой поддержки. Даже покосившийся забор на огороде некому поправить.

- Ходила в сельсовет, просила: может, какую помощь окажете одинокой старухе? Мне бы хатку каку другую, покрепче. А эту пускай забирают себе и делают с ней, что хочут. Посоветовали в район обратиться, в управление социальной защиты. На неделе сяду на автобус, поеду...

Обратился в сельсовет и я. С тем же вопросом.

- Вы думаете, баба Капа одна такая у нас? - вопросом на вопрос отвечала мне местная чиновница.- Мы законы знаем, положение, утверждённое правительством Российской Федерации N 47 от 28 января 2006 года - вот оно у нас, на полке. И Жилищный кодекс тоже.

Правильно, подтверждает она, действие положения о признании жилья пригодным или непригодным для проживания распространяется в том числе на частные индивидуальные домовладения. А в соответствии с пунктом 8 части 1 статьи 14 и пунктом 4 статьи 15 Жилищного кодекса решение об этом принимает орган местного самоуправления. В каждом и комиссия межведомственная для этого имеется.

- Только, видите ли, в чём дело,- замялась далее чиновница.- Положим, напишет она заявление, мы признаем домик бабы Капы непригодным для проживания. Но по закону сразу обязаны предоставить ей вне всякой очереди другое жилое помещение. А в деревне никакого манёвренного фонда. В районе он есть, но там грозно предупреждают: не вздумайте признавать, иначе сами будете искать жильё, где хотите. А на наш фонд рот не разевайте. У нас и без вашего сельсовета таких желающих выше крыши. Купить другой дом мы тоже не в состоянии, в бюджете нам средств на эти цели не закладывают.

Но даже если средства найдутся, и власть другой дом бабе Капе купит, что дальше? Её развалюха-то за ней остаётся, это её собственность, и Капитолина Сергеевна вправе распорядиться ею по своему усмотрению. Допустим, она дом муниципалитету продаст. Или подарит, не важно. Что с ним делать? Ремонтировать бессмысленно, только сносить. Остаётся на худой конец продать земельный участок. Только кто его купит, вон их сколько кругом, пустующих...

Сельсоветы в этакой ситуации стараются принимать соломоново решение: признают полуразвалившиеся домишки пригодными для проживания. Но при этом требующими ремонта там-то и там-то. И с чистой совестью направляют нуждающихся в районное управление социальной защиты населения.

Ваш покорный слуга тоже посетил УСЗН в качестве добровольного адвоката Капитолины Сергеевны. Милые симпатичные женщины усадили меня на стул и всё подробно объяснили:

- В соответствии с законом Красноярского края от 20 ноября 2006 года N 20-5328 о социальной поддержке населения, находящегося в трудной жизненной ситуации, мы предоставляем материальную помощь нуждающимся. Какая пенсия у вашей бабушки?

- Она мне говорила, я записал. Вот, смотрите, 11 тысяч 310 рублей.

- Замечательно. Берём размер краевого прожиточного минимума для пенсионеров, 8 540 рублей, умножаем на коэффициент - на полтора. Получается 12 810 рублей. У бабушки пенсия меньше, следовательно, она имеет право на материальную поддержку при условии, что действительно проживает одиноко и в доме больше никто не прописан. Это мы проверим. Максимально, что мы можем ей предложить, это 15 тысяч рублей...

Для Капитолины Сергеевны 15 тысяч - это сколько? Много или мало? Сама она перекладывать печь либо менять проводку не будет, надо нанимать специалистов. Самостоятельно прикинул её предполагаемые затраты и у меня получилось, что этих денег хватит либо на новую печь, либо на замену электропроводки.

Короче, если с печкой, то со свечкой. И наоборот. О подливке фундамента, замене окон, потолка и крыши речи быть не может. Говорю об этом специалистам УСЗН. Они в ответ:

- Есть ещё выход. Приходит бабуля в сельсовет, пишет заявление, муниципальная комиссия в установленные сроки обязана обследовать её жильё. Если признает его пригодным, а бабушка возражает, она может пригласить из Минусинска независимую экспертизу и в случае положительного заключения о непригодности дома для проживания потребовать в судебном порядке от муниципалитета предоставить ей другое жильё. И ей предоставят, никуда не денутся, у нас такие прецеденты были. Все граждане, кто судился по этому вопросу, свои иски успешно выиграли.

Не знаю, как эти удачливые граждане, только когда Капитолина Сергеевна в Минусинск за 100 вёрст соберётся, если в райцентр ездит единожды в месяц? Можно, конечно, по телефону экспертов в деревню вызвать, но это удовольствие обойдётся как минимум в месячную пенсию. А после - судебная тяжба и, значит, деньги, деньги. А жить на что, лекарства, продукты покупать?

Вряд ли моя героиня подпишется на эту мороку. Скорее всего, так и останется бедовать в полуживой хибаре. Участливые, без тени иронии, дамы из УСЗН подсказали мне ещё один вариант для бабушки. Сдаться в дом для престарелых. На краевом юге их три: в Минусинске, Каратузском и Ермаковском районах. При этом и хибарка её деревенская за ней сохранится, и пенсия.

Правда, придётся потерпеть - повсюду очередь. Но, полагаю, ждать в этом случае Капитолине Сергеевне предстоит значительно меньше, чем переселения из заваливающейся избёнки.

Владимир НЕСЯЕВ, соб. корр. "Красноярского рабочего".



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:









Архив

Гидрометцентр России



Rambler's Top100







© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork