АНАТОЛИЙ ЗЯБРЕВ: ЗАМЕТКИ КАЖДОГО ДНЯ
***

Жили мы были

Знаменитый сегодня строитель красноярских высоток, профессор, доктор наук В. И. Сарченко, в советское время проходивший в Москве стажировку и аспирантуру, рассказывает знаменитому писателю о своих знаменитых коллегах и друзьях.

- Пять лет в Москве. Стажировка, аспирантура. В этот период моего нахождения в столице Родины мне удалось ближе сойтись с Геннадием Васильевичем Игнатьевым. Он помог мне обзавестись модной в ту пору и редкой импортной печатной машинкой. Это было задолго до того, когда он возглавит Октябрьский район. Прилетая в Москву, он всегда забегал ко мне хотя бы на минуту.

Игнатьев как комсомольский работник часто бывал за рубежом. И вот как-то он возвращался из какой-то заграничной командировки, позвонил, говорит: сиди, жди, забегу. Заехал в общежитие в поздний час, с другом своим. Посидели, поговорили мы. Положение в стране и в Красноярском крае было сложным. Я пошёл провожать их в аэропорт. По дороге ещё поговорили. В аэропорту опять говорили. О положении в стране, в мире. О надвигающихся переменах в вузе. Ничего хорошего не предвиделось.

"Очень натянутая ситуация",- сообщал Геннадий. Настроение его передавалось и мне. Он, член компартии, возглавлял в нашем красноярском политехе комсомол, был секретарём комитета, у него было много секретной информации.

Я взял бутылочку водки, разливаю, там было чем закусить. Пробую - вода, пригубляю ещё. Ну, я беру эту бутылку и выбрасываю в сквер. Иду опять в буфет, беру ещё одну, разливаю - то же самое. Вода. Ну что, идти за третьей? Однако выпили и воду. Но... вроде бы нормально стало.

Пошёл я в сквер за той бутылкой, которую раньше выбросил. Далеко я её зашвырнул. Подхожу, а она целая лежит, не разбилась, не пролилась. Опорожнили и её. Совсем нормально стало. Вода, значит, крепости набрала, пока кувыркалась бутылка.

Прощались у трапа самолёта в обнимку. Потом я ещё зашёл в буфет, думая о том, как хорошо, когда есть кого встречать и кого провожать. В общежитие я возвратился к утру...

Да, ну и немножко о дружбе с Акбулатовым Эдхамом Шукриевичем. Он поступил в аспирантуру в Москве в 1983 году, а я на год раньше, в 1982-м. Большой дружбы между нами, конечно, не было в студенческие годы в Красноярске, но вот в Москве, на втором году обучения, наши пути пересеклись.

Он тоже заканчивал политехнический вуз, но в институте его больше знала моя будущая супруга, Татьяна Михайловна, так как она была комсоргом группы, а он был секретарём факультетской комсомольской организации, ей приходилось перед ним отчитываться, брать под козырёк.

А тут, когда он приехал в Москву поступать в аспирантуру, то ему самому пришлось брать под козырёк. Сразу у него возникла проблема с жильём. Я тут же принял участие по устройству его в общежитие.

Главное то, что мы с ним родственные по теме. У него "Промышленное и гражданское строительство" (и так же именовался факультет), и у меня "Промышленное и гражданское строительство". Только у меня ещё приписывалось "экономика в строительстве", а у него - "расчёт строительных конструкций".

Расчётный подход. По конструированию, значит. Конструктор значит. Ещё конкретнее - "высотное домостроение". Железобетонный каркас высотных домов.

Он ленинским стипендиатом был. Стаж работы у него уже был. Тогда уже о нём начинали говорить как об учёном с большим потенциалом.

Повторяю: потенциал у него очень большой. Я думаю, что это наследственное. Я отца его хорошо знал. Шахматной игрой тот блестяще владел. Вёл даже рубрику в газете "Красноярский рабочий", этюды всякие составлял. Жалко, рано умер. С этюдами шёл в редакцию, по дороге упал от сердечного приступа, по-моему.

Эдхам Шукриевич разместился у меня в общежитской комнате. Я тогда жил в комнате один. Другая кровать была резервной, пустовала. Вскоре меня избрали председателем совета общежития, тут я уж совсем мог поступать так, как хотел, не особо считаясь с капризами комендантши. У нас стали собираться студенты, аспиранты.

Эдхам научил меня, как готовить на завтрак омлет. Совсем не по-нашему, не по-сибирски. У нас в деревне это блюдо готовили просто. Сало нарезали кусками, заливали яйцами, жарили, получалась глазунья. Хорошая закуска мужикам. Эдхам демонстрировал другой метод. Яйца он взбивал, прежде чем выливать на сковороду. Взбивал тщательно. Лучку туда добавлял, помидоринку, перец...

Ну а я ему ответил чем? Я ему говорю: "Я тебя научу варить щи". Это-то я умел по-настоящему! Листьев крапивы добавил. Там рядом были два здания, между ними спортивная площадка, а за площадкой кусты черёмухи, какие-то ещё деревца. Там как раз и росла крапива, да такая чистая, зелёная, свежая, с апреля до глубокой осени. Заросли целые крапивы.

Это Гальяновская улица, дом 3. Повторяю: Гальянова, 3а. Недалеко от метро "Электрозаводская". Откуда там крапивы такие заросли - кто ж знает. Вот я и обнаружил в глубине дворов. Зелёненькая, свежая всё лето стоит. Москвичи не знают о её пользе. Побегу я, бывало, нарву пучок и начинаю готовить щи. Вкусный аромат по всему общежитию. В дверь заглядывают будущие учёные...

Признаюсь, Москва была для меня утомительной, особенно, когда наступала весна. Как и для других аспирантов, которые приехали в столицу из отдалённых регионов. Ждали мы наступления каникул. Хотелось оставить душные лаборатории, где учимся тому, как строить объекты, а скорее хотелось поехать куда-то и что-то уже практически построить.

Да и заработать денег хотелось. Потому что щи с крапивой надоедали, хотелось, чтобы они были ещё и с мясом...

Чаем, братцы, о чём

Свойственно каждой личности соизмерять свои достижения на пути к совершенству! Ох уж это свойство! Мечтания когда-то стать кем-то.

На днях один серьёзный местный литератор, мой друг, проиронизировал в газете по поводу себя: с 5-го класса школы он, дескать, хотел стать Пушкиным, а его друг - Белинским. Стал он хорошим школьным учителем, продолжает сочинять замечательные стихотворения, но до Пушкина, по его искреннему самокритичному признанию, сильно недотянул...

"Да что и говорить!" - машет он рукой и вспоминает друга-одноклассника по прозвищу Кюхля, который, имея природные задатки литературного критика, и вообще отошёл от литературы, занялся бог знает чем.

О пушкинской высоте мечтал со школьной парты и другой мой самолюбивый друг, местный поэт. Не вышло.

А вот знаменитый культуролог Владимир Иванович Замышляев мечтал стать не Пушкиным, а своим дедом-крестьянином, умевшим выполнять все деревенские работы, включая столярные, плотницкие, пимокатные, сеятельные и прочие, прочие...

И ещё: когда дед шёл в лес по грибы, то брал с собой пару бельевых корзин (по четыре ведра каждая) и приносил их наполненными с верхом груздями, белянками и рыжиками. "Вот бы и мне так",- мечтал внук Замышляев. Не вышло. До своего деда недотянул. Стал внук всего лишь профессором на кафедре философии или культурологи какого-то космического (всесветского) вуза.

Перебираю вот своих друзей и из числа художников-живописцев. У всех перед глазами недосягаемая высота - конечно, суриковская вершина. Один свет - к нему, к этому свету, не дотянуться.

Мечтал с ранней своей поры Андрей Поздеев, ему в мастерскую возил я из Москвы рулоны холста и коробки красок, чего не водилось в краевом центре.

Не вышло ни у кого подняться до суриковской высоты. А что вышло?

Что вышло у скромнейшего Андрюши, так это то, что оказался он выставленным на проезжую часть главной красноярской улицы. Когда я прохожу мимо, то в моей голове усиливается замешательство... "За что тебе унижение, за что?" - спрашивают у Андрея красноярцы, сохранившие традиционную способность думать.

Выставленный на проезжую часть проспекта Андрей вызывает у меня сегодня глубокую скорбь и трагическую тоску. Этого ли он хотел? Об этом ли мечтал?

Я, извиняюсь, к тому веду речь, чтобы спросить и Владимира Ивановича Замышляева, и Сашу Щербакова, и Толю Третьякова, и Лёшу Мещерякова, и... и... Колю Ерёмина... К тому я, чтобы спросить, хотят ли, мечтают ли они, чтобы с ними в будущем так же поступил любящий их народ, выставив на серёдку проезда какой-то улицы...

Вздрагивается, сильно вздрагивается Зябреву.

Ещё, э-э, извиняюсь... статистика. По уточнённым данным, в красноярском регионе более 1 000 граждан мечтают сегодня промышлять составлением литературных текстов, то есть стать натуральными писателями и вступить в Союз оных.

Ещё гуще музыкантов, живописцев, лицедеев и прочего такого... Ох! А между тем...

Катастрофически недостаёт тех, кто бы по примеру Замышляева, доктора наук, с детства мечтал стать своим собственным дедом, хозяином земли и всей деревенской жизни. Путин зовёт, Толоконский призывает.

В советское время гостя, приехавшего из города в деревню, угощали натуральной сметаной и натуральными пельменями (ох, вкуснятина!) Теперь же мода другая - подносить тома собственного сочинения и вместо обеда устраивать концерт в клубе из "шедевров" местных композиторов.

Что будет дальше? Какой враг действует? Нет КГБ...

Выпал снег

Ночью с пятницы на субботу в городе выпал обильный снег и потеплело. В такую погоду людям спится хорошо, и в связи с выходными люди спали долго. Коммунальщики успели прочистить улицы и разъехались по гаражам, думая, что дело они своё сделали, и стали пить чай.

Но не тут-то было. Вскоре к ним посыпался шквал телефонных звонков. Звонил выспавшийся народ. Безобразие! Снег у подъездов по пояс, не пролезть.

"Безобразие",- выругался и я. И стал звонить чиновникам в городскую администрацию, депутатам и куда-то ещё.

Конечно, коммунальщики не приехали, чиновники из городской администрации - тем более. Депутаты - тоже.

И когда я, одевшись, спустился с этажа, во дворе уже был митинг.

- Безобразие! Безобразие! - кричали все.

Я тоже принялся кричать:

- Безобразие!

Весь остаток субботы, всё воскресенье горожане в подъездах только про это и говорили. А в понедельник с раннего утра на горячую линию "Красноярского рабочего" и самому Павловскому те же жалобы: "Безобразие!"

На всех уровнях власть провела затяжные совещания. Дворники (которых в штате катастрофически не хватает) всю неделю скребли снег тяжёлыми лопатами, пробивая в сугробах для меня и для остальных жильцов удобные тропы...

Я вот гляжу в окно и думаю. Осенило мою мутную голову...

А ведь действительно - безобразие.

Безобразие. Вот в бывшее время жильцы сами убирали снег. Во все века - сами. У себя из-под ног.

Теперь же нам кто-то "должен", "обязан"...

С таким мировоззрением далеко ли уйдём, сибиряки? Го-осподи, просвети наши головы.

Что нужно медицине?

С ноября месяца ходит рядовой боец Великой Отечественной войны Зябрев (шаг уже, понятно, далеко не солдатский, но упрямость остаётся), ходит со своей травмированной рукой в поликлинику, больницу, госпиталь, в надежде сохранить себе работоспособность, ходит и не может, бедняга, отделаться от возникшей мысли, что все эти учреждения созданы, извиняюсь, для медработников, а совсем не для больных, ещё раз извиняюсь.

Да и резонно ведь. Ох! Как не посочувствовать врачам! Поступали в медвуз, через огромный конкурс (чаще платно), потом целых 6 лет зубрёжки, забившись в угол полухолодной общежитской комнаты и терпя прочие лишения, вместо нормальной жизни. И ради чего? Не ради же того, чтобы вот теперь гробиться на тех, которые, не кончаясь, сидят за дверью кабинета.

Естественно, не может не возмущать нормального нынешнего доктора особенно то, что всё гуще идут те, кому бы по возрасту уже давно смириться со своими болячками и дома бы сидеть. Им за 70, а они сюда же. Вот и Зябрев пришлёпал, надеется... А чего надеяться? Возраст-то свой помнишь ли, старичок? Чаще заглядывай в паспорт и лежи спокойно...

Впрочем, ходит ветеран войны по докторам, и из головы его не исчезает возникшая крамольная мысль, что нынешние эти доктора всерьёз убеждены (убеждены), что кабинеты даны им исключительно для того, чтобы они (доктора) и прочая обслуга имели себе рабочие места... И что очень важно, что сами здравоохранители так считают: больницы и прочие госпитали построены им властью как объекты рабочих мест.

Рабочие места медицине нужны, а не больные. Кому же не ясно!

Совершается катастрофическое разъединение сторон: тех, кто чает обрести тут здоровье, и тех, от кого по традиции ждут это здоровье.

Эгоизм и претензии первых: мы достойны лучших условий, мы не затем устраивались сюда, на эти рабочие места, чтобы выстилаться и гробиться. Эгоизм и претензии вторых: вы, тут находящиеся, обязаны, обязаны, обязаны...

Ох, походит тут солдат войны и ещё не того наслушается, насмотрится.

Психология вторых Зябреву понятна: они есть граждане цивилизованного государства! Путин обещал! Ещё более понятна психология первых: они когда-то проходили изнурительные конкурсы, дабы попасть в элитный медвуз...

Как привести к консенсусу? Дурацкий в русском языке термин.

И кто знает, заметочнику ли Зябреву, с его малообразованностью, с его кругозором, отвечать на этот вопрос? Что-то зубы заныли, что-то руку заломило, зрение что-то падает, куда пойти, к кому? К тем, кто удачно "занял рабочие места"?

Прививка от фальши

Жительница Красноярска Людмила Ильинична ВОРОНЬЖЕВА по телефону в газету:

"Хочу поблагодарить своего любимого писателя Анатолия Ефимовича Зябрева и его супругу Тамару Фёдоровну. Огромное спасибо им за замечательные и правдивые книги, которые они мне прислали по почте. Впечатление от этих произведений удивительное. Это как прививка от всяческой жизненной грязи и фальши".

***

Уважаемые читатели! Третью книгу "Заметки каждого дня. Слепое окно" можно приобрести в редакции газеты "Красноярский рабочий" по адресу: улица Маерчака, 16, офис 25 (правое крыло), тел. 211-57-01 (служба распространения). Вышлем книгу и наложенным платежом: тел. 244-39-48, 8-905-973-47-47 (Тамара Фёдоровна).



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:
ДЕПУТАТЫ РАССКАЖУТ О СВОИХ ДОХОДАХ
Такое решение на этой неделе приняли на очередной, 12-й сессии Красноярского городского Совета.

КОРОТКО
Руководитель агентства науки и инновационного развития края Сергей Шеремет оставил пост по собственной инициативе. Он был назначен на эту должность сроком на три года в апреле 2015-го, но не проработал и одного.

ПРИОРИТЕТЫ БЕРЁЗОВСКОЙ ГРЭС
На восстановление энергоблока N 3 Берёзовской ГРЭС, повреждённого сильнейшим пожаром 1 февраля, потребуется около 15 миллиардов рублей. Как сообщили в пресс-службе Минэнерго РФ, ремонт может занять до 20 месяцев.

МАРШАЛКИНОЙ ПРЕДЪЯВИЛИ ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ ОБВИНЕНИЯ
Следственными органами установлены дополнительные эпизоды преступной деятельности бывшего заместителя министра экономического развития, инвестиционной политики и внешних связей Красноярского края Надежды Маршалкиной, сообщили в региональном ГСУ СК.








Архив

Гидрометцентр России



Rambler's Top100







© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork