ЖИЗНЬ, ОТДАННАЯ СЦЕНЕ
В конце марта доброму и бескорыстному моему наставнику Леониду Семёновичу Райцыну-Самойлову (15.03.1916 - 24.02.1999) исполнилось бы 100 лет, из которых 35 он был одним из тех, кто формировал современное культурное пространство Красноярского края, наполняя его новым смыслом.

Я его в последние годы звал уважительно и просто: дядя Лёня. Память настойчиво возвращает меня к знакомству с Леонидом Семёновичем. Было это осенью 1964 года в театре музыкальной комедии на премьере спектакля К. Листова "Сердце балтийца".

Тогда мы, студийцы, только что поступившие в театральную студию при ещё только формируемом Красноярском театре юного зрителя, устроившись на балконе музкомедии, с любопытством вглядывались в нового директора самого большого театра края. Это был средних лет мужчина актёрского вида, заметно отличавшийся внешней собранностью и сосредоточенностью от многочисленных театральных деятелей и зрителей, пришедших на премьеру.

Именно таким он и остался для нас, не изменившись даже в "серьёзные зрелые годы". Позднее мы узнали, что приехал Леонид Семёнович из соседнего Иркутска. Родился же он в Днепропетровске. В личном деле его рукою написано: по происхождению - из служащих.

Театральную карьеру он начал в качестве помощника режиссёра в Киевском театре музыкальной комедии в 1931 году, когда ему было пятнадцать лет. Можно предположить, что, работая в театре, Райцын-Самойлов старательно занимался в балетной студии, так как начиная с 1935 года его путь был связан с хореографическим искусством.

С этого периода началась его активная театральная жизнь, сопровождаемая сменой мест служения, что, впрочем, вполне вписывалось в бытовавшую в то время практику. За небольшой период Райцын-Самойлов поработал во многих районах Советского Союза: в 1935-1937 годах - в Сталинградском, в 1937-1939 годах - в Читинском, в 1939-1940 годах - в Хабаровском, в 1940-1941 годах - в Вологодском, в 1941-1945 годах - в Ивановском, в 1945-1946 годах - во Владимирском театрах музыкальной комедии.

Позднее Леонид Семёнович с улыбкой говорил, что это были лихие, но очень увлекательные и романтичные годы. Особенно часто он работал в Ивановском театре, где ему пришлось осознать всю тяжесть военных лишений.

Несколько лет назад мне посчастливилось увидеть в фондах музея истории Норильского промышленного района программку спектакля, созданного в Заполярном театре драмы и музыкальной комедии. Это был "Разлом" Б. Лавренёва. Шестым матросом там значился Михаил Семёнович Годенко. А Леонид Семёнович, принимавший участие в спектакле, вообще не указан, поскольку ходил в массовке.

С этого периода и началась дружба двух деятелей искусства, прошедшая через десятилетия. Она продолжилась в годы совместной работы в ансамбле песни и пляски Забайкальского военного округа.

Норильский Заполярный театр драмы был уникальным. В нём, как известно, вместе с вольнонаёмными работали репрессированные артисты из столицы. Кстати, в те годы в театре играл и другой наш знаменитый земляк - Иннокентий Михайлович Смоктуновский, тоже принимавший участие в этом спектакле.

В 1949 году Леонид Семёнович перешёл на административную работу, приняв предложение стать заместителем директора только что открывшегося в Улан-Удэ Бурятского театра оперы и балета. Затем последовал ряд других театров, в которых, как правило, его знали по актёрской деятельности.

Однако наиболее ярким и запоминающимся был период работы в Иркутском музыкальном театре. Как вспоминает друг Самойлова, красноярский деятель культуры Илья Лазаревич Клеймиц, именно Иркутск сформировал основные принципы административно-творческой деятельности Леонида Семёновича.

Послевоенные годы, наполненные радостью Победы, были ознаменованы переполненными зрительными залами, стремлением людей к зрелищам с позитивным началом, красивой музыкой и незамысловатыми сюжетами. Всему этому в полной мере соответствовал Иркутский театр музкомедии, переживавший необыкновенный подъём.

Здесь вновь встретились М. Годенко и Л. Райцын-Самойлов. По рассказам Клеймица, жизнь в Иркутске была наполнена постоянными дискуссиями об искусстве, о постановках и интереснейшим досугом молодых людей, их семей.

Почти десять лет проработал Л. С. Самойлов заместителем директора в Иркутском театре. Здесь он не только приобрёл опыт, но и осознал, что его дальнейшая творческая жизнь должна осуществляться в театре такого жанра. Поэтому, когда авторитетная Мария Андреевна Сидорова, начальник Красноярского (промышленного) управления культуры крайисполкома, по рекомендации Клеймица и Годенко, уже переехавших на работу в Красноярск, предложила ему возглавить Красноярский театр музыкальной комедии, он, не задумываясь, сразу согласился. С тех пор Красноярск стал его родным городом.

В истории Красноярска было два ТЮЗа, два театра кукол и три театра музыкальной комедии. С трудом создаваемые, они, в силу различных причин, быстро закрывались. Действующий и поныне театр, называемый теперь просто музыкальным, был открыт в 1959 году. Он быстро стал популярным в городе. К огорчению, в нём часто менялись руководители. После добровольной отставки прекрасного музыканта Дмитрия Можина на эту должность и был приглашён Леонид Семёнович.

Одним из сложнейших вопросов, с которым столкнулся новый директор, была проблема укрепления материальной базы театра, который не имел собственного помещения, а лишь арендовал часть самого большого в то время гражданского здания Красноярска - Дворца культуры железнодорожников.

Это монументальное сооружение, существенно изменённое в настоящее время, являлось в определённой мере визитной карточкой города. По архитектурному стилю, насколько можно судить, оно входило в концепцию популярного стиля "символов". Так, в Москве был построен Центральный театр Советской Армии в форме пятиконечной звезды. Дом культуры "Ростсельмаш" в Ростове-на-Дону напоминал трактор. Красноярский Дворец культуры железнодорожников отдалённо навеивал образ паровоза.

Договор аренды был сложным. Собственник - железная дорога - имел приоритетное право на проведение своих мероприятий в зрительном зале, выделенном театру. В зрительской и закулисной частях давно не было ремонта. Всё это осложняло работу.

К хозяйственным проблемам добавились и творческие. В тот год театр более пятидесяти дней гастролировал в столице Киргизии Фрунзе. Сезон открылся поздно, в октябре, и выявил существенные проблемы. В текущем репертуаре театра оказалось ограниченное количество названий. Отсутствовала классика, а, как известно, именно ею определяется творческое состояние коллектива.

С помощью архива газеты "Красноярский рабочий" я познакомился с репертуарным планом театра в октябре - декабре 1964 года. Он включал в основном названия современных авторов: "Сердце балтийца", "Улыбнись, Света", "Ромео, мой сосед", "Сто чертей и одна девушка". И только по одному разу были показаны "Марица" и "Цыганская любовь".

Предположение о серьёзных репертуарных трудностях театра иллюстрирует и тот факт, что выпущенный в начале декабря спектакль "Королева красоты" композитора А. Новикова был показан тринадцать раз за месяц.

Вместе с тем творческий состав того времени был звёздным: многие артисты сформировали огромную зрительскую аудиторию, на десятилетия сохранившую любовь к родному театру. И поныне овеяны легендами имена заслуженных артистов РСФСР Василия Эмирзиади, Ольги Грабовской, Тамары Аксёновой, заслуженного артиста КАССР Аркадия Краверского, артистов Агнессы Киреевой, Евгения Туговикова, Вадима Балюты, Тамары Михайловой, Тамары Пушкарёвой, Геннадия Перцева, Льва Барышева, Владимира Скубенко, Галины Василовской, Сергея Орландо. В театре работали известные дирижёры Л. Балло, И. Гуревич, Ю. Поломский, балетмейстер А. Гулеско. Но разве всех перечислишь?

Десять лет возглавлял коллектив Леонид Семёнович Самойлов. Это были годы торжества концепции театра, совмещавшего советскую музыкальную комедию и европейскую классику, гастролировавшего по крупнейшим городам страны, участвовавшего в музыкальных фестивалях. Постоянно генерировались новые постановочные идеи, находившие восторженный отклик зрителей.

Вряд ли в каком городе ныне имеется театр этого жанра, способный при очень немногочисленной труппе осуществлять крупнейшие балетные постановки, такие как "Бахчисарайский фонтан" Б. Асафьева, "Голубой Дунай" И. Штрауса, "Эсмеральда" Ц. Пуни, "Коппелия" Л. Делиба. С моей точки зрения, это был знаковый факт подвижничества в просвещении зрителей.

Среди ярчайших событий театральной жизни семидесятых годов - постановка Михаилом Семёновичем Годенко именно в театре музыкальной комедии одного из первых в стране музыкальных шоу "Снежное ревю". Была успешно реализована попытка соединить в нетрадиционной форме разнообразные музыкальные жанры в сопровождении смелой хореографии.

Спектакль имел оглушительный успех, восторженные отклики в средствах массовой информации. Среди красноярцев не сходить на него считалось зазорным. Успех подтвердил неофициальный титул Красноярского театра музкомедии как одного из ведущих в стране в этом жанре. Несомненно, при планировании и постановке хореографических спектаклей балетная профессия Леонида Семёновича имела огромное значение.

Справедливо напомнить ещё об одном участнике творческого процесса этого периода жизни театра музыкальной комедии. Им являлась супруга директора Таисия Евгеньевна Куржиямская, педагог-репетитор балетной труппы.

Семейная жизнь Райцыных-Самойловых особо не афишировалась - возможно, потому, что сферы их профессиональной деятельности редко пересекались в публичном пространстве. Это была традиционная, по представлениям того времени, театральная семья.

Таисия Евгеньевна была высокопрофессиональным репетитором, пользующимся огромным уважением специалистов. По сути, она являлась одним из первых профессиональных педагогов балета в нашем городе.

Сведения о ней скупы, но знаю, что родом она из известной российской музыкальной семьи. Об этом говорил мне её племянник, в своё время возглавлявший управление музыкальных учреждений министерства культуры СССР.

Окончила Таисия Евгеньевна хореографическое училище при Большом театре Союза ССР, работала балериной в ряде оперных театров. С Райцыным-Самойловым познакомилась, по неточным данным, в Улан-Удэ, в период работы в Бурятском театре оперы и балета.

Кончина её была сложной, она полностью потеряла зрение. Погребена Т. Е. Куржиямская на Николаевском кладбище Красноярска.

...В 1974 году руководство управления культуры решило укрепить краевую государственную филармонию. После консультаций, в том числе и с Михаилом Семёновичем Годенко, возглавить это важнейшее учреждение культуры было предложено Райцыну-Самойлову.

И Леонид Семёнович оставил родной театр, который за эти годы накопил обширный репертуар, в том числе и любимые директором классические оперетты, и лучшие музыкальные советские комедии "Венские встречи", "Фраскита", "Баядера", "Летучая мышь", "Сильва", "Холопка", "Ханума".

Здания концертного зала, в котором ныне размещается филармония, не было даже в мечтах красноярцев. Для оперативной и репетиционной работы концертной организации было выделено роскошное, по тогдашнему мнению, помещение на проспекте Мира, 96, где ныне размещается ресторанный комплекс "Пассаж".

В поле зрения директора филармонии должен был быть весь край. Из городов и районов шёл поток жалоб на нерегулярность концертной работы.

В составе филармонии были два концертно-эстрадных бюро: в Абакане и Норильске. Кроме того, на юге, востоке и западе края постоянно работали представители филармонии, организующие концерты с помощью местных работников культуры.

Положение осложнялось страстным желанием в каждом населённом пункте видеть звёзд отечественной эстрады, выступления которых очень жёстко регламентировались. Делалось это для того, чтобы их заработная плата не выделялась из общестатистической по стране. Эта практика составляла бесконечную "хворобу" для директора.

К тому же существовала традиция: после ряда крупных партийно-хозяйственных активов, проводимых крайкомом или горкомом КПСС, должен быть концерт с участием московских знаменитостей. А пригласить их без так называемых "фондов" было невозможно. Для решения подобных вопросов нужно было постоянно находиться в контакте с такими могущественными организациями, как "Москонцерт", "Росконцерт", "Союзконцерт". Райцын-Самойлов активно включился в этот процесс и скоро установил обширные коммуникационные связи.

В состав филармонии, кроме ансамбля танца Сибири, возглавляемого М. С. Годенко, входили ещё несколько коллективов. Особой популярностью пользовались выступления музыкального лектория. Художественным руководителем филармонии в то время работал авторитетнейший музыкант Ананий Ефимович Шварцбург, а после его неожиданной кончины дело продолжил Илья Лазаревич Клеймиц.

В середине 80-х годов руководство края стало всё отчётливее понимать, что при интенсивном развитии производительных сил наметилось отставание в области культуры и искусств. И даже начавшееся строительство музыкального театра на улице Перенсона (будущее здание театра оперы и балета) не сможет закрыть многочисленные проблемы, например, в музыкальном искусстве.

Генератором всех идей новой концепции являлся первый секретарь крайкома КПСС Павел Стефанович Федирко. Во всех ближайших к Красноярску областных центрах - Томске, Иркутске, Омске, Новосибирске - давно уже работали симфонические оркестры. И в ноябре 1975 года в краевое управление культуры поступила телетайпограмма из министерства культуры РСФСР. В ней говорилось, что в соответствии с договорённостью в Красноярск для работы дирижёром камерного оркестра направляется выпускник Московской консерватории Владимир Свойский.

Вот только никакого оркестра в Красноярске не было. Райцыну-Самойлову было поручено организовать встречу. Позднее стало известно, что вопрос о создании камерного оркестра и направлении сюда музыкантов был оговорён Павлом Стефановичем с министром культуры РСФСР и в ЦК КПСС. Благо в те годы существовало обязательное распределение после окончания высших учебных заведений.

Дирижёр прибыл и в беседе с руководителем края смог убедительно доказать, что перспективнее, при кажущейся лёгкости организации камерного оркестра, всё-таки создавать симфонический. На что и получил согласие.

Основные же заботы по созданию нового коллектива легли в полном объёме на директора филармонии. Поэтому мы должны помнить о роли Леонида Семёновича и в рождении оркестра.

Местом расположения репетиционной базы вновь создаваемого коллектива стал Городской дворец культуры, так как он имел государственную подчинённость. Остальные дворцы и дома культуры были или ведомственными, или профсоюзными. Большая сложность на начальном этапе заключалась в том, что в Красноярске не было специалистов, понимающих специфику работы симфонического оркестра. А времени на создание было выделено немного.

Директор филармонии провёл сложнейшую работу по приглашению артистов, обеспечению их жильём. Для этой цели были выделены квартиры, молодых исполнителей размещали в комнатах гостиничного типа.

Сложным оказался вопрос приобретения музыкальных инструментов, подавляющая часть которых могла быть куплена за валюту, а её в министерстве культуры РСФСР не было. Часть средств по указанию всё того же Павла Стефановича собирали в крае - на промышленных предприятиях, работающих в экспортном режиме. Острейшей была и задача приобретения нотной библиотеки.

Весной 1977 года состоялся первый торжественный концерт симфонического оркестра. Прошёл он в театре имени А. С. Пушкина. Другого пригодного для этих целей помещения в городе не было. Для улучшения акустики пол сцены зашили фанерой.

Зал был переполнен. Для большинства посещение концерта симфонического оркестра было первым. Программа включала в себя Увертюру М. Глинки к опере "Руслан и Людмила", Первый концерт П. Чайковского для фортепиано с оркестром (солист - народный артист РФ, профессор Московской консерватории Алексей Аркадьевич Наседкин) и Четвёртую симфонию Л. Бетховена.

Не обошлось и без комической ситуации, когда после исполнения первой части концерта Чайковского раздались оглушительные аплодисменты и работники филармонии вынесли на сцену все приготовленные для финала букеты и корзины с цветами.

Факт создания в столь короткое время сложного коллектива, конечно же, являлся подтверждением больших организаторских способностей команды филармонии и её директора.

Не менее важным этапом деятельности Леонида Семёновича стало строительство, а позднее - организация эксплуатации концертного комплекса. Здесь тоже для директора было всё внове, нужно было учесть запросы всех организаторов концертной деятельности. Наряду с большими по численности ансамблем танца Сибири и симфоническим оркестром, в филармонии работали ещё и многочисленные коллективы, гастролирующие в крае.

И Михаил Семёнович Годенко, и Иван Всеволодович Шпиллер справедливо требовали площадей для творческой деятельности возглавляемых ими коллективов. Не менее важной была задача создания акустических параметров, особенно в малом зале. На всё это требовалось время и, конечно же, специалисты, которых в крае просто не было.

В разрешении многочисленных проблем строительства помогло творческое сотрудничество с автором проекта - архитектором Арэгом Саркисовичем Демирхановым. Ввод здания осуществлялся в два этапа. Вначале открыл двери Малый концертный зал, это событие украсило выступление камерного оркестра Большого театра СССР во главе с главным дирижёром, народным артистом СССР Юрием Симоновым. Солисткой выступала народная артистка СССР Тамара Милашкина. Через полтора года был введён и Большой зал, он открывался большим концертом, демонстрирующим творческий потенциал края.

Леониду Семёновичу в год ввода комплекса исполнилось 68 лет. Однажды он пригласил меня на встречу и сказал, что принял решение оставить должность. Ранее в культуре существовало правило: в год достижения пенсионного возраста работник - в основном руководитель - приходил к вышестоящему начальнику и спрашивал о планах, которые имеет тот в отношении его. Это объяснялось заботой о необходимости профессионального роста молодёжи.

Никакие уговоры поработать хотя бы ещё немного не помогли, и в 1984 году Л. С. Райцын-Самойлов стал заместителем директора филармонии по эксплуатации концертного комплекса.

В середине восьмидесятых в Красноярске - на левом берегу, в районе трамвайной остановки - начали строить здание театра музыкальной комедии. Все знали, что после многолетних трудностей именно он, работающий во Дворце культуры железнодорожников, наконец-то переедет в новые, комфортабельные помещения. Уверен был в этом и сам коллектив театра.

Но, как говорится, мы предполагаем, а Господь располагает. Наступила эра патриотического движения "Превратим Сибирь в край высокой культуры!", и было принято историческое решение об открытии в Красноярске театра оперы и балета. Здание после разнообразных изменений и модернизации отдали новому коллективу, а театр музкомедии остался в старом помещении.

Это вызвало неоднозначную реакцию. Сторонников театра музыкальной комедии в городе было предостаточно. И тогда Павел Стефанович Федирко принял ещё одно очень смелое решение. Было заявлено, что старое здание будет отреставрировано, а на период ремонта коллектив переедет в ДК завода комбайнов.

Переехали, здание разобрали, а средств на реставрацию, увы, не оказалось. К тому же ещё и власть сменилась. После восьми лет простоя губернатор Аркадий Филимонович Вепрев решил в этом вопросе поставить точку. Нашли схему расчётов бартером, поставляя алюминий китайской госкомпании. Инициатором этого и руководителем штаба стал Валерий Иванович Сергиенко.

Сейчас трудно даже описать процесс строительства театра. Бесспорно то, что он до сих пор ютился бы в ДК, если бы не Валерий Иванович, не его настойчивость и умение обходить самые сложные вопросы. Для нас, творческих работников, великой школой были планёрки, которые он проводил. На них рассматривались все основные проблемы, включая интерьерные решения, а также специфические вопросы театрального производства.

Творческий коллектив в ожидании здания работал в сложнейших условиях. Горячие головы даже вносили предложения вообще закрыть театр музыкальной комедии.

После очередной смены директора пришла идея назначить на этот пост Л. С. Самойлова, то есть вернуть его на то место, на котором он работал до прихода в краевую филармонию.

После серьёзных переговоров Леонид Семёнович согласился и с огромным энтузиазмом приступил к исполнению обязанностей. Оговорённый с ним короткий срок работы в должности растянулся на целых шесть лет, что позволило не только сохранить коллектив, но и ввести здание в эксплуатацию. Театр открывал только что избранный губернатор Валерий Михайлович Зубов.

За год до ввода здания Самойлов вновь попросился на личную встречу и предложил пригласить на работу в качестве директора Геннадия Константиновича Перцева, бывшего солиста балета, возглавлявшего в то время театр в Магадане. Он убедительно доказал, что это будет прекрасный руководитель, которому он с удовольствием будет помогать.

Так всё и случилось. Оставив должность, Райцын-Самойлов остался в театре и до последних дней продолжал активно работать, напоминая нам о преданности культуре, которой он отдал более 70 лет жизни. Мы и сегодня помним его как знатока классической оперетты, доброго наставника, справедливого руководителя, честного, бескорыстного человека.

Вклад Леонида Семёновича в культуру края ознаменован активным продвижением жанра музыкальной комедии и красноярского театра в стране, участием в строительстве концертного комплекса, театра музыкальной комедии, органного зала, строительством органа, воспитанием целого ряда работников культуры.

Его награды: орден Почёта, медаль "За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.", медаль "Ветеран труда", звание "Заслуженный работник культуры РСФСР".

Он любил театр и друзей, умел дружить, заражал своей любовью к искусству окружающих.


Геннадий РУКША, профессор Красноярского государственного педагогического университета.

На фото: Леонид Семёнович был душой любого творческого коллектива; Михаил Годенко и Леонид Райцын-Самойлов - артисты Норильского театра. 1947 год.



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:
ДЕПУТАТЫ РАССКАЖУТ О СВОИХ ДОХОДАХ
Такое решение на этой неделе приняли на очередной, 12-й сессии Красноярского городского Совета.

КОРОТКО
Руководитель агентства науки и инновационного развития края Сергей Шеремет оставил пост по собственной инициативе. Он был назначен на эту должность сроком на три года в апреле 2015-го, но не проработал и одного.

ПРИОРИТЕТЫ БЕРЁЗОВСКОЙ ГРЭС
На восстановление энергоблока N 3 Берёзовской ГРЭС, повреждённого сильнейшим пожаром 1 февраля, потребуется около 15 миллиардов рублей. Как сообщили в пресс-службе Минэнерго РФ, ремонт может занять до 20 месяцев.

МАРШАЛКИНОЙ ПРЕДЪЯВИЛИ ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ ОБВИНЕНИЯ
Следственными органами установлены дополнительные эпизоды преступной деятельности бывшего заместителя министра экономического развития, инвестиционной политики и внешних связей Красноярского края Надежды Маршалкиной, сообщили в региональном ГСУ СК.








Архив

Гидрометцентр России



Rambler's Top100







© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork