КАК ДОБРАТЬСЯ ФЕРМЕРУ ДО ПОЛЯ?
Недавно один из руководителей Уярского района рассказал мне, как во время поездки на юг нашего края решил свернуть на первую попавшуюся просёлочную дорогу. Сделать это было не просто, но когда наконец он увидел сворот (законодательный термин - примыкание) и повернул руль, машина упёрлась в поле.

Сворот с трассы не имел продолжения в виде полевой дороги. Милой сердцу дороги, которая ведёт нас и в лес на грибное место, и к речке, и на покос... Да мало ли куда ещё.

Всем нам - жителям окрестных сёл и деревень, районных центров, да и больших и малых городов такие дороги просто необходимы. Но мы их уже потеряли - все или почти все. То есть наяву они есть, а на официальных бумагах отсутствуют.

Когда в сентябре 2016 года мне позвонили и сообщили, что Владимир Лесун не может проехать на своё поле для уборки пшеницы, я не поверил своим ушам. Знаю его давно как добросовестного труженика, прекрасного механизатора. Когда разрушилась совхозная система, он не горевал, а объединил свои паи с паями односельчан, и совместно с помощью старой, восстановленной техники стали они выращивать зерновые, содержать скот. И сейчас кормят себя, помогают детям, исправно платят налоги за землю.

Единственный путь до фермерских полей идёт по Московскому тракту (теперь М-53 или Р-255 "Сибирь" ), затем - по полевой дороге, которая ранее вела в летний лагерь для доения коров. В 2014 году дорожники, проводя ремонт, закрыли сворот железным ограждением, и пришлось проезжать ещё более двух километров по федералке, а затем уж сворачивать на полевую дорогу.

Съезд был очень неудобен, ну что поделать. Жаловаться на трудности Владимир Михайлович не привык. Но это было только начало. В 2016 году по предписанию Федеральной службы по надзору несанкционированные съезды дорожными организациями были ликвидированы - перерыты.

Как оказалось, начал страдать не один Владимир Лесун. Сегодня десятки землевладельцев, имеющих поля рядом не только с федеральными, но и с региональными дорогами, получили целый набор проблем. Спасибо "Красноярскому рабочему" - вопрос этот прозвучал сначала как одна из тем круглого стола, проведённого редакцией в дни чествования в Красноярске сельских тружеников - в ноябре 2016 года, а затем и на страницах газеты. Читатели тоже удивились и выразили надежду, что власть услышит крестьян и примет разумное решение.

Как и подобает, на заседании круглого стола присутствовал депутат Законодательного Собрания от КПРФ Андрей Новак - член комитета по делам села и агропромышленной политике. Он пообещал разобраться, взял текст моего выступления и номер телефона, но до сих пор ни разу не позвонил и не поинтересовался, что происходит сейчас, есть ли хоть видимость перемен. Вот такой депутат, такой член аграрного комитета.

Засучив рукава, нам пришлось действовать самим - пусть с маленькой, но всё-таки надеждой на благополучный исход. Были отправлены письма в ФКУ "Байкалуправтодор" - организацию, подчинённую Росавтодору и отвечающую за федеральные трассы, министру транспорта Красноярского края С. В. Ерёмину (отвечает только за региональные дороги), заместителю председателя правительства края и министру сельского хозяйства Л. Н. Шорохову, депутатам Государственной Думы Н. П. Николаеву, Ю. В. Афонину, Ю. Н. Швыткину, члену Совета Федерации С. Ф. Лисовскому, председателю Законодательного Собрания А. В. Уссу. То есть тем, кто причастен либо к сельскому хозяйству, либо к дорожной деятельности.

А вот теперь о том, как всё это выглядит с юридической точки зрения. За последние 15-20 лет полностью обновилось законодательство о местном самоуправлении, дорожном хозяйстве и безопасности дорожного движения.

Так в законе " О местном самоуправлении" к вопросам местного значения муниципального района отнесена "дорожная деятельность в отношении автомобильных дорог местного значения вне границ населённых пунктов в границах муниципального района, осуществление муниципального контроля за сохранностью автомобильных дорог местного значения вне границ населённых пунктов в границах муниципального района и обеспечение безопасности дорожного движения на них, а также осуществление иных полномочий в области использования автомобильных дорог и осуществление дорожной деятельности в соответствии с законодательством Российской Федерации".

В законе "Об автомобильных дорогах и дорожной деятельности" установлены, в частности, такие полномочия местного самоуправления: утверждение перечня автомобильных дорог общего пользования местного значения, перечня автомобильных дорог необщего пользования местного значения, осуществление дорожной деятельности в отношении автомобильных дорог местного значения, установление стоимости и перечня услуг по присоединению объектов дорожного сервиса к автомобильным дорогам общего пользования местного значения.

Однако в статье 8 закона Красноярского края "О местном самоуправлении" эти полномочия сведены до минимума: "муниципальное дорожное строительство и содержание дорог местного значения".

Надо всё же отдать должное краевому ЗС - законом "О закреплении вопросов местного значения за сельскими поселениями Красноярского края" депутаты несколько расширили функции: "дорожная деятельность в отношении автомобильных дорог местного значения в границах населённых пунктов поселения и обеспечение безопасности дорожного движения на них, включая создание и обеспечение функционирования парковок (парковочных мест), осуществление муниципального контроля за сохранностью автомобильных дорог местного значения в границах населённых пунктов поселения, а также осуществление иных полномочий в области использования автомобильных дорог и осуществление дорожной деятельности в соответствии с законодательством Российской Федерации".

А вот как данная деятельность выглядит в уставе, например, Манского района, где перечислены полномочия администрации района: "выступает заказчиком работ по строительству и ремонту дорог общего пользования, мостов и иных инженерных сооружений местного значения в границах населённых пунктов". И такая, извините, белиберда почти в каждом районном уставе.

Исходя из положений российского законодательства, совершенно чётко прослеживается то, что полевые дороги (по законодательству - местные общего и необщего пользования), выходящие на федеральные либо на региональные, полностью относятся к компетенции администраций районов. А стало быть, их перечень, дорожная деятельность на них должны находиться под неусыпным контролем сельских районов.

Почему о данных дорогах скромно умалчивает краевое законодательство, для меня не совсем понятно. Есть только предположения. Во-первых, главы начнут требовать деньги на содержание этих дорог. Во-вторых, просто не дошли руки до этой проблемы. В-третьих, нет желания доходить до истины в решении местных вопросов.

Со стороны глав районов всё ещё гораздо проще. Сверху не требуют, уставы никто не анализирует. По сути дела, являясь назначенцами, чиновники исполняют только определённые задачи, а создай перечень местных дорог - тут же надо взваливать на себя ответственность.

Долгие годы Алексей Клешко возглавлял либо входил в состав комитета по государственному устройству, законодательству и местному самоуправлению Законодательного Собрания. Хочется спросить у него и огромной армады районных чиновников: "Как же вы умудрились потерять полевые дороги?"

Более того, в последние 5-7 лет в большинстве муниципалитетов проделана огромная работа, идёт борьба за краевые бюджетные финансы по разработке планов землепользования и застройки сельских поселений и даже генпланов сёл. На выходе - стратегия развития края и районов до 2030 года (в том числе дорожного хозяйства), где предусмотрены ремонт и реконструкция как федеральных, так и региональных дорог. Но там тоже ничего не говорится о местных дорогах общего и необщего пользования.

Но вернёмся к случаю с Владимиром Лесуном. Надо прямо сказать, что пренебрежительное, а зачастую и халатное отношение ФКУ "Байкалуправтодор" к своим полномочиям при реконструкции и ремонте федеральной трассы выявилось в том, что там не только свои действия не согласовали с землевладельцами, но и очень аккуратно обошли районные власти.

А те, в свою очередь, не имея перечня местных дорог, спокойно проглотили данную пилюлю, хотя, возможно, в сметах и значились примыкания. На региональных дорогах уже краевые автодорожники поступают точно так же, в том числе и при проведении разметки. Большинство дорог, ведущих на поля, перекрыты сплошной полосой.

Вот так и остался Владимир Михайлович и, повторяю, не он один, с носом. Было бы смешно, если бы за этим не стояли судьбы многих и многих семей, не стояла экономика не только сельских поселений, но и районов.

В органах Федеральной службы по надзору на предприятиях дорожной отрасли исполняют законы конкретные люди. Задаю им вопрос: "Откуда вы, с какой планеты? Как можно было перерыть дороги к земле-кормилице? Где применение высоких слов "Продовольственная безопасность"? Или кто-то хочет столкнуть лбами простых людей, посеять рознь? Нам что, мало примеров Украины?

Такие же вопросы хочется задать и нашим уважаемым депутатам и министрам. Я уже приводил длинный список адресатов, кому были направлены письма. От некоторых ответа вообще нет. "Байкалуправтодор" уклончиво признаёт и не признаёт свои ошибки. Министерство транспорта ссылается на "Байкалуправтодор". Депутат Законодательного Собрания Владимир Демидов кивает на министерство транспорта. И подпись на его именном бланке с каждым ответом становится всё больше и больше по размеру - мол, что вы, мужики, ко мне пристали?

Есть, правда, и положительные примеры. Установились деловые, можно даже сказать - доверительные отношения с депутатом Государственной Думы Юрием Швыткиным. Очень надеюсь, что кое-что с его помощью получится.

Надеемся мы и на Аграрный союз во главе с Александром Уссом. Ведь кроме закрытия полевых дорог, в обращениях были подняты вопросы передвижения крупногабаритных транспортных средств и транспортировки широкогабаритного прицепного сельхозинвентаря.

Но нам важна не переписка - важен результат. И есть по этому поводу некоторые размышления. Очень беспокоит меня дорожная деятельность в сельских территориях. Вот взять Уярский район. Три года назад министерство транспорта края отказалось от транзитных дорог в город Уяр, и почти 9 километров стали бесхозными, они убиты напрочь.

Загублена инициатива руководителя АО "Уяржелезобетон" А. Ф. Мокштадт о ремонте улицы Горького в Уяре на партнёрских началах, она рассматривалась при участии министра С. В. Ерёмина. Собрано несколько сотен подписей с просьбой о ремонте тоже практически транзитной дороги Уяр - Новоалександровка. И тоже - ноль внимания. А ведь на территории района два мощных каменных карьера.

В "Красноярском рабочем" недавно была поднята проблема дороги Верхний Суэтук - Нижний Суэтук на юге края. Люди задавали вопрос: будет ли короткий путь между двумя районными центрами, но дорожники решили делать дорогу в несколько раз длиннее.

Кто арбитр в данных спорах? Считаю, что сегодня главы районов и поселений не просто не являются авторитетом для краевой власти, они для них - как беспризорники.

Вот конкретные примеры. Уважаемое РАО "РЖД" уже лет пять интенсивно осваивает федеральные деньги на крупных объектах. Наверное, дело нужное. Но вот и негативные факты. Мост с поворотом Авда - Громадское - полностью разбиты дороги по городу Уяру. Расширение станции Иланская - закрыта дорога на поле фермеру, несмотря на обращение главы района. Его письмо мастер участка едва нашёл в самом нижнем ящике стола (конфликт описывался в "Красноярском рабочем" Виктором Решетенем).

В настоящее время ведётся расширение пути в районе села Ирбей. Большегрузные машины добивают деревянный мост через реку Кан, а нашему фермеру запрещают проехать на ту сторону с дроблёнкой.

И это только малая часть свершений. А как все инвестиционные проекты рассматриваются в правительстве нашего края? Хоть в малой толике учитываются интересы местного населения и местного самоуправления?

Недавно были опубликованы оценки работы глав за 2016 год, в том числе и по дорожной деятельности. В восточной зоне у двоих они совсем низкие. Что дальше? Или у нас есть какое-то теневое правительство?

В статье 46 устава Красноярского края говорится о том, что создаётся Совет по вопросам местного самоуправления (5 кандидатов от губернатора, 5 - от Законодательного Собрания). Никогда не слышал о его работе. Существует ли он?

Даже не хочу завидовать тем, кто живёт в городах. Пусть там асфальт будет толщиной хоть в метр (судя по деньгам, так и должно быть), но без деревни вы, ребята, не обойдётесь. Это метровый асфальт в... пустыне.

Конечно, и федеральные, и региональные дороги пролегают у нас в крае по сильно пересечённой местности. Реки и ручейки, болота и тайга, Транссиб не позволяют чётко исполнить СНиПы, и, конечно, не получится сделать примыкания через 2-5 километров.

И из Москвы, и из Красноярска всё не увидишь, а ведь через два месяца надо начинать полевые работы. Пора собираться трём сторонам - дорожникам, местному самоуправлению и землевладельцам - и договариваться.

Выиграем и мы, сельчане, и многочисленные службы РЖД, и энергосетевые предприятия, и "Транснефть", да и горожане. Ведь свернуть с дороги и уткнуться в поле - наверное, не совсем приятно не только во время работы, но и в дни отдыха.


Анатолий КАРАБАРИН. Уяр.



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:
ГЛАВА НАЗАРОВА ГОТОВИТСЯ К ОТЧЁТУ
На первый день весны, 1 марта, запланирован отчёт главы Назарова и председателя горсовета Юлии Стрельниковой перед избирателями.

СЧАСТЛИВОГО ПЛАВАНЬЯ, АНДРЕЙ!
В Гибралтаре, небольшом государстве на юге Пиренейского полуострова, арестовали крупнейшую в мире парусную яхту, построенную для российского миллиардера Андрея Игоревича Мельниченко, имеющего непосредственное отношение к нашему краю.










Архив

Гидрометцентр России



Rambler's Top100







© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork