ЗАВЕТНЫМИ ТРОПАМИ ДЕДУШКИ ХО
Долго вертеть глобус перед началом отпуска не пришлось. Туристический азимут проложили на основе общесемейного опыта. Когда-то мы с женой учились в Иркутском институте иностранных языков имени Хо Ши Мина. Легендарного борца за независимость вьетнамского народа и за воссоединение коммунистического Севера с марионеточным Югом, находившимся в прошлом веке долгие годы под гнётом американского империализма. Так говорилось в ту пору в советских газетах.

Студенты же тогдашнего Иркутского иняза называли его просто дедушкой Хо. И, как выяснилось уже на земле Социалистической Республики Вьетнам, точно так же - дедушкой Хо - именуют сегодня отца-основателя и на его исторической Родине. Причём звучит это с неизменной уважительностью. Независимо от политических пристрастий собеседников.

Ну, в общем, понятно, что отправились мы с женой в итоге именно во Вьетнам. Студенческой юностью, знаете ли, маршрут навеяло. Да и неподдельной экзотики азиатской, понимаешь, лично и досыта хлебнуть захотелось опять-таки.

Фото с обезьянкой, или Бремя Белого Человека

Как и положено, на всяком курорте хорошо отлажена пляжная индустрия. Как в своё время в Сочи, к примеру, у кромки прибрежной волны постоянно и настойчиво предлагали сфотографироваться с обезьянкой. Или купить залакированную морскую ракушку. Однако пример Сочи, даже олимпийского, никому во Вьетнаме не указ. Во-первых, как просвещают белых и наивных заморских гостей загорелые аборигены, едва ли не все ракушки на сочинских пляжах имеют сейчас именно вьетнамское происхождение. А во-вторых, съёмками в объятиях с обезьянкой во Вьетнаме никого не удивишь. Уж слишком их, обезьян, диких и не очень, здесь много повсюду. А вот фото в обнимку с Большим Белым Человеком - это нечто куда как более ценное и престижное для невысоких и худеньких вьетнамцев.

Вот и я тоже сыграл роль этакого заменителя пляжной "обезьянки". Пока жена плескалась себе в тёплом, как парное молоко, море, меня на пляже очень даже недурственного парка аттракционов Vinpearl в Нячанге окружила стайка вьетнамских студенток. И, щебеча наперебой, они попросили меня с ними сфотографироваться. Большой Белый Человек, натурально, приосанился и по-отечески приобнял зардевшуюся от редкостной удачи барышню.

При этом в голове у меня молниеносно созрел беспроигрышный бизнес-план. А именно: фотографироваться на пляже за пару-тройку долларов. Как со студентками, так и с представительницами других местных социальных групп. В конце концов, ведь человек, создавший этот всегда переполненный аквапарк с гигантским океанариумом и самой длинной в мире канатной дорогой над морем, начинал когда-то всего-навсего с торговли "Дошираком". А чем я, собственно, хуже-то?

Но тут из моря вышла моя жена и подвергла мой коммерческий замысел публичному осмеянию.

А вообще, сразу предупреждают гиды во Вьетнаме, если вас, то бишь нас, "руссо туристо", в частности, на улице, на рынке или ещё в каком людном месте кто-то из местных вдруг погладит или даже ущипнёт, не переживайте чрезмерно. Это отнюдь не домогательства телесные. Просто у вьетнамцев есть поверье, что если коснёшься белого человека, то получишь частичку его богатства и удачи.

Вот и ко мне всё в том же парке Vinpearl, причём уже не на пляже, а перед катанием на слоне, подошёл широкозубо улыбчивый абориген, погладил меня по животу и радостно выпалил: "О, Будда!" "Тебе виднее, проницательный вьетнамский товарищ",- в ответ подумал я. И по-буддистски потрепал его по плечу.

Всенародная борьба с загаром

А вообще белый цвет кожи - заветная мечта подавляющего большинства тамошних смуглых дам. Поэтому когда по улицам движется поток мотобайков, то женщины за рулём, как правило, укутаны от солнечных лучей буквально с ног до головы. На лице непременная маска по типу респиратора. Как правило, ещё тёмные очки. На голове - шляпка, сверху - обязательная каска. Кофта с длинными рукавами, брюки до щиколотки, да ещё и с носками. На руках - нередко перчатки.

И это всё для того, чтобы, упаси господь, не загореть. Потому как светлая кожа, особенно в городах, - это показатель твоего социального статуса. Белизна означает, что ты не из бедной крестьянской семьи, не работаешь в поле, а трудишься в каком-нибудь престижном и большом магазине или работаешь в государственном или ещё каком-нибудь офисе. Понятно, что вся женская косметика при этом - с отбеливающим эффектом.

А купаются в море в одних трусах да на пляже жарятся в основном иностранцы. Местные, по сути, вообще не загорают, а купаются немного и зачастую - в одежде. Чтобы не сгореть на солнце "по-крестьянски".

Так что весьма забавно смотреть в 35-градусную жару на укутанных с ног до головы местных высветленных фемин. А ведь встречаются и ещё более экзотические варианты. Это когда в несусветную жару все заезжие бледнолицые обливаются потом, высунув язык - и смотрят на идущих мимо богатеньких модниц. На них куртки со вставками из натурального меха, а на лицах - ни капли пота. И это умом российским уж точно никак не понять.

"Неучтённые" люди

Зато понятно и завидно другое. Народ во Вьетнаме повсеместно улыбчивый и доброжелательный. Во всём ощущается умиротворённость какая-то, неспешность и гармония с природой. Особенно на юге страны.

Причём живёт-то народ в массе своей явно небогато. Зарплаты невысокие, тем более в деревнях. Это может быть и 100, и 150 долларов - в зависимости от провинции. 250 долларов - это уже считается хорошим заработком.

Наиболее престижна государственная служба, но попасть на неё далеко не просто. А вот вылететь - гораздо легче. К примеру, это происходит после рождения третьего ребёнка в семье. Так во Вьетнаме пытаются регулировать рождаемость. По примеру Китая, где государство практически запрещает заводить второго ребёнка. Вот и во Вьетнаме власти ссылаются на то, что площадь территории страны составляет 320 тысяч квадратных километров, тогда как население - аж около 92 миллионов человек.

Причём, как рассказывают местные гиды, эта демографическая статистика весьма приблизительна. Поскольку, мол, во Вьетнаме очень много, скажем так, официально неучтённого населения, людей без документов. Дело в том, что все ресурсы семьи, и прежде всего финансовые, направляются на старшего ребёнка. Любой ценой ему дают хорошее образование. Чтобы он потом мог получить хорошую работу и практически содержать родителей, материально помогать другим родственникам.

А если, например, есть возможность устроиться в милицию, то в таком случае материально "напрягается" уже весь род целиком. Потому как впоследствии все затраты окупятся с избытком. Ибо, не скрывают от иностранцев всё те же русскоязычные гиды, коррупция в стране цветёт пышным цветом на всех уровнях. Впрочем, разве ж нас, дорогих россиян, можно удивить коррупцией?

Однако вернёмся к демографии. Так вот, при родительской ставке на жизненные перспективы первого ребёнка второй получает уже гораздо меньше внимания и помощи. Ну а третий и вообще остаётся, по сути дела, ни с чем. Если он учится, то в государственной школе, где практически не дают никаких серьёзных знаний. В отличие от школ частных, где обучаются те, кто в дальнейшем нацелен на вузовское образование.

И вообще третьи отпрыски в семьях, как правило, будущего не имеют. Как не имеют даже документов. В силу чего государство их вроде как просто не замечает. И этим людям остаётся разве что поселяться в плавучих домах где-нибудь в дельте реки Меконг, где чуть ли не самая высокая плотность населения в Юго-Восточной Азии.

Эти злополучные "третьи" строят на реке незамысловатые хижины на бочках, разводят на продажу рыбу прямо в подводной клетке под своим домом и живут исключительно своим миром, крайне мало нуждаясь в мире внешнем. И производят на свет точно такое же "неучтённое" государством потомство, безо всяких документов. А легализоваться и выправить официальные бумаги такие люди могут, разве что пойдя на службу в армию.

Поэтому-то сведущие люди во Вьетнаме и утверждают, что на самом деле население страны составляет уже более 110 миллионов человек, а никак не 92. Вот такая занимательная демография.

Но при всём при том, хочется подчеркнуть ещё раз, вьетнамцы не хмурятся, не ворчат и не сетуют на бедность и прочие превратности судьбы. Как и подобает истинным буддистам, они не зацикливаются чрезмерно на сиюминутных проблемах быстротекущей жизни. Для них жизнь не линейна, а циклична. Вот они и не торопятся никуда.

Ну, лежит мусор у жилых домов, магазинов и вдоль дорог, так что с того? Во-первых, понемногу и иногда его всё-таки вывозят же. А во-вторых и в-главных - это же не самое важное в Богом данной жизни, в конце-то концов.

Поэтому и завидуешь по-хорошему жителям этой солнечной страны, что они не такие вечно угрюмые, хмурые и агрессивные, как мы. Хотя наш уровень жизни с их достатком никак не сравнить. Вот и получается, что и на самом деле-то далеко не всё измеряется одними только деньгами. Так что именно этой внутренней умиротворённости и гармонии с собой и окружающим миром у вьетнамцев и хочется искренне поучиться. Вот только вряд ли получится, однако.

Ешь питахайю, лобстеров жуй!

Кухня вьетнамская экзотична. Как, впрочем, и любая восточная. В каждой точке общепита - будь то "навороченный" ресторан в центре Сайгона или небольшое кафе в бывшем рыбацком, а ныне курортном посёлке Муйне, где мы жили в весьма приличном отеле Pandanus,- можно испробовать на зуб, пожалуй, всю местную фауну: от лобстера, улиток и акулы до змеи, черепахи, страуса и крокодила. Как самоиронично признают наши былые соратники по борьбе с американской военщиной, вьетнамцы едят всё, что двигается. А то, что не двигается, они вначале подвигают, а уже потом всё равно съедят. То же самое относится и к здешней флоре. Местный житель способен съесть практически всё, что растёт в местных лесах и на полях. Причём съесть с удовольствием.

К кому же, если не знать заранее, что именно принесут тебе в тарелке под пахучим соусом, то и никакого внутреннего предубеждения изначально не возникнет. Как известно, те же лягушки, к примеру, вполне напоминают курицу. А крокодилятину на непросвещённый вкус не отличить от суховатой говядины. И далее - по ассортименту блюд в меню.

Главное же то, что вьетнамцы всегда подчёркивают: это чужеземцы едят только для того, чтобы наполнить желудок. А вот они сами, южные дети природы, приём пищи сочетают с оздоровлением. И всё-то у них продумано. Съел травку - зрение улучшилось. Закусил зверюшкой - потенция усилилась. Так что не обжорства ради, а исключительно здоровья для.

Единственное, что неожиданно подкачало в последнее время, так это ситуация с лакомым фруктом Сердце дракона. Он же питахайя. Этот действительно очень вкусный и, говорят вьетнамцы, не менее полезный плод даёт круглогодичные урожаи. А самым крупным покупателем драконьего Сердца всегда был Китай. Но вот между китайцами и вьетнамцами начался территориальный конфликт из-за островов. Его хронику ежедневно излагают на местных телеканалах. И в результате Китай отказался закупать у Вьетнама эту самую питахайю. Цены на скоропортящийся фрукт резко упали. И теперь никто в стране не знает, куда девать урожай.

Впрочем, это уже большая политика.

Русский с вьетнамцем - братья навек?

Отношение к русским в стране и по сей день самое радушное. Что бы там ни было, а определяющая помощь СССР во время войны Вьетнама с США до сих пор не забыта. Правда, в музее той войны, находящемся в Сайгоне, когдатошней столице "проамериканского марионеточного режима", выставлены исключительно трофейное оружие и техника армии США. И ни малейшего материального присутствия советского вооружения. Как будто его во Вьетнаме никогда и не было. Дело всё в том, что любая историческая находка, имеющая отношение к советскому участию во вьетнамо-американской войне, и по сей день сразу же передаётся соответствующим российским структурам. Видимо, чтобы не будоражить историю.

Да и сами воспоминания о той войне уже изменились. И у вьетнамцев, и у американцев. Потомки штатовских морских пехотинцев во Вьетнаме задумчиво бродят по музею войны в Сайгоне. Заходят, в частности, в пресловутую Оранжевую комнату, которую не рекомендуется посещать детям и слабонервным. Из-за жутких фотоснимков военной поры. Словом, многое меняется, а жизнь продолжается.

И как бы хорошо ни относились здесь к россиянам, но в местных школах и вузах изучают уже не русский язык, а в основном английский. Да и социализма особого в стране уже не осталось. Особенно опять же на некогда побеждённом и присоединённом Юге. Хотя и по сей день генеральный секретарь ЦК компартии Вьетнама реально значимее номинального главы государства - президента. И всё же буддизм в сочетании с культом предков, как и следовало ожидать, в итоге оказался более жизнестойким, нежели партийная идеология. Хотя во Вьетнаме есть ещё и католицизм.

А в целом, несмотря ни на что, страна строится, развивается и растёт. Пока ехали из Нячанга, курортной столицы Вьетнама, в Муйне, практически на всём пути шли дорожные работы, укладывались водопроводные трубы. Правительство страны намерено быстро развить курортную инфраструктуру в этом регионе. А многомиллионный Сайгон и вообще превратить в крупнейший мегаполис Юго-Восточной Азии, ещё более притягательный для туристов со всего мира.

Россия тоже пытается нынче хотя бы частично вернуть утраченные во Вьетнаме позиции. Сейчас добывают совместно нефть, что уже поспособствовало возникновению класса "новых вьетнамцев". Росатом намерен строить здесь атомную электростанцию. Осталось, видимо, только местных специалистов хоть как-то подготовить для этого.

Впрочем, не стоят в стороне от дележа лакомых отраслей местной экономики и европейцы с американцами, и китайцы с японцами. И куда впредь качнётся маятник развития страны, пока что не вполне ясно.

Но в любом случае, думается, спустя время отдыхать во Вьетнаме будет ещё занимательнее. Хороший климат, роскошное Южно-Китайское море (которое сами вьетнамцы из патриотических соображений именуют исключительно Восточным), неизгладимая в памяти и желудке кухня... Да что ещё нужно человеку для счастья?

Ну, разве что всё-таки поразвивать пляжный бизнес в роли "обезьянки" для фото. Впрочем, этим наивыгоднейшим курортным ремеслом я твёрдо намерен заняться уже во время ближайшего приезда во Вьетнам. А пока что расширяю клиентскую базу и подбираю компаньонов. Так что айдате во Вьетнам, соотечественники, не прогадаете!


Юрий ЧУВАШЕВ. Красноярск - Нячанг - Фантьет - Муйне - Далат - Сайгон - Красноярск.

На фото: Знаковое украшение здания главного почтамта в Сайгоне - портрет Хо Ши Мина; Мотобайк во Вьетнаме - жизненная необходимость; Встреча цивилизаций: чамский монах и автор этих строк; Панорама вечернего Сайгона; Типичная ресторанная инструкция; Рынок в Муйне - сплошная экзотика.

Фото автора.



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:
ФИРМЕННЫЙ УЖУРСКИЙ СЕНОКОС
Кампания по заготовке кормов для животноводства в ряде районов края уже перешла экватор.

НЕ ДРУЖАТ ДОХОДЫ С РАСХОДАМИ
Жители дома номер 60 на улице Щорса в Красноярске получили отчёт управляющей компании "Жилбытсервис" за 2013 год, в котором обнаружили многократно завышенные денежные суммы, потраченные якобы на управление домом.

ДЕНЬГИ, "ПАХНУЩИЕ" СРОКОМ
В Красноярске задержаны трое уроженцев Закавказья, распространявших фальшивые деньги.

ГОНКИ НА ВОДНЫХ ТРАССАХ
В выходные, 26 и 27 июля, в Красноярске состоится чемпионат России по водно-моторному спорту в гонке на 10 миль.

КОРОТКО
Вчера покинул свой пост начальник агентства по управлению государственным имуществом Красноярского края Алексей Колович. Он занимал его с декабря 2011 года.








Архив

Гидрометцентр России



Rambler's Top100







© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork