ЖЕЛАЕМ НОВЫХ ПОДВИГОВ И СЛАВЫ!
Первые советские новогодние открытки появились после разгрома немцев под Москвой

Как отмечали Новый год в старину, мы знаем. Вспомнили, прочитали. Как это было недавно - пять, десять, тридцать, сорок лет назад - не забыли. Примерно так же, как и сейчас. Но есть такой период в нашей истории, когда праздника с украшенной разноцветными игрушками ёлкой, с Дедом Морозом и Снегурочкой как бы и в помине не было.

А не вернуть ли детям ёлку?

С первых лет советской власти и разубранная ёлка, и сам новогодний праздник не особенно поощрялись. Логика была проста: церковь отделена от государства, поповские проповеди - опиум для народа, а следовательно, и обряды, связанные с религией (рождественская ёлка в том числе), ничего доброго трудящимся не несут.

Однако искоренить праздник полностью оказалось делом сложным. Во многих домах продолжали, несмотря на возможные неприятности, ставить ёлки и по старинке отмечать Новый год. Неоднократно младшим приходилось слышать от старших о мерах предосторожности: закрывать плотнее шторы, ёлку приносить вечером по глубоким сумеркам, а не то, не ровён час, кто-нибудь да донесёт, "стукнет" куда следует.

Ёлочные игрушки использовались "старорежимные", если сохранились, а коли не было, пропали, то клеили их из цветной бумаги, фольги от шоколадных конфет. Не нужно даже пытаться искать новогодние поздравительные открытки того времени. В 1920-х - в начале 1930-х годов их не печатали. Они исчезли из обращения.

Предосторожности с установкой в квартирах ёлок были не лишними. Комсомольцы, воинствующие безбожники, заглядывали в окна домов - не стоит ли там разубранная хвойная красавица, не отмечается ли рождественский праздник. Поповские штучки не поощрялись. За них можно было хорошо получить и на работе от начальства, и в компетентных органах.

И всё-таки, несмотря на большой риск, ёлки устраивали. Продолжалась такая двойная жизнь довольно долго. Пока 28 декабря 1935 года знаменитый партиец Павел Постышев не выступил в "Правде" в защиту детских новогодних ёлок.

Всё началось с того, что четверо высокопоставленных вождей во главе с И. В. Сталиным 27 декабря 1935 года ехали в машине по Москве, осматривая предновогоднюю столицу. Вот как об этом в своих мемуарах рассказывал Н. С. Хрущёв:

"Вышли мы, сели в машину Сталина. Поместились все в одной. Ехали и разговаривали. Постышев поднял тогда вопрос: "Товарищ Сталин, вот была бы хорошая традиция и народу понравилась, а детям особенно принесла бы радость - рождественская ёлка. Мы это сейчас осуждаем. А не вернуть ли детям ёлку?" Сталин поддержал его: "Возьмите на себя инициативу, выступите в печати с предложением вернуть детям ёлку, а мы поддержим".

Сказано - сделано. Уже 28 декабря 1935 года в "Правде" вышла заметка Павла Постышева: "Давайте организуем к новому году детям хорошую ёлку!"

"Какие-то, не иначе как "левые" загибщики ославили это детское развлечение, как буржуазную затею,- писал П. П. Постышев.- Следует этому неправильному осуждению ёлки положить конец. В школах, детских домах, во дворцах пионеров, в детских клубах, кино и театрах - везде должна быть ёлка! Не должно быть ни одного колхоза, где бы правление вместе с комсомольцами не устроило бы накануне нового года ёлку для своих ребятишек".

Слова Постышева о том, что везде должна быть ёлка, опять-таки идут от разговора 28 декабря 1935 года с И. В. Сталиным. На вопрос Постышева, где будем ставить главную ёлку, Сталин ответил: "А у нас нет не главных ёлок". Эта обронённая вождём короткая фраза была сигналом праздновать Новый год от Москвы до самых дальних окраин. И праздновать в самом малом селе, как в столице.

Тотчас после выхода в свет газеты "Правда" с небольшим материалом о новогодней ёлке сотни тысяч ёлок по всей стране появились в открытой продаже, их, не таясь, несли домой, ставили на городских и сельских площадях, украшали их. Времени было мало, и, конечно, подготовиться к празднику новогодней ёлки по всей необъятной стране успели немногие.

С 1936 года новогодний праздник вернулся к нам во всей полноте. Новый год и ёлка стали легальными. Главная ёлка страны устанавливалась с 1936 года в Москве в Колонном зале Дома Союзов.

Таким образом, отмечать Новый год начали с 1936 года. А вот открытки почему-то долго ещё не печатались, хотя поздравления с Новым годом посылались к празднику в письмах.

Вместо Деда Мороза - солдат

Новогодние открытки появились только в декабре 1941 года, после разгрома немецко-фашистских войск под Москвой.

В Кремле было принято решение известить народ о победе Красной армии с помощью открыток. Только тогда в одной Москве вышло 16 различных новогодних карточек тиражом от 100 до 750 тысяч каждая. Ленинградские и московские открытки разошлись по всей стране. В блокадном Ленинграде тиражи были меньше, но зато сюжеты разнообразнее.

Питерские и московские открытки с новогодними сюжетами гуляли по всей стране. Их присылали из обеих столиц по почте, привозили в действующую армию, их просто показывали детям и взрослым в тылу. Старались и агитаторы.

Что это за открытки? Они целиком соответствуют духу того тяжёлого военного времени. На одной - устремлённый в атаку, по-зимнему одетый, в каске и с автоматом боец Красной армии, увлекающий за собой других солдат, под ногами - убитые немцы, рядом - танки. Подпись в нижней части этой открытки гласит: "Врага с пути сметающий К победе приведёт Великий наступающий Народной славы год".

А вот советский воин, тоже устремившийся в самое пекло боя. Мы видим его со спины, с оружием в руках. Цель его - убивать и убивать оккупантов: "Нашей земли неоглядной Вражья коснулась нога. Будем громить беспощадно Тёмные силы врага... Двинемся грозным походом, Свет зажигая во мгле,- Чтобы фашистскому сброду Больше не жить на земле!"

Ещё новогодняя открытка. По силуэтам зданий угадывается самый центр Москвы, Красная площадь,- на переднем плане танк, за ним видны другие русские танки, которые вскоре будут на передовой, в схватках с фашистами, и поздравительная надпись:

"С Новым годом, товарищ фронтовик! В 1942 году желаем тебе новых подвигов, новой славы, и полной победы над врагом. Смерть немецким оккупантам!"

А вот зимний пейзаж с ёлочками, лошадь, впряжённая в сани. В санях - крестьянин и группа взятых в плен, связанных по рукам и ногам врагов, которых он везёт. Ниже надпись: "Зима! Крестьянин, торжествуя, На дровнях обновляет путь".

Вот ещё открытка. "Новогодние подарки Дед Мороз врагу несёт, От которых в стужу жарко, А в жару мороз берёт"... Что за подарки? Снаряды. Посылаемые русским Дедом Морозом в немцев, метко попадая в цель, они разносят и врага, и его технику в клочья.

Другая открытка: "Дед Мороз под Новый год Грозный делает обход Чтобы всей фашисткой своре Навсегда исчезнуть вскоре". На следующей мы видим, как боец 1941 года передаёт винтовку бойцу 1942 года. Ниже надпись: "К новым победам!"

А вот вооружённый автоматом и винтовкой, одетый по-зимнему тепло в полушубок, шапку-ушанку, в валенки крестьянин ведёт в расположение своих пленного немца в шинельке на рыбьем меху, в явно не по погоде головном уборе и не для зимней стужи обуви... "Зима, крестьянин, торжествуя, Карлушу пленного ведёт. Фашист, винтовку сзади чуя, Походкой быстрою идёт".

"Поздравляю с Новым годом, Бьём мы немцев полным ходом, Шлёт привет артиллерийский Боевой моряк балтийский" Моряк с этой открытки держит в руках снаряд, который вот-вот отправит в ствол орудия, на снаряде надпись "За Родину!".

Следующая новогодняя открытка - "Отцу на фронт". На ней изображены, очевидно, брат и сестра. "Папа, бей фашистов!" - пишет мальчик. Девочка стоит рядом, смотрит в строки, которые выводит брат. Позади - украшенная ёлочка.

А вот за столом, видимо, мать и жена бойца в новогодний праздник. Они держат наполненные вином стопки, стопка поставлена и перед портретом сына и мужа-фронтовика, который в эту новогоднюю ночь на передовой...

Такие открытки были призваны напоминать бойцам о мирной жизни, о родной земле, о жёнах, матерях, детях, обо всех, за кого они воюют, кого защищают.

А вот - пойманный в небе лучами прожекторов вражеский самолёт разлетается вдребезги от прямого попадания зенитных снарядов. "В Москве калачи, как огонь горячи. По ночам фашистских гадов Градом огненных снарядов Угощают москвичи".

Поначалу задуманная как новогодняя, открытка, призванная рассказать о победе под Москвой, расширила свою тематику и назначение. Она призывала равняться на таких великих полководцев прошлого, как Кутузов, Суворов, Александр Невский. Она повествовала о том, что снята блокада Ленинграда, освобождены от немцев города России, выиграна битва на Волге, на Курской дуге, очищены от немцев земли Украины, Белоруссии, Прибалтики.

И вот открытка 1943 года. На ней немцы, прикрываясь, пытаясь защититься оторванным листком ушедшего 31 декабря 1942 года, пятятся в страхе, бегут, вжимая голову в плечи. "В страхе, день за днём считая, Жмётся гитлеровцев стая, Сорок третий - Новый Год - Их с лица земли сотрёт..."

Полные фантазии, надежд, творчества и в то же время насквозь идеологизированные, почтовые открытки годами служили мостиком между фронтом и тылом. И солдаты черпали из них силы, крушили ненавистного врага. Равно как и открытки с фронта укрепляли дух тружеников тыла, заставляли их работать с утроенной энергией во имя того, чтобы советские солдаты ни в чём не нуждались, во имя победы над немецко-фашистской чумой...

Любые открытки военных лет теперь встречаются всё реже и реже. Ценность их, естественно, очень высока. Их берегут. И не только коллекционеры. Новый год всё-таки праздник особый, важный, главный.

"Лети с приветом, вернись с ответом"

С окончанием войны новогодние открытки кому-то чем-то наверху опять не угодили. Очень редкими стали праздничные сюжеты. Всё очень строго и однообразно: чаще всего Кремль с горящей звездой на Спасской башне и надпись без всяких вольностей - "С Новым годом!".

Отсутствие выбора, острый дефицит породили свойственное, видимо, только нашей стране явление - "самиздат". Шустрые ребята, работавшие под глухонемых, стали распространять кустарные, не лучшего качества открытки. Что интересно, в основе их лежали сюжеты дореволюционных или трофейных открыток.

Новогодние открытки переснимали, приписывали к традиционной надписи "С Новым годом!" слова "С Новым счастьем!" или "Лети с приветом, вернись с ответом!". Их раскрашивали анилиновыми красками. Таких открыток по всей стране гуляло великое множество. Они и сейчас есть у коллекционеров, но у немногих.

В силу того, что никакой художественной ценности эта продукция не представляла, от неё быстро избавлялись, попросту выбрасывали. А спрос на эти самиздатовские открытки был в послевоенные годы настолько велик, что вслед за кустарями-одиночками целые подпольные артели специализировались на их производстве. Такие открытки делали иногда художники-профессионалы. Полёт их фантазии был достаточно высоким.

Переломным стал 1953 год. Тогда, в период общего потепления после смерти И. В. Сталина, небывалым тиражом - 15 миллионов экземпляров - Министерство связи СССР выпустило рисованную цветную новогоднюю открытку художника Евгения Николаевича Гундобина с детьми на санках и Дедом Морозом. Автор не без гордости говорил: "В один день я поздравил весь советский народ!"

С этой открытки и начался многочисленный парад Дедов Морозов, Снегурочек, ёлок, украшенных гирляндами, шарами, зверюшками, а также ребятишек, хороводящих возле них. Словом, начался регулярный выпуск красивых открыток, возвещающих о добром и весёлом празднике - Новом годе.


Валерий ПРИВАЛИХИН, писатель.



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:
ВОДИТЕЛЯ РАНИЛИ И БРОСИЛИ НА ДОРОГЕ
В Ачинском районе, недалеко от посёлка Берёзового, 4 января на обочине был обнаружен 52-летний мужчина с огнестрельными ранениями.

ГЛАВА НАЗАРОВА ОСТАЛАСЬ С "НЕУДОМ"
Назаровский городской суд не обнаружил нарушений в действиях депутатов горсовета, признавших работу главы их города Юлии Стрельниковой за 2015 год неудовлетворительной.

ТРУБА ДЛЯ "ЧЁРНОГО ЗОЛОТА"
В среду Владимир Путин в режиме видеоконференции дал символический старт работе сразу трёх крупных промышленных объектов, в числе которых - нефтемагистраль "Куюмба - Тайшет".

ИНДЕКСАЦИИ НАЧНУТСЯ В ФЕВРАЛЕ
Средний размер пенсии в Красноярском крае, как сообщил пенсионный фонд, в феврале увеличится с 14 154 до 14 975 рублей ориентировочно.

ПРЕДЕЛ ЕСТЬ, ДАЛЬШЕ - НИ-НИ...
Установлен верхний предел государственного долга Красноярского края на 2017 год - в размере 110 миллиардов 619,3 миллиона рублей.







Архив

Гидрометцентр России

Rambler's Top100







© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork