СИБИРСКАЯ РОДИНА РУССКОГО НЕМЦА
Родился Фридрих Фридрихович Девальд в 1935 году в селе Антон (с ударением на первую букву) Бальцерского района Саратовской области. Сейчас это село Садовое Красноармейского района.

Отец Фридрих работал старшим бухгалтером в местном хозяйстве. Мать Эмилия была домохозяйкой. В Россию предки семьи Девальд приехали по приглашению императрицы Екатерины II, немки по рождению. Поселили переселенцев в засушливых районах дельты Волги, куда российские крестьяне отказывались ехать даже под страхом лютой казни.

Трудолюбивые немцы сделали всё, чтобы жилось справно, но чередующиеся через год-два засухи нередко сводили на нет плоды тяжёлого труда. Лишь в конце 30-х годов прошлого столетия в Антоне стали забывать о недороде и голоде.

Но в 1941 году началась Великая Отечественная война, и вскоре в дом Девальдов постучали военные. Без лишних слов предложили взять домашних вещей столько, сколько можно унести. И повели толпы бывших немецких колхозников на вокзал Саратова, где уже ждали составы с так называемыми столыпинскими вагонами, вмещающими 8 лошадей или 40 человек.

На недоумённые вопросы: "За что?" ответ был один: "К Москве подступают фашистские войска, поэтому Сталин дал приказ выслать в Казахстан и Сибирь русских немцев как неблагонадёжный контингент".

До места назначения - в Сибирь - поезд, в котором ехали бывшие жители Антона, добирался долго, то и дело пропуская вперёд на полустанках составы с эвакуированной техникой и людьми. А навстречу непрерывным потоком мчались составы с новой военной техникой.

Высадили бедолаг в Козульке Красноярского края. Но и на этом мытарства переселенцев не закончились. Их повезли дальше - в большое село со странным названием Балахтон. Десяток семей, в том числе и Девальдов, поселили в большом бараке.

Первое время местные жители с недоверием, а то и с неприкрытой ненавистью относились к репрессированным. Но отчуждение длилось недолго. Вскоре безвинным переселенцам понесли продукты питания, кое-какую одежду. Особенно пригодились зимние пальто и шубы, ведь сорокаградусные морозы в те годы стояли подолгу.

Семье Девальдов очень повезло, поскольку Фридрих Фридрихович взял с собой швейную машинку, на которой жена Эмилия стала сразу обшивать односельчан. Но денег всё равно не хватало, поскольку старшего Фридриха с сыновьями Иоганном и Вильгельмом сразу мобилизовали в трудармию.

На руках у женщины остались два малолетних сына - Фридрих и Алексей. Поэтому Эмилия устроилась на местный маслозавод погонщицей лошади, которая по кругу вращала механизмы большой маслобойки. Во вторую смену конём управлял маленький Фридрих, которого на селе стали звать на русский манер - Федей. Парнишка так пристрастился к коням, что на уговоры матери пойти в школу ответил отказом.

И лишь в 1947 году, когда с лесозаготовок на Урале домой вернулся измождённый непосильным трудом отец, Федя в 11-летнем возрасте пошёл в первый класс. Учёба давалась смышлёному парню очень легко, несмотря на его немецкое происхождение. Школу он закончил в 21 год уже в Козульке.

В 1956 году, после XX съезда КПСС, на котором был развенчан культ личности Сталина и признано ошибочным решение о выселении целых народов с постоянного места жительства, репрессированным немцам дали большое послабление. Но почему-то никто из них не захотел возвращаться в Саратовскую область.

Работящим людям приглянулись сибирские места, где в те времена в изобилии водились зверьё и рыба, где недороды урожаев были большой редкостью. Осталась жить в Балахтоне и вся большая родня Девальдов. А Фёдор после окончания школы поехал в Томск поступать в политехнический институт. Что самое обидное, погорел на физике, которую любил и знал лучше других предметов.

Пришлось возвращаться в Красноярск, где парень вновь попытался поступить в только что открытый политехнический институт. На экзаменах получил две пятёрки и две четвёрки, но этого оказалось мало. Конкурс был таким высоким, что в политех удалось поступить только тем, кто получил только одну четвёрку.

Пришлось идти работать. Фёдор выбрал химкомбинат "Енисей", где три года трудился в самом опасном цехе - по производству глицерина. Одновременно учился на вечернем отделении политехнического института. Затем устроился на завод цветных металлов, где отработал до самой пенсии в плавильном цехе.

Долго жил в заводском общежитии. По характеру был весёлым и общительным, как в ту пору называли - активистом. На работе его уважали, всегда ставили в пример. Часто премировали, в том числе и за активную рационализаторскую деятельность. Иногда, правда, подшучивали: дескать, что-то ты, Фёдор, в женихах долго ходишь. Тот в ответ тоже в карман за словом не лез: "Ещё не нашёл свою единственную и неповторимую".

А время шло. Вот уже и мать с отцом в письмах укоряли сына за одинокую жизнь, просили внуков. И надо такому случиться, что на майский праздник 1961 года в их комнате парни с девушками затеяли вечеринку. Среди гостей Фёдор заприметил красивую девушку, которая так запала в душу, что он места себе не находил.

Во время танца предложил её проводить. Тоня - так звали незнакомку - ответила вопросом на вопрос:

- А зачем?

Фёдор даже чуток смутился:

- Ты мне нравишься, хочу с тобой дружить.

А Тоня стояла на своём:

- Ты посмотри, сколько вокруг девушек, да и ты, вижу, парень боевой, с ними и дружи. А я уже была замужем, у меня двое детей. К тому же я старше тебя на целых шесть лет. Давай закончим пустой разговор.

В общем, ушла в тот вечер Тоня из общежития одна. Самое обидное, что Фёдор даже не знал, где она живёт. Выручила девушка, которая и привела подругу на вечеринку.

Узнав адрес, Фёдор кинулся догонять беглянку. И надо такому случиться, что он опередил Тоню. Дверь её квартиры открыла девчушка лет семи, как оказалось - старшая дочь, Валя.

- Заходите, дяденька, мама сейчас придёт,- безбоязненно пригласила она парня в дом.

А вскоре на пороге оказалась и сама Тоня. Разговор затянулся надолго, и Фёдор впервые в жизни опоздал в ночную смену. Но он узнал, что у Антонины был муж, который пил, гонял в пьяном угаре жену и детей, а недавно попал по пьяной лавочке под грузовик. Слушал всё это Фёдор, а у самого в сердце любовь к женщине разгоралась всё сильнее и сильнее.

Всё чаще и чаще появлялся он в доме, где жила Антонина с дочурками. А однажды звёзды совпали так, что Фёдор с Тоней, как бы это деликатнее сказать, стали мужем и женой. Антонина тогда сразу призналась, что она пожалела молодого и здорового парня, который тратит столько времени на ухаживание за ней. Но Фёдор принял этот случай как знак признания своей суженой в любви.

Вскоре он пригнал машину, куда погрузил скудный скарб возлюбленной и перевёз жену с детьми в квартиру, которую молодожёнам выделил завод. В 1964 году у них родился совместный сын Валерий.

Жили Девальды счастливо, без ссор и скандалов. Жена сначала работала поваром на химкомбинате "Енисей", затем устроилась продавцом в магазине, вскоре стала заведующей. А Фёдор продолжил трудиться в передельном цехе завода цветных металлов.

В 1987 году, в возрасте 52 лет, опытный мастер достиг пенсионного возраста - по горячей сетке. Как умелого работника, его долго уговаривали на заводе остаться поработать ещё, но Фридрих Фридрихович про себя уже решил переехать в сельскую местность. Посоветовался с женой, и она сразу же поддержала мужа. Так в 1991 году в селе Агинском Саянского района появились новые жители.

Домишко они купили старый, поэтому Фридриху Фридриховичу пришлось немало потрудиться, чтобы привести его в нормальное состояние. Эта работа для мастеровитого мужика была не в тягость.

А ещё всей семьёй они любили на "Ниве" путешествовать по окрестным местам. Собирали грибы, ягоды, прочие дикоросы. В общем, дом у Деавльдов был полной чашей.

Радовали отца с матерью и дети. Дочки удачно вышли замуж. Младшая Таня оказалась с семьёй в Красноярске, а Валентина с мужем-офицером долго колесила по военным городкам Союза, пока не осела на постоянное место жительства в Калининградской области, где живёт до сих пор.

Младший Валерий отслужил в десантных войсках в Рязани, стал мастером спорта по вольной борьбе. За два года успел трижды принять участие в параде на Красной площади столицы. После демобилизации устроился преподавателем физкультуры в Агинской средней школе, где работает учителем и его жена Валентина, и ещё тренирует ребятишек в деревне Орье. Пацаны в нём души не чают.

Иными словами, жить бы и радоваться, да 15 лет назад в семью пришло большое горе - умерла Антонина Павловна. А следом преждевременно ушла в иной мир дочь Татьяна.

Фридрих Фридрихович долго себе места не находил, но сказался сильный характер русского немца. Он не спился, не забомжевал, а в память о любимой жене продолжил держать подсобное хозяйство. Сейчас, правда, от него остались лишь пять курочек, но зато огород по-прежнему ухожен, даёт большой урожай овощей и картофеля, виктории.

В зимнее время старый Девальд встаёт на лыжи, летом гоняет на велосипеде. Именно гоняет - на районных соревнованиях велосипедистов даже получил приз за победу.

Много времени уделяет общественной работе. Его очень побаиваются нелегальные спиртоносы, которым он в глаза говорит всё, что он них думает. И не просто говорит, а привлекает к наведению порядка в торговле правоохранительные органы, администрацию села и района. Часто выступает в районной газете "Присаянье". Заголовки его статей типа "Можно пропить Россию", как говорится, бьют не в бровь, а в глаз.

А год назад, в 82-летнем возрасте, Фридрих Девальд вступил в Партию возрождения села. И сразу проявил себя активным её членом. Во время предвыборной кампании убеждал односельчан, что именно эта политическая сила может спасти российское село от окончательного развала. И приводил в пример родной Саянский район, где во времена первого секретаря райкома КПСС, а затем главы района Николая Терскова строилось жильё и животноводческие базы даже в самых отдалённых деревнях, а при нынешней власти на их месте остались одни руины.

А всё потому, считает Фридрих Фридрихович, что Николай Терсков прежде работал директором совхоза, поэтому не на словах, а на деле знал сельские проблемы. Сегодня к власти пришли политики, у которых слова часто расходятся с делом.

А ещё Фридрих Фридрихович очень скучает. Нет, даже не по советскому строю, а по старым добрым временам, когда человек человеку был действительно друг и брат. И делает всё от него зависящее, чтобы это время окончательно не кануло в Лету.


Виктор РЕШЕТЕНЬ, соб. корр. "Красноярского рабочего". Саянский район.

Фото автора.



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:
ШКОЛЫ БУДУТ ОБЪЕДИНЕНЫ
Очередное объединение позволит не только повысить качество образования, но и более равномерно распределить учебные места в имеющихся школьных зданиях, считают власти Красноярска.







Архив

Гидрометцентр России

Rambler's Top100







© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork