СЕМЕЙНЫЙ БИЗНЕС ЧЕТЫ CТАРОСТИНЫХ
Пожалуй, не найдёшь фермера-животновода, который бы не сетовал: мясные рынки захватили перекупщики, они диктуют закупочные цены и устанавливают розничные. Крестьянину не остаётся иного выхода, как сдавать продукцию ничего не производящим коммерсантам себе в убыток.

О таковых вроде и писать нет нужды - не за что и не о чем. Однако на проверку оказывается, не о всех. Знакомлю читателя с Анжелой и Юрием Старостиными.

Молодые дипломированные педагоги в кризисные 90-е годы минувшего века, изрядно настрадавшись от длительных хронических невыплат жалованья, на семейном совете решили не сеять более разумное, доброе, вечное в школе села Ермаковского. И заняться коммерцией.

В те трудные времена покупали и перепродавали многие. Всё, что можно и что нельзя. Зарабатывая таким образом на жизнь. Старостины выбрали то, что им, как сельчанам, ближе и понятней. Тот самый мясной бизнес, сделавшись торговцами-перекупщиками. Ездили по сёлам и деревням, приобретали оптом скотинку, забивали, разделывали, клеймили и реализовали на местном рынке.

Постепенно встали на ноги, завели собственный магазин, и сегодня кто из ермаковцев не знает мясную лавку у автовокзала, где хозяйка - официально работающий индивидуальный предприниматель Анжела Старостина. Но, вероятно, мало кому известно, что свинину в торговую точку ей поставляет руководитель крестьянско-фермерского хозяйства Юрий Старостин. То есть супруг.

- Свиноводство для меня - дело не новое, занимаюсь им больше пятнадцати лет,- рассказывает Юрий Владимирович.- Мы с Анжелой Олеговной в Ермаковском на семи сотках нашего подворья до тридцати голов держали. Выращивали и продавали на рынке. Только человек так устроен, что ему всегда хочется большего. Зарегистрировал КФХ, купил на окраине села Жеблахты участок земли с гаражом бывшего сельхозкооператива "Жеблахтинский". Гараж - это сильно сказано. Одни стены с пустыми окнами были и кровля провалившаяся. Всё остальное, не исключая труб и радиаторов отопления, местные жители давно растащили и сдали на металлолом. Поэтому начал, можно сказать, с полного нуля.

Юрий Владимирович вместе с живущим в Жеблахтах племянником Павлом подлатал крышу, вставил стёкла, построил дощатые загоны для свиней. Для маленьких поросят оборудовал в пристройке отдельные тёплые ясли с печным отоплением. Сейчас в здании сыто и довольно хрюкают 10 свиноматок, 2 борова и 40 голов разновозрастного молодняка. Одни - совсем крохотные младенцы, других скоро можно на забой отправлять.

- Свиноматки у меня ландрасы, а боровы породы дюрок,- демонстрирует мне своё хозяйство фермер.- Опытным путём пришёл к выводу, что такие полукровки и привесы скорые и хорошие дают, и наш суровый климат нормально переносят. Боровки у меня видите, какие красавцы: крупные, здоровые, злые. Вы к ним близко не подходите, легко укусить могут. Можно было для воспроизводства одним боровом обойтись, но вы знаете, от частой любви мужики, оказывается, тоже устают, приходится очередность соблюдать. Какой ни есть, а труд, хоть и приятный.

Ферму Юрий Владимирович обустроил в соответствии с санитарными нормами, участок огородил забором от проникновения на территорию диких и домашних животных. Выдержал нужное, в 50 метров, расстояние от летних выгонов до внешнего ограждения. А потом от него ещё 50 метров до ближайших огородов частных домовладений жеблахтинцев. Строго по тексту приказа N 114 российского министерства сельского хозяйства от 29 марта 2016 года "Об утверждении ветеринарных правил содержания свиней в целях воспроизводства, выращивания и реализации".

Но в селе нашлись недовольные, "настучали" куда следует, и зачастили к Старостину проверки. Роспотребнадзор потребовал увеличения расстояния от внешнего забора до жеблахтинских огородов до ста метров, в Россельхознадзоре же сказали, что ничего менять не нужно.

Районная прокуратура также приняла участие в контрольном процессе обмеров и осмотров. В конце концов, всё утряслось, но осадок неприятный у фермера остался. Юрий Владимирович по этому поводу вздыхает:

- Что за люди у нас, право слово? Стоял на отшибе, посреди пустыря полуразваленный гараж, и никому до него не было дела. Как я здесь появился, сразу начались претензии, поклёпы. А сами пьют горькую, нигде не работают и на подворьях ничего не держат. Разучился народ хлеб насущный добывать, обленился, зато в чужом глазу соринку искать ох как горазды. Я себе работников найти не могу, никто не идёт. Вдвоём с племянником Павлом трудимся: корма готовим строго по санитарным нормам, подстилки меняем, кой-чего строим и ремонтируем, отходы жизнедеятельности свиней утилизируем как полагается. Воду используем только питьевую. Свиньи все привитые. Потому и продукцию отвожу супруге в Ермаковское экологически чистую.

В ползучем росте цен на свинину в розничной торговле Юрий Владимирович видит одну основную причину - значительное подорожание кормов плюс их отсутствие в Ермаковском районе. Местных фермеров, занимающихся выращиванием зерновых, по пальцам перечесть, закрома у них невелики и быстро пустеют.

У крестьян, у которых число хавроний превышает пару десятков, потребность в кормах идёт на тонны, вот и приходится закупать пшеницу с рожью в других районах - Каратузском, Курагинском, Минусинском. И возить порой за сотни километров. Инвестируя таким образом соседние территории.

Фермер и рад бы сам пахать и сеять, да негде, поблизости нет свободных сельхозугодий. Прежнее руководство района ещё года четыре назад интенсивно занималось тем, что направо и налево распродавало земли разорившегося сельхозкооператива "Жеблахтинский". Саяногорцам, абаканцам и всем, кто пожелает. Будь ты хоть с Луны, лишь бы деньги платил.

Только новые "аграрии" который год на полях не появляются, обширные пустоши зарастают деревьями и кустарником. И нет в России такого закона, позволяющего изымать землицу у таких горе-хозяев и отдавать тем, кто хочет и может превратить её в прежнюю кормилицу.


Владимир НЕСЯЕВ, соб. корр. "Красноярского рабочего". Ермаковский район.



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:






Архив

Гидрометцентр России

Rambler's Top100







© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork