ТЮЛЕНЕВУ ПОДАЧКИ НЕ НУЖНЫ
Этот фермер из Новополтавки оказывает землякам из Ермаковского района уникальную в своём роде услугу. Во всяком случае, на краевом юге о таких КФХ ещё никому слышать не доводилось.

В хозяйстве Николая Ивановича на сегодняшний день 33 коровы с тёлками и бычками и 34 лошади. Но с мая количество животных у Тюленева, словно по волшебству, увеличивается как минимум на сотню голов.

Казалось бы, откуда столь фантастический прирост? Не с неба же падает. Не с неба. Оказывается, весной фермер берёт у частников крупный рогатый скот для откорма в летний пастбищный период на сочных луговых травах, а осенью возвращает обратно. Настолько упитанным и набравшим в весе, что ещё не было от владельцев ни единой претензии.

Всё происходит на удивление элементарно. В местной прессе фермер помещает объявление о том, что предлагает гражданам данную услугу, указывает телефон. Ему звонят, Николай Иванович договаривается о встрече, приезжает к хозяевам, заключает договор о том, что взял у них такое-то животное на такой-то срок. Затем грузит скотинку в свой импортный грузовичок (до пяти коров за раз входит) и везёт к себе на угодья.

- Беру с клиентов недорого, 800 рублей в месяц,- рассказывает Тюленев.- Каждая голова у меня биркуется индивидуальным номером, чтобы не возникало путаницы, всё стадо в течение лета проходит положенную ветеринарную обработку. Днём коровы с бычками гуляют вольно, под надзором пастуха, а вечером направляем их в огороженный загон на ночёвку. С рассветом всё начинаем сначала.

Желающих таким вот способом содержать собственных животных сколько угодно, фермер сам порой удивляется. Как только сезон начинается, возит скот из Ойского, Танзыбея, Григорьевки, Ермаковского. Из своей Новополтавки тоже.

- В вашем селе не организована общественная пастьба домашнего скота?

- У нас-то, в отличие от многих других, как раз организована. Но вы сами посудите. Пастух работает только днём, человеку утром надо выгнать бычка в стадо, вечером встретить, до подворья сопроводить, обиходить, напоить. А мне на пять-шесть месяцев отдал животное за те же самые 800 в месяц - и голова ни о чём не болит. Это у меня она болит за сохранность чужого скота, дважды в сутки поголовье пересчитываем, со списком сверяем.

- Неужели выгоду имеете?

- Не имел бы, не занимался. Да вы сами прикиньте: сто голов по 800 рублей ежемесячно минус естественные издержки на жалование пастуху, на разные другие мелочи. В накладе не остаюсь. В прошлом году мне даже из Минусинска сразу 56 голов привозили на откорм, а осенью забрали. И рассчитались, как полагается. Проживающий в Абакане брат погибшего в Ергаках вместе с губернатором Лебедем главы района Василия Рогового, Евгений Константинович, в прежние годы тоже мне своих питомцев доверял и был всегда доволен.

У Тюленева всё по-честному, его собственный скот в общем стаде пасётся, так что для всех условия равные. А пожелает какой-нибудь хозяин досрочно забрать животное, ему стоит только позвонить, и ему бычка или тёлку назад привезут. Случается даже с приплодом, если тёлка стельная к фермеру поступила.

- Говорят, у вас тут волки по окрестностям рыскают,- спрашиваю Николая Ивановича.

- И медведи к нам забредают,- отвечает спокойно.- Но серых много, это верно, ежегодно их пути с людьми пересекаются. Недавно стаю в десяток особей неподалёку от села видели. Летом они не опасны, им лесной дичи хватает: косули, зайца. Но зимой, особенно в январе, когда у хищников гон, волки особенно свирепы и наглы. Был случай - на моих лошадей напали, из боков мясо клоками вырвали. Пришлось прирезать горемычных. Сейчас чужого скота на ферме нет, а на своих животных вешаю колокольчики. Волки звона боятся, близко не подходят. И собак свору держу, харчей не жалею - это тоже защита добрая.

К тому же немало односельчан завели себе "Бураны", а по глубокому снегу у волка против мощного мотора на лыжах нет вариантов для спасения. Однажды фермер на своём снегоходе матёрую волчицу догнал. Жаль, стрелять не с руки было, ушла. И более не возвращалась - зверь умный, опасность издалека чует и стороной обходит.

Николай Иванович вспоминает своего деда Петра Ивановича Тюленева, который давным-давно работал в этих местах директором совхоза. Служебных авто в те годы у начальства не водилось, Пётр Иванович ездил на лошади, запряжённой в телегу, и брал с собой маленького Колю.

Мальчик с детства видел, как сеют, пашут, доят коров, моют и подковывают коней. И словно губка впитывал в себя этот многовековой крестьянский опыт. После службы в армии вместе с родителями работал в местном колхозе "Новополтавский" и заочно учился, получал специальность зоотехника.

В начале двухтысячных, когда государство разрешило крестьянам приобретать землю в собственность, одним из первых в селе зарегистрировал право на 200 гектаров сельхозугодий. Затем ещё столько же прикупил. Сейчас у Тюленева на стадии оформления два пая площадью в 20 гектаров, принадлежащие родной тётке. Пожилую женщину забрал к себе в Каратузское зять на постоянное место жительства, а земля пустует.

Интересна структура доходов хозяйства Николая Ивановича. Помимо прибыли с пастьбы давальческого скота, фермер реализует и собственное поголовье. Но под нож не пускает, а продаёт исключительно живьём - телятами, жеребятами и даже дойными коровами. Таков у него принцип.

Прочитав объявление в газете, покупатели звонят, приезжают, смотрят, выбирают. Если им везти не на чем, Тюленев сам доставит мычащий и ржущий товар по нужному адресу.

Бойко расходится и сено, которое за сезон готовится сотнями тонн. Вся необходимая для этого техника в наличии. Пусть не новая, но всё же есть.

Справляюсь у Николая Ивановича: почему он не пробует поучаствовать в краевых грантовых программах? Глядишь, новый трактор появится возможность прикупить за казённый счёт. Или косилку с пресс-подборщиком.

- Так я в эти игры уже играл,- машет рукой Тюленев.- В районном сельхозотделе уговорили меня грант оформить. Написал с божьей помощью, поехал в Красноярск на заседание конкурсной комиссии. Заместитель министра сельского хозяйства мой бизнес-план посмотрел и заверил, что у меня великолепные шансы на победу, под все их критерии подхожу. И образование зоотехническое, и угодий 400 гектаров, и сто голов скота у меня тогда было и семь десятков лошадей.

Что было дальше, Николай Иванович рассказывает не без юмора, перемешанного с горечью:

- Пришёл на комиссию, а там девчата сидят: ногти на изящных ручках длиною - во, шпильки на каблучках тоньше пшеничного стебля. Сразу видно, такие ножки сроду по нашей земле не ступали и не ведают, какая она, кормилица, на ощупь. Ну, и кинули меня, конечно, как малого пацана, поехал домой не солоно хлебавши.

Недавно фермера опять взялись агитировать: повтори, мол, попытку, вдруг получится. Наотрез отказался.

- Мне подачек от властей не нужно, сам как-нибудь справлюсь со своим хозяйством, лишь бы не мешали,- говорит Тюленев.- Я так понимаю текущий момент: если государство во мне как в фермере нуждается, это его слуги должны ко мне приехать, в ножки поклониться и уважительно спросить: "Николай Иванович, может, вам ссуду или кредит дать под льготные проценты, или трактор новый подогнать, или землицы дополнительно прирезать?"

Другой поддержки, считает он, не требуется. Главные помощницы на ферме - супруга Мария Владимировна и дочка Светлана. Его опора и его надежда...


Владимир НЕСЯЕВ, соб. корр. "Красноярского рабочего". Ермаковский район.

На фото: "Тридцать три коровы" фермера Тюленева; Николай Иванович с супругой Марией Владимировной и дочкой Светланой.



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:







Архив

Гидрометцентр России



Rambler's Top100







© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork