МАРК ДЕНИСОВ: "Я ОБЯЗАН ВИДЕТЬ ЛЕС ЗА ДЕРЕВЬЯМИ!"
В приёмную красноярского омбудсмена обычно приходят, пишут, звонят те, кто успел пройти свои круги, если не ада, то уж точно испытаний, и для многих это последняя инстанция, последняя надежда. Миссия Уполномоченного по правам человека Марка Денисова в том и состоит, чтобы не только разобраться и помочь конкретному человеку, но и суметь за частностями увидеть назревающие в обществе проблемы и предупредить о них власть.

К жалобам нужно относиться очень серьёзно, убеждён Марк Денисов, и в беседе с корреспондентом "Красноярского рабочего" объяснил, почему.

Воля народа - в жалобах

- По закону я рассматриваю и участвую только в тех конфликтах, где с одной стороны власть, а с другой - человек. Если рассматривать всю систему жалоб, а их в крае, по моим оценкам, в разные структуры приходит до 200-250 тысяч в год - это жалобы в прокуратуру, губернатору, в Законодательное Собрание, надзорные органы, местные администрации - то, грубо говоря, 10 процентов населения на что-то жалуется. Если всю эту машину рассматривать в общем, совокупно, не отвлекаясь на частности, то мы имеем дело с разновидностью плебисцитарной деятельности населения, и она столь же важна, как, допустим, другая плебисцитарная деятельность - приход населения на выборы, где оно голосует за ту или иную фамилию. Совокупностью жалоб люди голосуют за те проблемы, которые для власти должны стать первоочередными, и, в конечном счёте, за доверие к верхам, поэтому я отношусь к жалобам очень серьёзно. Их нужно изучать, к ним нужно прислушиваться, отрабатывать, потому что это - воля народа.

Разница с избирательным процессом здесь лишь в одном: во время выборов народ выражает свою волю относительно своих надежд, которые он связывает с тем или иным кандидатом или партией. В повседневной жизни написанием жалоб граждане выражают свою волю по поводу тех или иных нужд. Но это две стороны одного процесса - поэтому отношение к жалобам должно быть гораздо более серьёзным, чем сегодня. Многие чиновники это не всегда понимают. Особенно среднего и низового уровня; те, кто повыше рангом, эти вещи стали осознавать.

- Марк Геннадьевич, по жалобам можно определить какие-то болевые места в экономике или социальной сфере?

- Конечно. Более того, при правильной постановке работы с этим массивом информации можно даже делать какие-то прогнозы. Хочу сказать, что когда был кризис на рынке долевого строительства (он начался осенью 2008-го и продолжался до 2010 года), уже весной и летом по характеру обращений, по их напряжённости и статистике мне стало понятно, что осенью можно ожидать какого-то коллапса. Я ещё не знал, в какой сфере строительства это случится, но то, что начинается "разогрев", было понятно за полгода до массового обвала.

- Такую информацию вы черпали из жалоб дольщиков?

- Это были жалобы людей, в той или иной степени включённых в сферу строительного бизнеса. Напряжение потока жалоб в этой сфере говорило о том, что близко "землетрясение".

- Собственно, так и произошло - начались массовые акции протеста обманутых дольщиков.

- Должен сказать, что у меня есть ощущение назревания третьего по счёту кризиса долевого строительства. Первый, как следствие дефолта, случился в 1999 году. Второй - через 9 лет - в 2008-м. И теперь, спустя девять лет, я опять наблюдаю "разогрев" этой же темы. Я уже начинаю подумывать: может, взяться за диссертацию, изучить, почему через 9-10 лет начинает "колотить" всю строительную сферу в крае. Есть ли в этом какая-то закономерность, она объективная или рукотворная, мне трудно пока сказать.

Последствия недореформленных реформ

- На самом деле работа Уполномоченного по правам человека состоит из двух ипостасей. Первая - это разбирательство по конкретным обращениям конкретных лиц: решение проблем того самого "маленького" человека. А таких "маленьких" проблем за год - от 3 до 5 тысяч. Вторая часть - анализ причин, порождающих эти маленькие проблемы у такого количества людей, оценка трендов, причин и мер, которые нужны, чтобы снизить создавшееся напряжение. Я обязан видеть лес за деревьями, оценивать в целом то, что происходит сегодня, сейчас, и внятно артикулировать эту проблематику перед лицом власти, предъявляя причины, которые заставляют людей становиться её врагами. И для этого существует ежегодный доклад уполномоченного, работа над которым как раз и идёт сейчас. Я выступаю с ним в Законодательном Собрании края обычно в марте.

- Это очень объёмный труд, как и кем он используется после его представления в краевом парламенте?

- Я не думаю, что у документа (а это страниц 200-250 убористого текста с таблицами, схемами, цифрами) есть массовый читатель. Да, его изучают аналитические службы в каждом ведомстве, куда он поступает, но в большей степени он ориентирован, наверное, будущим поколениям. Я такой, знаете ли, "Нестор-летописец", пишу о дефиците в отношениях власти и народа в начале XXI века. Может быть, когда-нибудь эти данные понадобятся историкам. Большее внимание привлекает не доклад, а выступление по мотивам доклада, которое я делаю на сессии краевого парламента, и последующая дискуссия. Именно это появляется в информационном пространстве, обсуждается.

- Меняются ли год от года акценты в докладе?

- Меняются. Несколько лет назад мной достаточно жёстко был поставлен вопрос о дисбалансах, которые существуют в сфере муниципального управления: огромное количество мандатов и абсолютное отсутствие финансовых средств, необходимость принимать волевые решения, инициативы и огромное количество регламентов, которые не разрешают карандаш заточить не с того конца. Кадровый голод, уход наиболее активной и продуктивной части управленцев из муниципального звена в коммерческие структуры, система "двухголовости" власти. Всё это вызвало очень бурную дискуссию на сессии, я испортил отношения с большим количеством чиновников, но в то же время приобрёл и сторонников.

Надо понимать, что говорю это я не от себя лично. За год я проезжаю большое количество территорий, разговариваю и с "низами", и с "верхами", с местными элитами и социально незащищёнными слоями.

И через год после того выступления губернатор провёл реформу местного самоуправления в крае. Была устранена "двухголовость", которая людей просто бесила. Изменился порядок назначения глав, мы вернулись практически к советской системе, проверенной десятилетиями. Если эта схема уже отстоялась, зачем её реформировать? Мы все заложники огромного количества начатых, но так и не доведённых до конца реформ. Некоторые из них мы начали около 30 лет назад. Не закончив, бросили их на полпути и, чтобы купировать последствия недореформленных реформ, начинаем три-четыре новые.

- Я думаю, что именно это и порождает недовольство населения, многочисленные обращения и жалобы. Люди устали от неразберихи, которая часто сопровождает все эти реформаторские порывы.

- Есть несколько базовых причин, почему люди недовольны властью. Во-первых, мы взяли на вооружение нескольких парадигм, которые никогда не будут работать в России. Это завиральная идея, что рынок всё расставит на свои места. От этого отказались даже суперрыночные европейцы в 60-70-х годах. Во всём мире экономика достаточно жёстко регулируется, в неё включены государственные усилия и стратегии. Мы же решили, что всё это может происходить автоматически, забыв, что мы - северная страна, и остановка, например, одной котельной в Красноярске может привести к коллапсу. Но мы взяли и всю сферу ЖКХ отдали частникам, а теперь ждём, что у нас население будет довольно и ценами, и качеством услуг. Этого не случится никогда, потому что в основу положен неверный принцип. Рынок хорош только тогда, когда есть управляющее воздействие государства на протекающие в нём процессы.

Рынок - это инструмент, но нужна крепкая рука, которая приводит этот инструмент в движение.

Вторая крупная завиральная идея, которая взята на вооружение,- то, что человеческую активность, инициативу и предприимчивость можно заменить огромным количеством регламентов. Вот почему сегодня колом стоит управление во многих сферах - нет внятной работы с кадрами, нет системы подготовки инициативных, ответственных, толковых людей, но при этом шкафы забиты регламентами, где детально записано, как сидеть на стуле, закрывать дверь, делать записи в тетради... У нас переусложнённое законодательство, налицо его избыточная структурность, бесконечное описание того, что должен делать чиновник. Когда в северном посёлке взорвался котёл в котельной или обрушилась от снегопада крыша в школе, глава посёлка должен хвататься не за папку с регламентами, а оперативно принимать решительные меры.

На что жалуемся

- С какими бедами идут к вам люди?

- Если не вдаваться в детали, то 20 процентов обращений связаны с силовым блоком. В крае действует большое количество силовых ведомств, и каждое пятое обращение - по поводу контактов людей с ними. Скажем так, некачественные, прежде всего, контакты.

- Люди недовольны тем, как их защищает государстве в лице силовиков?

- Всегда есть опасность, что человек, наделённый правом применять силу, может применить её не по закону, что нередко и происходит. Речь идёт о превышении мер психического или физического воздействия на подозреваемых, подследственных. Кроме того, у нас очень обширное тюремное ведомство, а человек в неволе всегда уязвим, и тот, кто эту неволю обеспечивает и охраняет, всегда имеет возможность проявить свой гонор, субъективизм...

Красноярский край - второй в России регион по количеству сидельцев, и первый - по количеству учреждений закрытого типа. Это особая тема. Полиция, армия, следствие - все эти структуры порождают какие-то искры, трения, зачастую не правы и те, кто пишет, и правоохранители. Надо понимать, что не каждая жалоба подтверждается, но этот блок отношений составляет пятую часть моих повседневных забот.

Ещё 20 процентов - это вопросы, связанные с жилищными правами, с ЖКХ. Мы живём в очень суровом климате, здесь право на качественное жильё автоматически означает и право на здоровье, и право на жизнь. У меня была жалоба из Туруханска, где женщина жила в доме с прогнившими полами. Однажды вечером она, готовя на кухне ужин, провалилась и сломала ногу.

Я был в квартире, где живёт многодетная семья, а в комнате, где лежит бабушка-инвалид, прогнувшаяся балка была подпёрта столбом, чтобы не рухнула и не придавила старушку. Жилья в крае не хватает катастрофически, а то, что есть, зачастую ужасающего качества.

А что происходит в общежитиях, в гостинках? Особый мир, который там складывается,- зачастую деструктивный, разрушающий психику, человеческую судьбу. Это не те общежития, которые мы помним по нашей советской юности, где был дух товарищества и взаимовыручки,- это рассадник большого количества проблем.

Как обслуживается жильё, какие переделы идут на рынке управляющих компаний, какие обманы, подлоги, намеренные банкротства, захваты котельных! Я неоднократно говорил с трибуны Законодательного Собрания, что если в такой стране, как Россия, с её суровым климатом, отдать ЖКХ на откуп частникам, то не надо никакой атомной бомбардировки и третьей мировой войны - мы сами себя угробим. Убеждён, в этой сфере должна править не рука рынка, а жёсткая, "ежовая" рукавица государства.

Другие 20 процентов жалоб дают темы, связанные с правами детей, правами женщин, семейные вопросы. Этим занимается мой заместитель, Уполномоченный по правам детей Ирина Юрьевна Мирошникова.

- Марк Геннадьевич, из каких территорий края традиционно больше обращений?

- Больше всего обращений на душу населения приходит из северных территорий - это Эвенкия, Таймыр, ближний Север. Одно время лидировал Таймыр, но после смены руководства района обращений поубавилось. Бывают сложные территории с точки зрения экономики, климата, но если глава умеет разговаривать с населением и снимать эти шероховатости, там и жалоб меньше. Есть продвинутые территории, с градообразующими предприятиями, где, как говорится, "деньги брякают", но жалобы идут потоком.

По каждой территории - своя картина. Традиционно немного жалоб из Норильска - богатое предприятие, толковый менеджмент. Мало из Железногорска - интеллектуальный ресурс, сильная управленческая команда. Есть, конечно, и там проблемы, но основная их часть находится под контролем. А вот по Зеленогорску другая ситуация, город переживает сейчас сложности экономического плана. Выросло в последнее время количество обращений по Красноярску.

Остапы наступают

- Как меняется характер обращений?

- Сегодня край и всю страну захлестнуло нашествие эдаких Остапов Беднеров, которые знают 1 001 способ отъёма денег у населения, не нарушая закон. Когда путём каких-то "пирамид", схем, банковских манипуляций и манипуляций на рынке жилья выстраиваются хитроумные, юридически выверенные схемы, благодаря которым человек в одночасье лишается нажитого за всю жизнь имущества. А силовики при этом разводят руками и говорят: "Вы знаете, это гражданско-правовые отношения!" Какие гражданско-правовые отношения, когда дело имеет явно выраженный серийный характер?

У нас года три назад была ситуация по Канску. К нам обратилась женщина, которую в качестве поручителя втянули в схему кредитования, в итоге она, имея совсем небольшую зарплату, должна была выплачивать бешеные деньги за человека, который отказался возвращать банковский кредит. Мы долго переписывались с правоохранителями. Люди в погонах преподносили эту ситуацию как частную. Однако выяснилось, что пострадавших там почти два десятка человек, и что была преступная группа в составе четырёх человек. Преступления совершались на серийной основе. Была разработана схема, и пострадали прежде всего малограмотные, одинокие женщины, которые работали нянечками, техничками, всегда нуждались в деньгах. За небольшую сумму их втягивали в эту схему, а потом они всю жизнь были должны... Мы убедили силовиков, что это серийное преступление. В итоге оно было раскручено, преступники наказаны. И таких вопросов много.

Смотрите, что сейчас происходит в сфере микрокредитования, когда на каждом углу очень завлекательные призывы, мол, бери паспорт, заходи и получишь деньги... И заходят люди! Но кто? Социальные низы, те, кто не могут дотянуть до следующей пенсии, зарплаты. Их затаскивают в эти схемы под огромные проценты, а потом в дело включаются коллекторы, и человек лишается и квартиры, и здоровья. На самом деле это полукриминальные структуры.

Есть обращения, связанные с работой системы здравоохранения, социального обеспечения. В последние два года увеличилось число обращений от пенсионеров, сомневающихся в том, что им правильно начислили пенсию. И хотя в большей части при проверках, которые мы инициируем, выясняется, что пенсии начислены справедливо, но здесь другая тема - это симптом обнищания больших групп пенсионеров, симптом того, что они перестали сводить концы с концами. Многие не могут разобраться в сегодняшнем законодательстве, но они понимают одно - раньше им хватало прожить до следующей пенсии и на продукты и лекарства, а сейчас перестало хватать.

- Как много поступает к вам обращений, имеющих межконфессиональную основу, где затрагиваются права верующих?

- Очень редко. Был случай, когда совершеннолетние отпрыски из благополучных семей уехали в одно из дальних сёл края в какую-то небольшую религиозную общину. Родители требовали вернуть детей обратно и наказать главу этой религиозной организации. Туда выезжали и прокуратура, и силовики. У меня здесь были эти молодые люди, которые заявили: "Оставьте нас в покое, мы не хотим жить с родителями. Мы взрослые и сами решаем, как и где нам жить, и это наш выбор!" Потом приходили родители и говорили: "Как вы можете смотреть на это спокойно, они же дети, их обманули!" Это неразрешимая ситуация, потому что находится не в плоскости моих полномочий, всё упёрлось в личную волю и личную свободу, которые никто не имеет право забрать у этих 20-летних молодых людей.

Были и другие ситуации. Есть жалобы на религиозные структуры, но есть и от религиозных структур. В целом эти обращения скорее носят характер исключений. Право на свободу вероисповедания - не самое востребованное у нас право.

Мало обращений по поводу экологии. При всём том, что в СМИ постоянно обсуждается, муссируется проблема "чёрного неба", но вот по характеру обращений, которые поступают ко мне, экологическая тематика носит локальный характер. У меня давно возникло подозрение, и оно постоянно подкрепляется, что информационная экологическая война, которая прослеживается в крае, является следствием и продолжением войн крупных корпоративных структур за своё положение и за доступ к ресурсам края.

Одной компании выгодно провести сюда трубу и качать газ, другой - не пустить сюда трубу с газом, а перевести все котельные на уголь. Одной компании выгодно работать в три смены и получать ещё мощности Красноярской ГЭС, другой компании выгодно построить здесь завод и забрать часть мощностей ГЭС под своё электроёмкое производство. Корпоративные структуры, которые решают свои бизнес-вопросы, сражаются между собой, а пресса является лишь частью технологий, включена в эти игры, и население, получающее информацию из этих СМИ, является просто пехотой, которую гонят на те или иные пулемёты. Хотя, безусловно, экологическая составляющая нашей жизни весьма высока, она есть, но мы очень часто оперируем не информацией, а мифами.

Несколько лет назад я затронул действительно крупную экологическую тему - проект "РусГидро" строительства Эвенкийской ГЭС. Если бы краю тогда не удалось консолидировать все свои силы и жёстко выступить против этого проекта, была бы катастрофа, настоящая экологическая бомба! Климат на территории всего Красноярского края изменился бы тотально.

- Он и без того изменился благодаря тому, что уже построено и введено...

- А это был бы уже конец. Я был одним из первых, кто эту тему жёстко артикулировал, нажил себе врагов. Но надо отдать должное разумности и принципиальности депутатов тех созывов, которые подхватили эту тему, провели здесь мощные общественные слушания с участием учёных, федеральных чиновников, представителей "РусГидро", и проект был закрыт, не успев начаться. Это был крупный экологический вопрос, но сейчас таких люди передо мной не ставят. И если говорить об экологических правах, то очень мало людей, которые видят первопричины экологических скандалов и могут отделять действительные проблемы от той политики, корпоративных битв, которые прикрываются темой экологии.

- Какие горячие темы могут заявить о себе в ближайшее время? Есть ли какие-то предчувствия на этот счёт?

- Разогрев идёт в двух сферах, я наблюдаю это на протяжении последнего года. Это всё, что связано с ЖКХ, что было усилено темой капремонта, а сейчас ещё и ростом тарифов. Добавим, что развитие темы идёт на фоне падения душевого дохода семей пенсионеров, падением покупательной способности. Эта тема является индуктором протестных настроений в обществе и одним из главных раздражителей населения при оценке деятельности власти - и в масштабах страны, и в масштабах края, вообще любого поселения.

Вторая тема исключительно красноярская, и я о ней упоминал выше - вновь надувающийся пузырь на рынке долевого строительства. Если его не возьмутся локализовать в ближайшие три месяца, я боюсь, что ситуация начнёт развиваться по схеме 2008-2009 годов.


Нина СЕЛИНА.



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:
ГЛАВА НАЗАРОВА ГОТОВИТСЯ К ОТЧЁТУ
На первый день весны, 1 марта, запланирован отчёт главы Назарова и председателя горсовета Юлии Стрельниковой перед избирателями.

СЧАСТЛИВОГО ПЛАВАНЬЯ, АНДРЕЙ!
В Гибралтаре, небольшом государстве на юге Пиренейского полуострова, арестовали крупнейшую в мире парусную яхту, построенную для российского миллиардера Андрея Игоревича Мельниченко, имеющего непосредственное отношение к нашему краю.










Архив

Гидрометцентр России



Rambler's Top100







© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork