ГУЛЯЮТ КОНИ В ДОЛИНЕ ОИ
Стоя у крутого обрыва на самой юго-восточной окраине села Ермаковского, их легко наблюдать внизу, в болотистой речной долине, неслышно бродящих меж редких стволов сосны и берёзы.

Табун невелик: два десятка кобыл и солидный жеребец-вожак, угрюмо косящий на людей огромные чёрные глаза. В тёплое время года лошади пасутся с жеребятами, и приезжающие в эти места многочисленные рыбаки стараются их не тревожить, миновать стороной. Мало ли что может прийти в большие головы гривастым мамашам.

На впадающей здесь в Ою речке Мигнинке у коней свои предпочтительные места для водопоя, а сочной густой травы кругом - хоть заешься. Зимой лошади тоже пасутся, но уже без молодняка. Сосредоточенно ворошат копытами снег в поисках высохшей осенней травы. Одни, без пастуха.

Владелец табуна, руководитель крестьянско-фермерского хозяйства Светлана Колмакова не находит в том ничего предосудительного:

- Возле села чего им сделается? И потом, жеребец за каждой кобылой бдит, если что - в обиду не даст. Работник мой, Сергей Тимофеевич, который при лошадях состоит, периодически следит за перемещением табуна и точно знает, где они в данный момент обретаются. Побродят-побродят и к свежему сену на кормёжку всё равно придут. У нас и частные коровы в селе таким образом гуляют десятками по окраинам. Или прямо по деревне. Найти пастуха сейчас неразрешимая проблема...

Светлана Колмакова с Сергеем Сергаевым везут меня чуть подалее за село, где на пустующих площадях кирпичного завода (был когда-то и такой в Ермаковском) сооружён загон для содержания жеребят. Осторожно вхожу за изгородь. Подростки совсем не шугаются незнакомого человека и с любопытством посматривают на меня.

- В отличие от взрослых лошадок, этих ребят подкармливаю овсом, витамины даю,- рассказывает Сергей Тимофеевич.- Кобыл же балую насыщенным рационом лишь в последние месяцы жерёбости, а так весь год у них вольная пастьба и сено. Ничего, не голодают, даже в весе неплохо прибавляют. Вы спрашиваете, какая у коней порода? Да никакая. Что-то от тяжеловозов есть, а так обычная деревенская помесь, какую многие держат.

Всё небольшое хозяйство Колмаковой - это тридцать лошадей и четыре дойные коровы, которые у Светланы Васильевны живут на подворье. За бурёнками также ходит в качестве скотника Сергей Тимофеевич. Светлана Васильевна только доит, а затем дома превращает молочко в такие продукты, что пальчики оближешь.

Сметана и творог - это само собой разумеется, а ещё взбивает она сливочное масло и варит сыры. Кто хоть однажды пробовал натуральный деревенский сыр, тот знает, что это такое. Не пармезан, конечно, но со своим оригинальным вкусом.

Реализует молочную продукцию Светлана Васильевна, можно сказать, не выходя из дома. Люди сами к ней приезжают и раскупают всё подчистую - ничего не остаётся и не портится.

А за сбыт конины отвечает уже Сергей Тимофеевич. Когда посчитает выгодным, перекупщикам отдаст. В живом весе. Может и свежее мясо предложить после забоя.

Заготовка сена также полностью возложена на Сергаева. На заднем дворе большого, красивого хозяйского дома вижу технику: два трактора, пресс-подборщик, три косилки, грузовой УАЗик с прицепом.

- Как вы один с двумя тракторами управляетесь? - спрашиваю Сергея Тимофеевича.

- Почему один? Родственника на помощь зову в сенокосный сезон. Я на одном тракторе с прессом, он - на другом с граблями. Косить, правда, далековато приходится - угодья в 57 гектаров за 12 километров отсюда. Ближе - всё роздано неизвестно кому и бурьяном зарастает. Одно утешает: асфальтированная дорога рядом, вывозить удобно. Так что пока справляюсь. Конечно, если количество кобыл до тридцати увеличить, как мы с хозяйкой планируем, то тяжеловато придётся, наверное. А с другой стороны, где сейчас порядочного и добросовестного работника взять? Нормальные люди есть, но все при деле, а пьяницы даром не нужны.

И верно - пока мы беседовали у дома Колмаковой, к нам развинченной походкой приблизился мужичок затрапезного вида с красноречиво страдающей физиономией. Заискивающе промямлил:

- Света, займи триста рублей. Очень нужно...

- Вот вам, пожалуйста, экземпляр,- сокрушённо покачала головой Светлана Васильевна вослед мужичку.- Нормальный был человек, работник неплохой. Спился и опустился ниже погреба. И ему подобных в Ермаковском пруд пруди. Да и повсюду, наверное, тоже. В сельской местности. Вот до чего довели народ, разрушив экономику села. Но знаете, и в теперешних условиях жить можно по-человечески. Если не лениться и работать. Пусть даже не на государство, а на себя. Лично я не вижу в этом ничего криминального.

Как журналист, я тоже ничего не вижу и полностью солидарен с фермером Колмаковой.


Владимир НЕСЯЕВ, соб. корр. "Красноярского рабочего". Ермаковское.



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:






Архив

Гидрометцентр России

Rambler's Top100







© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork