С ПЕСНЕЙ ПО ЖИЗНИ
20 января известному красноярскому политику и легендарному аграрнику Анатолию Ярошенко исполняется 80 лет.

Скажешь всего два слова - "поющий директор" - и сразу понятно, о ком пойдёт речь - об Анатолии Ивановиче Ярошенко, руководителе некогда гремевшего на весь край Большеуринского совхоза, депутате Верховного Совета РСФСР и Государственной Думы, Заслуженном работнике культуры, Почётном гражданине Канского района. И это лишь небольшая часть его регалий. С обладателем красивого баритона и давним другом "Красноярского рабочего" мы встретились в редакции. Конечно, с паспортом не поспоришь, но выглядит юбиляр по-прежнему молодецки.

- Анатолий Иванович, верно говорят, что талантливые люди талантливы во всём. А не было у вас соблазна отдать предпочтение чему-то одному - пению, например, и сделать это главным делом своей жизни?

- Соблазн такой, может, и был, но предложение поступить в консерваторию я получил лишь в 32 года, хотя туда принимают до 25 лет. А ещё надо иметь среднее музыкальное образование, но у меня его не было. Получилось так: я участвовал в городском смотре, где на меня обратила внимание член жюри, преподаватель по вокалу Красноярского музыкального училища Римма Сидорова.

"К нам приехал профессор Новосибирской консерватории Вениамин Павлович Арканов, пойдём, я тебя ему представлю",- предложила она. Я согласился. Профессор меня прослушал и пригласил приехать, сказав, что обязательно нужно учиться. Позже выслал программу, и я взял отпуск...

Прошёл первый тур - нас было человек 50, оставили 25. А на второй тур решил не идти, потому что не хотел оставлять работу. К тому же у меня тогда уже было двое детей. И хотя профессор меня отговаривал, обещая даже выделить для семьи две смежные комнаты в общежитии, что по тем временам было совсем не плохо, я отказался.

- Так и остались самоучкой...

- Да, песни учил по пластинкам. До сих пор люблю русские народные, украинские, но больше всего нравится классика. У меня и сын поёт, у него, как и у меня, баритон. Одно время он занимался в красноярской студии "Орфей", выступал на конкурсе в Москве, где занял 2-е место. Диплом ему вручал народный артист СССР Александр Филиппович Ведерников. Потом их приглашали в Германию, из Красноярска ездили туда 4 человека, и мой сын - среди них.

- Значит, передали ему часть своего природного таланта.

- Получается, что передал. И ещё меня всегда тянуло к народному хоровому пению. Когда я оканчивал Красноярский сельскохозяйственный институт, то известный фольклорист, пропагандист народной песни Константин Михайлович Скопцов должен был с хором ехать в Москву и пригласил меня в эту поездку. Мы дали 7 концертов, причём последний - в Колонном зале Дома Союзов. Мне было тогда 26 лет. Я исполнил песню о Сибири, музыку для которой написал сам Скопцов. Он, кстати, позже посвятил её мне.

Счастлив, что судьба свела меня со многим известными людьми, такими, например, как певица Белла Руденко, балерина Ольга Лепешинская, исполнительница русских и украинских народных песен Галина Мурзай.

Кстати, благодаря в том числе и пению, я три раза избирался депутатом, сначала - в Верховный Совет СССР, а затем в Государственную Думу. Дело в том, что созданный мною Большеуринский народный хор в своё время объездил все восточные районы края, сам я участвовал во всех ответственных краевых, а также в российских и всесоюзных фестивалях, так что представлять меня красноярским избирателям не было необходимости.

Ездил в Москву, когда там проводились Дни культуры и искусства нашего края. Когда в Красноярск приезжала представительная делегация вручать второй орден Ленина, член Политбюро Дмитрий Степанович Полянский, услышав меня в концерте, попросил председателя крайсовета Николая Фёдоровича Татарчука познакомить его со мной и при встрече признался, что не всегда в столице можно услышать такие голоса.

Позже меня пригласили принять участие в концерте для делегатов XXVI съезда КПСС, в котором выступали десять народных артистов СССР - Людмила Зыкина, Вия Артмане, Игорь Ильинский, Сергей Образцов, Аркадий Райкин. Концерт транслировало центральное телевидение. Минуло уже 36 лет, а мне иногда говорят: "Мы помним ваше выступление!"

- Неслучайно именно вы удостоились такого почётного звания - "Поющий директор", один на весь большой край! Вас воспринимали и как творческую личность - талантливого исполнителя, и как хозяйственника, сумевшего создать передовой совхоз.

- Да, мне пришлось организовывать Большеуринский совхоз. До этого были "Красный маяк" и Канский птицесовхоз, и решили создать на их базе новое хозяйство. Меня назначили директором: пригласили один раз, второй, а на третий просто приказали. Было сказано: "Билет на тебя заказан (тогда ещё самолёты летали из Канска), езжай за приказом!" Я долго сомневался. Был заместителем директора птицесовхоза, почти 7 лет проработал в "Красном маяке" и понимал, насколько непростой будет новая руководящая "ноша".

Но всё-таки согласился, а раз так - значит, надо работать. Скажу откровенно, мы не только учились у лучших руководителей сельхозпредприятий - Аркадия Филимоновича Вепрева, Юрия Ивановича Толстикова,- но и сами стремились быть лучшими, первыми, внедряя у себя всё новое. Например, все социальные и административные здания у нас, в Большой Уре, были облицованы редким для села материалом - силикатной плиткой. Дом культуры, торгово-бытовой центр, сельсовет, детский сад, амбулатория - всё это появилось при мне.

Мы построили два моста - в Большой и Малой Уре, заасфальтировали дороги, так что женщины могли ходить в туфельках. Горд тем, что нам удалось создать свой хор, музей, памятник погибшим воинам, картинную галерею, единственную на тот момент в стране диораму посёлка, которую выполнил известный красноярский художник Тойво Васильевич Ряннель с сыном Геннадием. Он очень любил наши места, писал пейзажи и портреты передовиков совхоза. Всё это держало людей...

- А как далась вам смена занятий - от директорства к депутатству?

- В Верховный Совет РСФСР, когда избрали, пошёл с удовольствием, был большой интерес. А когда разогнали его и меня выдвинули в Государственную Думу, то, честно сказать, сопротивлялся. Но краевые аграрники убедили: нужно! Аргумент был такой: "Кто будет защищать наши интересы?" Так я снова стал депутатом.

В Верховном Совете мы не подписали закон о частной собственности на сельскохозяйственные земли. В Госдуме первого и второго созывов он тоже не прошёл, а третья Дума, в которую вошло уже больше богатых людей, приняла его. Я считаю, что в частной собственности должна быть земля под домами, садовыми участками, а сельскохозяйственную надо давать в аренду. Бери на 49 или 99 лет и работай. Сейчас некоторые понабирали земли, но не занимаются ею, не разрабатывают. Она зарастает сорняками, отсюда и пожары по весне... Раньше такого не было.

- За минувшее десятилетие депутатский состав сильно изменился?

- Видите ли, и в Верховном Совете, и в Государственной Думе раньше не было таких, как сейчас, олигархов. В депутаты устремились богатые люди, с чем я не согласен, потому что считаю - народными избранниками должны быть прежде всего авторитетные люди. Сегодня много депутатов, совершенно никому не известных и ничем себя не проявивших, зато идёт сильнейшее лоббирование, причём далеко не всегда в интересах избирателей. В мою бытность было иначе. Например, от Аграрной партии России нас было 155 депутатов, практически все они - такие же обычные трудяги, как и я, но с нами считались.

Мы приняли законы о списании долгов с АПК, о направлении на развитие села не менее 15 процентов от национального дохода, о диспаритете цен на промышленную и сельхозпродукцию. К сожалению, не все они выполнялись в полной мере: в бюджете 1994 года для села было заложено 9 процентов, а в 2000-х уже где-то 1-1,5 процента.

Заработная плата на селе в 1990 году была второй после промышленности. Если в промышленности они составляла 310 рублей, то на селе - 307. Когда Аграрную партию разогнали и предложили мне идти в другую, я отказался. Сказал, что я - крестьянин, всегда защищал и буду защищать именно крестьян.

- В пору депутатства петь тоже приходилось?

- Конечно. В Госдуме, когда заканчивался политической сезон, перед уходом на каникулы всегда проходил прощальный вечер и каждый раз петь просили коллеги-депутаты. Три года я был членом межпарламентской ассамблеи, и в одну из поездок в Вену мы после ужина вместе спели "Катюшу", "Подмосковные вечера", а потом попросили спеть меня одного. Я исполнил песенку герцога "Сердце красавицы склонно к измене..." из оперы Верди "Риголетто"...

- Спокойной жизнью, получается, зажили только тогда, когда оставили депутатские обязанности?

- Да, но я и сейчас стараюсь быть в курсе всего. Состою в краевой комиссии по наградам Красноярского края, а также в комиссии краевого совета ветеранов по развитию подсобных хозяйств. Регулярно бываю в своём родном Канском районе, раз в неделю обязательно беру сводку работы сельхозпредприятий. Кстати, из красноярских газет сводку по краю печатает сейчас только "Красноярский рабочий". Из неё видно, как идут дела на селе. Канский район работает хорошо, Назаровский всегда хорошо шёл, но сейчас его обогнал Ужурский.

- Нельзя не заметить, как меняется село... Была в командировке в одном из районов и обратила внимание, что огороды вокруг жилых домов заброшены, не обрабатываются. Оказывается, местное население занимается в основном сбором дикоросов - этим и зарабатывает.

- Да, есть такое. Мы с женой, хоть сами и живём теперь в городе, но тем не менее обеспечиваем овощами, ягодами, картошкой три семьи. Когда из Большой Ури перебрались в Красноярск, сразу же стали разрабатывать землю и в первый год посадили картошку, свёклу, морковку, а потом уже - деревья и кустарники. Много чего растёт у нас, и нам с Людмилой Романовной это только в радость. Она у меня по образованию агроном, но всегда работала в совхозе экономистом, а потому была моим первым помощником. И тогда, и сейчас.

- Анатолий Иванович, расскажите о вашем "тыле" - семье.

- У нас с Людмилой Романовной двое детей. Сын - предприниматель. Дочь работает переводчиком, она окончила институт иностранных языков, а затем ещё - экономический факультет. Они подарили нам трёх внучек и внука.

Трое уже закончили школу с золотыми медалями, младшая ещё учится, но тоже на пятёрки, надеемся, что и у неё всё будет хорошо. Двое - студенты, старшая Соня уже окончила университет здесь, в Красноярске, и по международному гранту уехала учиться в Голландию, уже закончила магистратуру. Когда была маленькая, она каждое лето пропадала у нас в деревне, не боялась никакой живности, всегда помогала по хозяйству. К моей большой гордости все внуки окончили музыкальную школу.

- Дома-то часто поёте?

- За праздничным столом у нас обычно невестка с ребятишками поют, а я - в основном с друзьями когда встречаюсь, большей частью исполняю классику... Одно из моих любимых произведений - ария князя Игоря из оперы Александра Порфирьевича Бородина "Князь Игорь", где есть такие слова: "Ты одна голубка-лада, ты одна винить не станешь, сердцем чутким всё поймёшь ты, всё ты мне простишь".

- Я думаю, эти трогательные слова вполне могут быть адресованы вашей супруге, с которой вы счастливо дожили до золотой свадьбы и уверенно идёте к бриллиантовой...

- Конечно. С Людмилой Романовной мы познакомились в 1959 году, а поженились в 1962-м, и все эти годы идём по жизни вместе. Она без дела не сидит и мне не даёт расслабиться, хотя я и сам человек энергичный. Когда был депутатом, всегда, при любой возможности, спешил домой. Когда был избран в Госдуму, то в мой депутатский округ входили 18 районов и 7 городов - начиная от Зеленогорска, Казачинского и Игарки до самой Иркутской области, и везде надо было побывать.

- Не могу не сделать вам комплимент, Анатолий Иванович, ну не дашь вам 80 лет, просто зрелый юноша - и по душевному настрою, и по походке! Поделитесь секретом, как вам это удаётся?

- Да потому, что я кручусь всё время, в движении, в заботах, в труде. Приучен к этому с детства, а оно у меня было непростым. Когда мне было 8 месяцев, отца арестовали по доносу и расстреляли, нас с матерью выгнали из дома, мы перебрались в дом прадеда, потом и оттуда выселили. Жили мы на Украине, в Сумской области. Рано начал работать - помогал по хозяйству, носил воду, пас скот. Рассчитывались со мной одни одёжкой, другие - едой.

А ещё я любил рисовать. Рисовал плакаты к 1 Мая, 7 Ноября, за них платили деньги, за один плакат - 10 рублей, за большой - 15, я даже школу прогуливал, когда работёнка появлялась. Летом помогал пожарным, моя задача была - запрячь лошадь и выехать по первому вызову, за что нам, мальчишкам, платили по 10 рублей за сутки. Привычка трудиться так и осталась на всю жизнь.


Нина СЕЛИНА.

На фото: Анатолий Ярошенко; Первый съезд народных депутатов РСФСР - Анатолий Ярошенко, Юрий Толстиков, Владимир Тихоненко; Встреча Анатолия Ярошенко с Председателем Центрального народного правительства КНР Цзян Цзэминем. 1998 год; Встреча с земляками - участниками Большеуринского хора.

Фото Александра ГРЕБЕННИКОВА и из архива А. И. ЯРОШЕНКО.



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:






Архив

Гидрометцентр России

Rambler's Top100







© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork