НЕ ТАКОЙ УЖ И СЕРДИТЫЙ ОН - КАЗЫР
Разговор об участии в сплаве по Казыру Максим завёл ещё по осени: у них, в туристско-краеведческом клубе "Стрела", не хватает инструктора. Занять эту вакансию он предложил мне, поскольку есть у меня достаточно большой опыт и участия в водных путешествиях, и инструкторской работы в детских спортивных и туристических лагерях. Да и вообще опыт работы с детьми.

Конечно, я согласился - ведь ни разу не был в Курагинском районе, где протекает эта река, а увидеть новые места очень и очень интересно.

И вот в конце мая раздался долгожданный звонок: всё решено, и 16 июня мы отправляемся в путь. Был заказан комфортабельный автобус с большим багажным отделом, ведь снаряжения у ребят много. Команд было две: наша и школы N 84. Точка старта и финиша у всех одна, но маршруты разные.

Даже в таком удобном автобусе долгий путь порядком измучил не только детей, но и взрослых. После Курагина дорога выкатилась на берег реки, которая мерно несла свои воды навстречу нам. Через несколько дней Широкая Туба легко пронесёт нас через эти места в сторону дома - а пока мы с нетерпением ждали конечной остановки.

С автобуса сошли за деревней Гуляевкой. Быстро выгрузив вещи и снаряжение, и стар и млад побежали на берег - взглянуть на реку, неумолчный шум которой притягивал к себе, обещая зрелище, о котором никогда не забудешь.

Этот самый берег резко обрывался, уходя круто вниз, где изо всех сил, стараясь пошире раздвинуть огромные валуны, Казыр рвался вперёд - к слиянию с Кизиром, а затем - в сторону Красноярского моря... А начало своё река берёт аж в Тофаларии. Гуляевский, один из нескольких бешеных порогов (ещё есть, например, Базыбайский, Верхнекитатский, Щёки, Убинский, Табратский), ревел и вздыхал. Вода, перепрыгивая с камня на камень, билась в гранитные берега и закипала белой пеной. "Казыр" переводится с тюркского как "сердитый", "злобный" - неслучайно реке дали такое название.

Правый берег Казыра затенён хребтом Крыжина, а вдоль левого тянется Ергак-Таргак-Тайга. Именно здесь, на Казыре, встречаются Восточный и Западный Саян.

Рано утром, часов в 5, я вылез из палатки, достал рыболовные снасти и заторопился к реке. Ещё бы - как упустить такую возможность? По камням, как по древней гигантской лестнице, спустился к воде. Закидывать в быстрое течение удочку было бесполезно, но за огромными камнями, в бочажках, можно было попробовать.

Поплавок мерно заходил по кругу в заводи. Вот он дёрнулся и пошёл ко дну. Но... То ли грузило, то сам крючок за что-то зацепился, а лезть в воду было страшновато.

Оставив кусок лески на дне речным духам, я навязал новых мушек. И вот наконец-то хариус забился на крючке. Замечу, что это была первая и последняя удачная рыбалка за всё путешествие - до самого конца мы с Алексеем (участник сплава из нашей команды) не поймали ни одной рыбки. (Хотя нет - в последний день, на стоянке за Курагино, выловили... миногу. Если честно, я даже не знал, что они у нас водятся.)

...Хорошо сидеть на бережку, слушая неумолчный говор реки, но работа есть работа. Пришло время поднимать ребятишек, а их у нас было - 21 человек от 11 до 15 лет. Плюс 5 взрослых. И это только в нашей команде.

После завтрака нам предстояло перетащить снаряжение и вещи на 500 метров ниже по течению, в деревню Гуляевку. Сборка трёх катамаранов заняла достаточно много времени, но вот гондолы и надувные плоты накачаны, а снаряжение и продукты загружены и закреплены.

Наконец, погрузилась и команда. Дружно оттолкнулись от берега, и путешествие началось.

В первый день прошли немного. Пока просто привыкали к катамаранам, к вёслам, приноравливались к обстановке. Через час-полтора встали на ночёвку на острове. Река плавно охватывала с двух сторон довольно большой кусок суши, покрытый деревьями.

Белые берёзы вперемешку с соснами и кедрами росли широко, оставляя много песчаных проплешин, очень удобных для постановки палаток. Что-то меня смущало в облике берёз и только подойдя ближе, я понял, что - это были тополя, выбеленные солнцем и ветрами до такой степени, что их просто не узнать.

Установив свою палатку, я пошёл к костру и тут же наткнулся на медвежий след на песке. Это открытие сильно напрягло, но увидев рядом засохшие кучи, немного успокоился - хозяин был здесь давно и только отсутствие дождей и ветра сохранило его следы.

Следующий день выдался без особых приключений. Запланированную для стоянки полянку проскочили, так как один экипаж не смог выгрести. Пришлось искать другое место, и искать долго.

Вечерело. С обоих берегов к реке надвинулись скалы - серые, тяжёлые, отвесными стенами уходившие в воду. На резких поворотах закручивались огромные водовороты, а от скалистых берегов отбивало мощные буруны. Один водоворот оказался очень большим - выгребать пришлось изо всех сил.

Выйдя из теснины, встали на правом высоком берегу. На моём катамаране начала спускать правая гондола - не сильно, но всё же неприятно.

Третий день сплава оказался коротким. Накануне мы, проскочив стоянку, на которой должна была быть днёвка с походом на гору, прошли большее расстояние, чем планировали. Теперь заранее стали прижиматься к левому берегу и благополучно пристали к удобной поляне с небольшой заводью.

Как обычно, дети запросились купаться. Было страшно их пускать: дно резко уходило вниз, в глубину, а ещё и течение. Придумали безопасный способ купания: желающий окунуться надевал спасательный жилет и обвязывался верёвкой, а потом нырял в воду - жилет не давал пойти ко дну. Если что - можно было вытянуть за верёвку на берег.

Вскоре выяснилось, что в самой заводи течение слабенькое и в обратном направлении - на стремнину не вынесет, и тогда уж наши ребятишки оторвались - накупались вволю.

Когда же стемнело, в траве затеплили свои огоньки светляки. Последний раз я их видел в далёком детстве, и вот... Это как вернуться в прошлое - яркие зелёные огоньки напоминали, как мы, вооружившись банками, лазили в темноте по траве и собирали светящихся жучков. Было здорово.

Утро нового дня разбудило неумолчным пением птиц - они заливались на все голоса. Очень удивила кукушка. Привык, что её песня не отличается особым разнообразием, "ку-ку" да "ку-ку". А тут... Я лежал и слушал. Вроде всё то же самое - то вдруг как затянет: "ку-ку-ку-ку-ку-ку", а то вроде как точку поставит: "ку". И опять всё сначала.

Как в такое утро не порыбачить? Тем более что вечером в тихой заводи видел большое количество мальков. Вместе с Лёшкой, пройдя чуть выше по течению на небольшую поляну у протоки, где стояли лодки местных рыбаков, закинули снасти. Мошка ела нещадно - она как будто сбилась в тучи. Наши поплавки оставались совершенно неподвижными.

Заурчал мотор, к нам подъехал старенький жигулёнок. Николай из деревни Таяты сказал, что в протоке рыбы нет, да и вообще нынче с рыбой что-то не то творится: обычно хариус нерестится в мае, но вот уже вторая половина июня, а он ещё икряной ходит. В этом году рыба даже в сети не попадает - вода высокая, видимо, в горах дожди идут.

Ещё Николай посетовал, что курить ему нельзя, так как операцию на лёгких сделали. Теперь норма для него - 2 сигареты в день. А как жить-то без курева?

Я его попытался успокоить: мол, всё равно сейчас закон вышел о запрете курить в общественных местах, на что Николай с усмешкой ответил: "Старики как курили, так и будут курить. Если всю жизнь смолили, так просто не бросишь этого дела".

На том и разошлись. Мы пошли в лагерь, а Николай отправился проверять сети.

На этот день у нас был запланирован поход на гору Шишканан (на некоторых картах - Шишкакан). На вершину путь не близкий, да и клещей накануне наши разведчики насобирали аж 5 штук.

Готовились тщательно, смотрели, чтобы все были хорошо одеты и заправлены, чтобы обувь была удобной. Назначили двух инструкторов - Полину Галацевич и меня, чтобы один мог увести назад в лагерь уставших ребят.

Когда немного углубились в лес, нас сразу же обступили заросли папоротника-страусника - мягкие перистые листья почти нежно скользили по телу. Переправившись через небольшую речку, начали подниматься в гору. На склонах стали попадаться венерины башмачки, занесённые в Красную книгу. Целые заросли этих цветов радовали глаз своей пёстрой окраской и необычной формой.

Вид с горы открывался просто замечательный: бескрайняя тайга, сопки и голубая лента реки, вьющаяся между ними. На склонах высокие и стройные сосны соседствовали с одиночными, красивыми в своей корявости и разлапистости, деревьями. Белые, изящные берёзы скрадывали своими кронами скальники, ели острыми свечками взмывали в небо и держали его, чтобы не упало.

Рыбак Николай рассказывал, что на этой горе есть пещера и озеро, где купаются медведи... Вот бы увидеть. Но младшие совсем сдулись и надо было поворачивать домой, к реке. Наш отряд разделился: кто мог и хотел идти дальше - пошли с Полиной, а остальные со мной отправились в обратный путь.

На прощание Полина предупредила, что по дороге будет ельник, который надо обойти, так как там много клещей. Я в этих местах был в первый раз, поэтому решил прислушаться к совету бывалой напарницы.

Вернувшись в лагерь, все первым делом попрыгали в реку. Непередаваемые ощущения, когда после трудового дня уставший и потный окунаешься в холодную, живительную воду и смываешь с себя вместе с грязью усталость. Выходишь на берег как новенький - полный сил и энергии.

После такого перехода решили сделать выходной, и на следующий день купались, загорали, катались на разгруженных (от чего они стали более лёгкими, подвижными и манёвренными) катамаранах. А в свободное от отдыха время клеили спускающие гондолы, чинили снаряжение. В общем, готовились к продолжению путешествия.

Снова загруженные и снаряжённые катамараны отвалили от берега, вёсла дружно ударили о воду, вынося судёнышки на быстрину. Сильное течение подхватило плоты и понесло дальше - в сторону Енисея. А провожал нас Шишканан, закутавшийся в тучку (с утра он был немножко не в духе). Так начался очередной день.

Молча, суровыми взглядами наблюдали за нами коршуны да ястребы, сидящие на ветках и корягах,- иногда, снимаясь с насестов, плавно и величественно пролетали над головами. Стаи уток при нашем приближении вставали на крыло и низко над водой уносились в какую-нибудь протоку. Журавли и цапли, расправив широкие крылья, проплывали по небу. На реке и над рекой шла своя неспешная жизнь.

Мы же сцепили все три катамарана в одно большое судно. Потекли разговоры, и над рекой широко разлились песни. Причём никому не хотелось вспоминать современные хиты, на ум шли протяжные и мелодичные напевы. Всё-таки место диктует свои правила.

На обед опять-таки пристали к большому острову. Галечный берег круто уходил в воду, и было несколько сложновато чалиться. Детей на этом острове ждал приятный сюрприз. Несколько небольших и неглубоких не то озёр, не то луж - не знаю, как их назвать. Но вода в этих водоёмах была очень тёплая, а дно - песчаное.

Не дожидаясь разрешения, ребятня, на ходу поснимав одёжку, попрыгала в эти природные ванны. Долго, пока варился обед, они отмокали в подогретой солнцем воде, дурачились, строили из песка замки и плотины...

На ночь встали на левом - песчаном, с галечными проплешинами - берегу. Быстро разбили лагерь, и пока дежурные готовили ужин, все кинулись собирать дрова (а их надо было много) и таскать необходимые для таёжной бани камни. Установив металлическую основу, стали обкладывать её валунами слоя на два. В это же время трое ребят мастерили каркас из жердей, на который потом будет натянута плёнка. Завтра - банный день.

Уже с утра начали топить печь. При этом постоянно подносили всё новые и новые охапки дров. Огонь горел непрерывно в течение 5 часов, пока камни не раскалились и не начали лопаться от жара. Быстро натянули полиэтилен, образовав небольшое помещение, в котором могли поместиться человек 6-7.

И вот всё готово. Первыми пошли, конечно же, пацаны. Правда, их набилось в баню сразу человек 15. Но какое это удовольствие - плеснули на камни воды, а она с громким, возмущённым шипением превратилась в пар и окатила всех, собравшихся под плёнкой! Окатила струёй горячего, влажного воздуха, согревая души и выжимая из тел пот, который ручейками побежал по плечам, лицам, рукам.

Всё поддавали и поддавали - и вот откинулся в сторону полог, и кричащая толпа красных, пышущих жаром и исходящих паром тел ринулась к воде. Река у берега вскипела от обрушившихся в неё мальчишек, которые с восторженными криками и визгами стали молотить по ледяной воде руками и ногами, постепенно остывая и успокаиваясь. На берег вылазили уставшие, но довольные.

Заморосил небольшой дождик, как будто природа тоже решила немного умыться, но это нисколько не помешало купающимся.

В это время в баню уже набились девочки, и всё повторилось, как с мальчишками - то же шумное купание в реке. На третий заход пошли все желающие. И так продолжалось, пока камни печи совсем не остыли. Зато все были чистые и довольные.

После банного дня всем казалось, что даже солнце стало светить намного ярче. Утром с лёгким сердцем двинули дальше. Впереди нас ждало большое событие - на встречу с Казыром стремился Амыл (река, берущая своё начало в Туве).

Недалеко от деревни Бугуртак стоит мощная скала, с трёх сторон омываемая речными водами: с одной к ней подкатывает Амыл, с другой, разбившись на множество рукавов, Казыр, а с третьей, перемешав в себе воды обеих рек, берёт начало Туба.

Вот так мы незаметно выскочили в Тубу, и до Курагина оставалось рукой подать. К большому посёлку, райцентру, выкатились быстро. Встали сразу же за автомобильным мостом. Берег пологий, ровный. Как только разгрузили свои плавсредства, которые верой и правдой служили в течение 10 дней, тут же разобрали катамараны, рамы упаковали в чехлы, а гондолы оставили до завтра, сложив их рядком. На другом берегу Тубы встала вторая команда.

Последний день на реке выдался, пожалуй, самым жарким и душным. Но это было нам на руку - предстояло помыть и высушить гондолы и плоты, что сделать очень даже не просто. Но и это занятие превратилось в своего рода праздник Ивана Купалы.

Все участники просто не вылазили из воды: катались на гондолах (которые, понятное дело, всё время переворачивались, сбрасывая с себя наездников), переплывали на лодке через протоку на остров и обратно, обливались, купались, плюхались и барахтались в воде. Зато все суда стали чистенькими и очень быстро высохли на горячем сибирском солнце. К вечеру всё было аккуратно сложено и упаковано.

Но... Погода у нас уж очень капризная. За всё время сплава дождик раза три попугал, но так ни разу путём и не начался. Зато в день отъезда он на нас отыгрался - зарядил аж в 6 утра, за час до подъёма. Сначала скромно так побрызгал, а ко времени прихода автобуса лил уже от души.

В 10 часов мы уже всё перетаскали к трассе и, мокрые до нитки, с нетерпением ждали автобус. Но он не появлялся. Прошёл час ожидания. Связались со второй командой и оказалось, что долгожданный транспорт застрял на том берегу.

Приняли решение идти на выручку. Оставив девушек охранять поклажу, парни отправились к соседям через мост. Картина предстала не радостная: автобус съехал с трассы и благополучно сел на просёлочной дороге. Сдвинуть вручную десятитонную махину было просто не реально. Оставалось ждать тягач, который вызвали водители.

Нам повезло. На трассе тормознули гружёный МАЗ, водитель которого согласился помочь. С трудом он всё-таки вытащил автобус на асфальт. Мокрые, но довольные, мы погрузились в автобус, и тот взял курс на Красноярск.

А уж когда автобус подрулил к клубу, где юных пассажиров с нетерпением ожидали родители, радости не было предела: дети выскакивали на улицу, позабыв свои рюкзаки - не до вещей было, ведь их, наконец, дождались горячие ванны, мамкины пирожки и, конечно же, компьютеры.

Думаю, ребятишки долго будут вспоминать этот сплав и приключения, случившиеся с ними за это время. Память - штука интересная, она оставляет только хорошее, отодвигая в закоулки всё плохое. И это правильно - надо жить и двигаться вперёд, а обиды виснут на руках-ногах, мешая передвижению, задерживают в прошлом, не дают выпрямиться в полный рост.

Доброго всем пути и лёгких дорог!


Альфир ФАХРАЗИЕВ.

На снимках: Путь предстоит неблизкий. Вот он - сердитый Казыр. Топится, топится в огороде баня. Непростое это дело - приготовить обед на костре. Заодно и постиралась.

Фото автора.



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:
ЕСТЬ ПЕРВЫЙ КАНДИДАТ
Вчера глава крайизбиркома Константин Бочаров вручил удостоверение кандидата в губернаторы Виктору Толоконскому.

ПОЗДРАВЛЯЕМ С НАГРАДАМИ!
Указом президента России ещё трое красноярцев получили государственные награды.

БОЛЬШЕ ГЛИНОЗЁМА И СОДЫ
На Ачинском глинозёмном комбинате планируют в 2014 году увеличить производство глинозёма на 2,7 процента по сравнению с показателем 2013 года.

В ЗЫКОВО РАСТЁТ НЕЗАКОННАЯ СВАЛКА
Специалистами красноярского управления Россельхознадзора вновь была проведена в Берёзовском районе проверка того, как общество с ограниченной ответственностью "Память-1" очищает захламлённые им земли, прилегающие к действующему полигону твёрдых бытовых отходов "Сосновый мыс".

ОДИН РЫБАК СПАСЁН, ЕГО ПРИЯТЕЛЯ - ИЩУТ
Отдых на реке Казыр обернулся для двух жителей Черногорска (Хакасия) опасными приключениями. Найти удалось пока только одного из пропавших мужчин.

ЖЁСТКАЯ ДЕЗИНФЕКЦИЯ ДЛЯ БОЛЬНЫХ ЧЕСОТКОЙ
Более 400 пациентов Енисейского психоневрологического интерната около недели спали на панцирных сетках без матрацев.

ПОДРОСТКИ "ПОИГРАЛИ" С РУЖЬЁМ
В селе Дзержинском 12-летний мальчик ранил из охотничьего ружья своего сверстника.

ПРОКУРАТУРА НАСТОЯЛА НА УЖЕСТОЧЕНИИ ПРИГОВОРА "БОРЦУ С КОРРУПЦИЕЙ"
Бывший сотрудник отдела экономической безопасности и противодействия коррупции МУ МВД России "Красноярское" Максим Кофман приговорён краевым судом к 3 годам лишения свободы и штрафу в 1 800 000 рублей.








Архив

Гидрометцентр России



Rambler's Top100







© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork