ПАРАЛЛЕЛЬНЫЕ ТРОПЫ
Владимиру Павловичу Зыкову исполняется 80 лет. Почтенная дата, несомненно, требует особых слов.

Найти их нелегко. Потому что он - журналист, издатель, писатель, поэт, имеет звания, награды,- попробуй подберись к такой персоне! Но я пробую. На одной из своих стихотворных книжек он написал лестные для меня слова "другу-соратнику", в другой раз на газетной подборке стихов посчитал нужным подчеркнуть некий особый смысл: "норильчанке - от дивногорца". Много лет мы состоим в одной ветеранской журналистской организации, часто имеем одинаковые точки зрения на текущие события.

Пожалуй, в том и трудность, что вроде бы сильно примелькались, как будто всё знаешь о человеке. А это далеко не так.

Совпадения

C Владимиром Павловичем, не будучи знакомыми, мы не раз оказывались на параллельных тропах, имеем нечто общее в судьбах и жизненных ситуациях. К примеру, он родом - вятский, мои предки тоже происходят оттуда. Наши отцы могли оказаться в одном военном строю. Когда началась война, Павла Зыкова призвали в армию и с Вятки отправили на восток, на призывной пункт далёкой Читы. Мой отец, житель маленького таёжного посёлка в Якутии, перед отправкой на фронт проходил переподготовку там же. Оба вернулись с войны живыми!

В молодости Владимир Павлович много путешествовал, исколесил всю страну. Однажды вчетвером, с друзьями, они отправились в Горный Алтай - шли пешком, добирались на попутках, плыли на лодке по Телецкому озеру. Наш герой, поставив целью добраться до горы Белухи, даже переплыл реку Катунь, известную своей стремительной и всегда жгуче-студёной водой. Нас с мужем тоже понесло к Алтайским горам, но мы избрали щадящий способ - верхом на лошадях.

Норильск и Дивногорск - это тоже символично. Мы оба поработали в истоке своего журналистского пути под началом одних и тех же редакторов: один сменял другого. Для меня это было в Норильске, для него - в Дивногорске. В разных городах, на разных широтах нас столкнуло с начальниками совершенно разного типа. Думаю, школу прошли полезную.

Во всяком случае, Владимир Зыков, уже имевший тогда "имя" после публикации документальной повести "Работа наша такая" в журнале "Юность" (затем вышедшей отдельной книжкой и получившей рецензию Валентина Распутина, в то время корреспондента "Красноярского комсомольца"), мог задумываться о других, не только газетных жанрах и темах. Их в избытке предлагала гигантская стройка Красноярской ГЭС на Енисее.

Недавно объехавший весь край и Таймырский Север по командировке крайкома комсомола, он ещё раз отправляется в Заполярье, в Норильск. Но уже не в служебную командировку...

Он поехал жениться! Свою избранницу, юную Валю-Валентину, студентку техникума связи, проходившую длительную практику в Норильском телецентре, очевидно, сильно боялся упустить,- и они "расписались".

Формальности (оба без норильской прописки!) помогли устранить друзья по комсомолу, какие у Зыкова завелись везде. С той поры Валентина Георгиевна - верный друг, внимательная жена, мать двоих сыновей, бабушка - постоянно рядом. Мне кажется, всё им написанное, а это 15 прозаических книг, шесть сборников стихов, множество публицистических и очерковых материалов в газетах, журналах, сборниках, стало возможно благодаря её поддержке и неусыпной заботе.

И ещё одно совпадение. Молодые супруги, объединившись в Дивногорске, на краткий срок поселились у вдовы нашего первого редактора Серафима Петровича Баранова. В своё время и я прожила с ними в их однокомнатной квартирке в Норильске месяца три. Выходит, нас обогревали одни и те же люди! Вскоре молодожёны получили комнату в общежитии гидростроителей. Уверена, что Валентина немедленно сделала её уютной. Таков её семейный почерк.

Даже в эти осенние дни подход к подъезду многоэтажного дома, где обитают Зыковы, полыхает зеленью. Что бы ни происходило вокруг, Валентина Георгиевна путь к своему домашнему очагу каждое лето украшает цветниками.

Трудно вспомнить, когда мы на самом деле познакомились с Владимиром Павловичем. Это могло быть поначалу в 1963 или 1964 году, когда я навещала чету Барановых в Дивногорске, а более основательно - в 1983 году в Союзе журналистов, где стала работать ответственным секретарём правления. Возможно, встречались и гораздо раньше, в секторе печати крайкома партии, когда доводилось приезжать на семинары редакторов городских и районных газет.

Он всегда выглядел в моих глазах значительной литературной фигурой. Документальные и публицистические книги "Счастье моё - Дивногорск", "Не покоряюсь!", "Слушайте Дивногорию" уже занимали достойное место в историографии края. Позже им написаны книги о строителях Саяно-Шушенской ГЭС, алюминиевого завода и другие.

Сегодня трудно переоценить их значение. Они не только сохраняют имена людей, сотворивших промышленные гиганты, они передают дух того звонкого, азартного времени, отражают бескорыстие, веру, атмосферу дружбы и братства. О самом авторе заговорили как о специалисте высокой культуры с безупречным вкусом, чутьём на истинный талант, что очень пригодилось позже в его многолетней работе в Красноярском книжном издательстве. От него веяло добротой. И веет сейчас.

Физик или лирик? Лирик!

Путешественник-романтик, журналист, писатель и поэт Владимир Зыков, конечно, принадлежит к истинным гуманитариям. А ведь после школы он метался в поисках себя. Даже год проучился на факультете механизации, учёта и вычислительных работ Московского экономико-статистического института (кстати, там учился в аспирантуре В. М. Зубов, наш бывший губернатор, депутат Государственной Думы, профессор и доктор экономических наук).

Владимир Зыков - студент - овладевал начертательной геометрией, изучал высшую математику, хорошо показал себя на военной кафедре, которой командовал строгий генерал, поселился в институтском общежитии под Москвой. Жизнь складывалась удачно. Но "лирик" давил на "физика" - и победил! Успешно сдав в МЭСИ экзамены за первый курс, он покидает Москву и поступает в Горьковский (Нижегородский) университет на филологический факультет - ближе к дому на реке Вятке. Учебная программа тоже ближе душе. А что дальше? Он ещё не задумывался ни о журналистике, ни тем более о писательстве, хотя стихами баловался с девятого класса.

В пятидесятые годы молодёжь рвалась на целину. Фильмы, песни, вся атмосфера времени нацеливали, что твоё место там, где вздымаются вековые земные пласты, где закладывается большой урожай будущего, продовольственное благополучие страны. Помню, и наш четвёртый курс отделения журналистики (Свердловск, ныне Екатеринбург) на комсомольском собрании принял решение скопом уехать в целинные газеты, а доучиться как-нибудь после, заочно. Нас пресекли.

А Володя Зыков с другими студентами-добровольцами разных факультетов университета дважды ездил тогда на уборку целинного урожая - в Казахстан и на Алтай. "Целинники", как они стали себя называть, до сих пор не теряют друг друга из вида, остаются "целинной бригадой" и каждый год собираются в Нижнем Новгороде в День целинника - 30 сентября,- вспоминают минувшее и поют "целинные песни", написанные "в нужное время и в нужном месте" Владимиром Зыковым.

Он и сам дважды приезжал из Красноярска на юбилеи своей "бригады": на 25-летие в 1981 году ещё в город Горький и на "золотой юбилей" - в 2006-м в Нижний Новгород. "Целинники" даже издали две собственных книжки с воспоминаниями о незабываемых днях, со стихами и песнями.

По окончании университета Владимир Зыков организовал сам себе вызов в редакцию районной газеты горного Чарышского района Алтая. Должно быть, захватила Сибирь в дни "целинной эпопеи", впечатлял сибирский размах, манили новые горизонты, и казалась неинтересной жизнь на обжитой европейской земле. Через полтора года, переполненный алтайской горной экзотикой, Володя двинулся дальше на восток - переехал в наш таёжный Бирилюсский район, планируя в перспективе добраться на край материка, познать Россию до берега Тихого океана.

Грандиозным планам не дано было осуществиться. Случилось так, что через год после водворения в редакцию бирилюсской районной газеты, в мартовском номере 1962 года в журнале "Юность" была опубликована его комсомольская повесть "Работа наша такая", за которой последовала командировка крайкома комсомола по краю от Таймыра - Норильск, Дудинка, Игарка, Енисейск - до Шушенского и Хакасии.

Насмотрелся на просторы Красноярья, познакомился с множеством интереснейших людей, ощутил энергетику надежд и перспектив, свойственных тому времени. Возможно, потому и остался, несмотря на обязательство перед самим собой.

А годы летят...

Когда речь идёт о зрелом человеке, события его жизни видятся укрупнённо, не отдельными годами, а целыми эпохами.

Газетная пора ("Красноярский комсомолец", "Огни Енисея") сменилась на издательскую деятельность. В общей сложности Красноярскому книжному издательству он служил 45 лет, до заката этой могучей культурной отрасли в 2008 году. Работая редактором, главным редактором, близко сошёлся как с большими писателями, так и с начинающими, оставаясь самим собой - дружелюбным, неконфликтным, тонко чувствующим слово и творческую личность. Им никогда не владел административный зуд, он не лез в начальники. Зато досконально знал своё дело.

Недавно в трёх выпусках "Красноярского рабочего" напечатаны его статьи о становлении, развитии и закрытии Красноярского государственного издательства. Они похожи на научную монографию о судьбе важнейшего для общества предприятия, не вписавшегося в современные конкурентные условия. Написано спокойно, деловито. А если представить, каково это было в действительности наблюдать, как разваливается, умирает дорогое детище!

Владимир Павлович рассказывает в статьях о предпринимаемых шагах, публикациях сверхпопулярных книг, какие ещё недавно обеспечили бы громадные тиражи и доходы,- ведь цензуры и других сдерживающих органов уже не стало.

Однако процесс пошёл, и никто ничего не мог остановить. Самое главное - исчез массовый читатель. Людям во времена нестабильности и неуверенности в завтрашнем дне стало не до книг. Не эти ли внешние причины дали первые сбои в здоровье? Об этом Зыков не любит говорить.

Но жизнь продолжается. Владимир Павлович во все времена, где бы ни работал, скрупулёзно собирал, собирает и хранит документальные материалы. Как бы удалось так подробно написать об истории издательства, если бы не архив? Или бережно сохранённые письма Валентина Распутина?

Их сблизила недолгая совместная работа в "Красноярском комсомольце", а после возвращения Распутина в родной Иркутск возникла многолетняя переписка. Зыков сберегал открытки и письма из верности дружбе, вначале не предполагая, с какой масштабной личностью его свела судьба.

За недавнюю обстоятельную статью "Валентин Распутин, каким я его запомнил", опубликованную вскоре после кончины писателя, и литературная общественность, и почитатели творчества писателя могут сказать ему большое спасибо - так мы все ещё раз достойно простились с великим страдальцем за нашу родную землю. А произведения Распутина всегда с нами и пригодятся нашим потомкам.

Век поэзии

В личной беседе Владимир Павлович признаётся, что наступивший XXI век стал для него веком поэзии - издано шесть сборников стихов. Первой в знаковом 2000 году "выплеснулась" поэтическая книжка "Вера, Надежда, Любовь". Там всё о самом дорогом и любимом: циклы стихов "Наш Пушкин" и "Россичи" о древней Руси, "Стихи из детства", поэмы "Татьянин день" (о матери - Татьяне Васильевне Островской) и "Раскол" - о староверческом роде Зыковых.

В поэтической лирике, насколько я понимаю и чувствую, он сдержан, не кипит эмоциями даже в критических ситуациях. И тематика каждый раз обязательно связана с исследовательским и историческим направлением. За каждой строкой стоит редактор, журналист, уважающий правду факта, правду истории.

Сборник "Паломничество на русскую землю", вышедший на рубеже веков, в 2001 году, написан по впечатлениям поездки по старинным городам и памятным местам Русского Севера: Великий Новгород, Валаам, Старая Ладога, наконец, Петербург с его историческими маршрутами. Читаешь эту книжку, посвящённую, кстати, Валентине Георгиевне, и понимаешь, что именно стихом можно рассказать о том путешествии, потому что это свойственно поэтическому взгляду именно Зыкова, а не кого-то другого.

Цикл стихов "Святитель Лука. Жизнь и житие" о знаменитом хирурге-архиепископе В. Ф. Войно-Ясенецком привлёк внимание заслуженного деятеля искусств, профессора Е. К. Иофель. Стихи её очень растрогали и вызвали желание чем-то посодействовать автору. Екатерина Константиновна помогла издать следующий сборник Владимира Зыкова, где главным героем стал наш знаменитый земляк В. И. Суриков.

Мне помнится, как радовался Владимир Павлович лёгкости, с какой ему писалось,- цикл был создан всего за месяц. Позже я присутствовала на одной из презентаций сборника "Суриков. Поэтические хроники" в городской библиотеке, где раз в месяц в литературной гостиной собираются любители прозы и поэзии.

Кажется, собрание почувствовало убедительность и органичность, с какой соединяются изобразительные образы на полотнах и поэтическое слово, приближая лирического героя Сурикова ко всем нам, помогая понять персонажей, сибирский характер, страдание и стойкость даже поверженных, униженных. Разве это не современно? В. П. Зыкова тогда расспрашивали и о других его сочинениях, приглашали на новые встречи.

Многоуважаемый шкаф!..

Наверное, каждый красноярец знаком с этим шкафом, установленным на проспекте Мира перед корпусом педагогического университета. Владимир Павлович очень уважает эту достопримечательность и регулярно осматривает его полки. Иногда "улов" бывает удачным, иногда нет, но со временем кое-что накопилось. Притом библиотека Зыковых и так весьма немаленькая. Шкаф же помогает циркуляции книг. Сколько их уже ушло туда!

Порой мы обсуждаем находки, и я всегда искренне удивляюсь его любознательности, юношеской жажде новых познаний. В день нашей встречи у него дома на журнальном столике можно было видеть результат очередного похода - толстую энциклопедию о знаменитостях, что-то вроде "Кто есть кто". Человек, на мой взгляд, и так переполненный знаниями, уже успел её пролистать, нашёл несколько нелепостей и откровенных искажений, пришёл в негодование. А что делать? Утешает, что первый владелец решил от книги избавиться.

Книгообмен продолжается летом, зимой, в любую погоду. Показательно, что Владимир Павлович соблюдает правило пеших походов. Он и в Дом журналиста, и в поликлинику, и к своим подопечным поэтам-любителям объединения "Особый возраст" ходит исключительно пешком. Это заменяет ему былые лыжные пробежки по биатлонной трассе и Берёзовой роще.

Итак, юбилей. Те, кто перешагнул этот рубеж, те, кому далеко до него, говорят Владимиру Павловичу: живи, дорогой, дольше, работай, удивляй и удивляйся!


С уважением, Валентина МАРТЫНОВА, член Союза журналистов России.



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:
"ЕНИСЕЙ" УСТУПИЛ "ТОМИ"
Красноярцы проиграли очередной матч на своём поле - 1:2.

КОВАРСТВО УГОЛЬНОЙ ПЫЛИ
В понедельник, 14 сентября, произошёл пожар в одном из цехов Ачинского глинозёмного комбината.

ИМЯ ГЕРОЯ - ШКОЛЕ
Сопредседатель регионального штаба Общероссийского народного фронта в Красноярском крае, председатель краевого Совета ветеранов Анатолий Самков вручил Раздолинской средней школе Мотыгинского района книгу, изданную в рамках проекта ОНФ "Имя героя - школе".

ОСЕННЕЕ НАСТУПЛЕНИЕ КЛЕЩЕЙ
Активность клещей сохранится до октября, предупредили в региональном управлении Роспотребнадзора.

КОРОТКО
С улиц краевого центра убраны экзотические пальмы и туи. Они будут зимовать в теплицах.

ДВУХМИЛЛИОННЫЙ ШТРАФ ЗА ПРЕДЛОЖЕНИЕ ВЗЯТКИ
Красноярца, передавшего сотруднику ГИБДД взятку за несоставление протокола об административном нарушении, суд признал виновным в даче взятки и приговорил к штрафу в 1 миллион 900 тысяч рублей.








Архив

Гидрометцентр России



Rambler's Top100







© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork