ОТЗВЕНЕЛ ДЕРЕВЕНСКИЙ СМЕХ...
Стоит отъехать на сотню километров от Красноярска, и сразу визуально заметен первый и, пожалуй, главный контраст между городом и деревней: сельские жители в большинстве своём - люди зрелого и преклонного возраста.

Преобладание пенсионеров особенно бросается в глаза в лечебных учреждениях: районных больницах, ФАПах, поликлиниках. Бабушки с дедушками, понятно, недужат чаще, длительнее и тяжелее, в регистратурах на них заводят порою целые тома историй болезней.

Как ни прискорбно, население провинции стремительно стареет и сокращается. Это особо заметно на юге Красноярского края. В Шушенском районе количество пенсионеров на 1 января 2016 года составляло свыше 12 тысяч при населении в 33 тысячи - более трети от общего числа жителей. В Курагинском районе ветеранов 16 тысяч, или 35 процентов, в Идринском ещё больше - 35,5 процента, а в Каратузском при населении в 15 тысяч число людей, находящихся на заслуженном отдыхе, составляет 5 708 или 37,5 процента. Даже в городе Минусинске при 60 с небольшим тысячах населения количество пенсионеров переваливает за 20 тысяч.

Отчасти это можно объяснить благоприятным и комфортным для многих климатом. Всё-таки юг края - не его центр и уж тем более не север. Многие граждане преклонного возраста, выработавшие, так сказать, общественный "трудовой ресурс" в полярных или средних широтах, стремятся затем обосноваться в южном Красноярье с его тёплым, относительно сухим летом, фруктовыми садами, арбузами с помидорами. Приезжают, покупают жильё, обзаводятся дачами и приусадебными участками.

Но данный фактор всё-таки не определяющий, тенденция необратимого старения присуща и территориям, расположенным выше по меридианам. А если добавить к этому повальный отток молодёжи и высокую смертность, то получится, что население глубинки не только стареет, но и сокращается почти теми же темпами.

Ещё в 2000 году число жителей Каратузского района превышало 21 тысячу, сейчас - читай выше. В Идринском районе в 2000 году проживали 18 тысяч, сегодня 11,5 тысячи, в Курагинском было 56 тысяч при теперешних 46. В Минусинске ещё в 2004 году насчитывалось 72 тысячи душ, за 12 истекших лет город потерял около 10 тысяч.

В пору существования СССР провинция традиционно отличалась от столиц, краевых и областных мегаполисов высокой рождаемостью. Сегодня, несмотря на заманчивость получения материнского капитала, молодые семьи ограничиваются двумя детьми, рождение третьего остаётся редкостью. Мамы с папами резонно аргументируют: двоих бы вырастить, одеть-обуть, дать образование. При сельском уровне жизни и грошовом госпособии на несовершеннолетнего.

Многие смотрят телеящик, в Интернете просиживают и знают, что, к примеру, во Франции аналогичное пособие составляет 290 евро в месяц. И пусть скептики возражают, что в деревнях и без того хватает деградировавших мамочек, пачками штампующих безнадзорных и беспризорных,- им ещё и деньги за это платить? Но, извините, на что тогда множество социальных и попечительских учреждений вкупе с правоохранительными? Вот пускай и отслеживают, проверяют, принимают действенные меры к разгульным безответственным родителям.

По мнению многих, основная причина старения и сокращения численности сельского населения - повальный отток молодёжи. Из районов краевого юга ежегодно уезжают учиться в города сотни окончивших школу выпускников, возвращаются назад - единицы. Больше того, родители при любой возможности сами выталкивают своих чад из деревни.

Их можно понять: достойной и более-менее прилично оплачиваемой работы, кроме бюджетной сферы, не найти, места в детских садах, невзирая на очевидные усилия властей, остаются в дефиците. Школы в небольших сёлах ретивые краевые чиновники от образования ликвидировали ещё в начале двухтысячных. Малолеток за десятки километров возят в сохранившиеся образовательные учреждения на автобусах. В любое время года, в жару, метель и гололёд. Нужны молодым мамам подобные стрессы?

Вы не представляете, какая конкурентная борьба ежегодно разворачивается в райцентрах за бюджетные квоты в высшие учебные заведения, особенно в престижные вузы на "денежные" специальности вроде юристов или врачей. Мамы с папами пускаются во все тяжкие, подключают любые связи, лишь бы их чадо попало в заветные списки, формируемые местными управлениями образования.

И хотя известно, что они, эти квоты, не дают стопроцентной гарантии поступления, родители надеются на благополучный исход, параллельно собирая в кубышки деньги и залезая в кредиты. На случай платного обучения ребёнка.

Если тенденция оттока молодых людей сохранится, пройдёт не так много времени, когда "плодиться и размножаться" в деревнях станет некому. Мы гордимся Красноярском, ставшим мегаполисом с миллионным населением, но откуда в краевой центр поступает пополнение новых молодых жителей репродуктивного возраста? Большей частью из провинции.

Представим образно, что столица региона - это полноводная река вроде Енисея, а сёла с деревнями - её притоки. Иссякнут они, и начнёт стремительно мелеть и главная водная артерия.

Мнение

Где она, лучшая доля?

Анатолий ЯРОШЕНКО, Почётный гражданин Канского района:

- В бытность мою директором совхоза "Большеуринский" проблемы кадров у нас не существовало. Напротив, люди писали письма с просьбой взять на работу, приезжали издалека и приживались.

А почему? Дело даже не в зарплате, хотя и она была достойной. Мы стремились создавать нормальные бытовые условия для людей. Строили двухквартирные дома, в последние годы умудрились поставить 12 коттеджей, причём двухуровневых. Где сейчас увидишь подобное?

И к социальным объектам относились творчески. И Дом культуры, и торговый центр не просто выложили из кирпича, а облицевали природным камнем. То есть не формальный был подход - для человека старались. Беда, что сейчас этому великолепию внимания недостаёт, былая красота разрушается на глазах.

А какую объединительную роль сыграл совхозный хор, который я решил создать, едва стал директором! За пару месяцев набрали в него полсотни человек. И это при тысяче проживающих в селе. Сегодня таланты никуда не делись, но сколько рабочих вы увидите в кружках ДК?

Вот потому люди и держались - и за своё рабочее место, и за родной дом, и за населённый пункт, покидать который было грешно. Как говорится, от добра добра не ищут.

Ещё одна сегодняшняя беда состоит в том, что землю продали. Уверен - она не должна быть частной. Раньше человек работал на государство, а не на хозяина, и у него было больше уверенности в будущем, он и детей своих пытался пристроить рядом с собой, чтобы была взаимная поддержка.

Если б сегодня руководителя отлучали от должности за плохую работу с землёй, за низкие экономические показатели, результат был бы совершенно другим. И молодёжь не старалась бы искать лучшей доли на стороне.

Вкалывать или жить без напряга?

Владимир МЕЛЬНИЧЕНКО, главный инженер АО "Солгон" Ужурского района:

Почему народ не желает жить и работать в деревне? Это сложный вопрос, и сложность его заключается не в утончённости понимания, а в совокупности проблем, с которыми ежедневно сталкивается сельский житель.

Первое, что отрицательно воспринимает человек, работающий на земле,- это соотношение рабочего времени и отдыха у сельхозников и служащих бюджетной сферы. Одни вкалывают, чтобы заработать на жизнь, а другие деньги просто получают, не напрягаясь, ни за что не отвечая, и имеют при этом гарантированные выходные и каникулы.

Механизатор или водитель автомобиля не всегда может спланировать тот же выходной. В любой день в хозяйство могут подать вагоны с минеральными удобрениями, а их нужно разгружать и вывозить. Или могут возникнуть другие форс-мажорные обстоятельства, связанные с кормлением, поением, доением коров, навозоудалением и прочими проблемами.

Бюджетник же всегда находится в тепличных условиях, его всем обеспечат. А поскольку бюджетных мест на всех не хватает, а пример вольготной жизни заразителен, вот и едут люди в города в поисках лёгкой жизни.

Вторая проблема - доступность образования. В городе с детского садика и до окончания учебного заведения ребёнок на глазах у родителей. В деревне, в лучшем случае, с четвёртого класса, а то и с первого, его ежедневно увозят на учёбу в другие населённые пункты. А после окончания школы, если поступит в какое-то учебное заведение, он вообще выпадает из поля зрения родителей. Я уже не говорю о материальных затратах - они очень разнятся, когда ребёнок учится дома и вдали от родителей.

А доступность медицинского обслуживания? Если в городе в короткие сроки можно пройти обследование у всех специалистов, которых порекомендовал тебе лечащий врач, принять все назначенные процедуры, сдать анализы, получить результат и так далее, и тому подобное, то во многих деревнях вам не смогут даже сделать простую инъекцию или поставить капельницу, удалить присосавшегося клеща.

А получение правовой, социальной, юридической помощи? А возможности для общего развития, культурного отдыха, повышения уровня образования, интеллекта? Этот перечень можно очень долго продолжать, но проблема в одном - где всё это получишь в деревне?

К тому же, все... удобства - во дворе. Восемь месяцев в году нужно топить печи, а это дрова, уголь, зола. Ну и личное хозяйство отнимает много времени.

Так что те люди, которые ещё живут в сельской местности и работают на земле, заслуживают большего внимания и уважения, чем они получают сейчас. Профессия крестьянская - самая уязвимая и зависит от природных явлений и погодных факторов больше, чем какая либо другая в народном хозяйстве.

Владимир НЕСЯЕВ, соб. корр. "Красноярского рабочего".



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:
МИНИСТРЫ СТАЛИ ВИЦЕ-ПРЕМЬЕРАМИ
Виктор Толоконский произвёл очередные назначения в правительстве и администрации губернатора края.

В МАНСКОМ РАЙСОВЕТЕ МАНДАТЫ ПОДЕЛЯТ 4 ПАРТИИ
В минувшее воскресенье прошли досрочные выборы депутатов Манского районного совета.








Архив

Гидрометцентр России



Rambler's Top100







© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork