ЧЕЛОВЕК С ЖЕЛЕЗНЫМ ОЛЕНЕМ
Легенду о человеке с железным оленем впервые услышал я на Таймыре.

Тундра плела сказочно-яркий ковёр из цветов, сияла голубыми глазами бесконечных озёр, полнилась гомоном перелётных птиц. На берегу небольшой речушки потрескивал костерок, и старый ненец негромко поведал ту легенду.

- Я не знаю, где кончается правда и начинается вымысел,- сказал житель Севера.- Но такой человек с железным оленем проходил по нашей тундре. Отец рассказывал...

Потом - Ленинград. Музей Арктики и Антарктики. Здесь-то я и повстречался с "железным оленем", на котором ехал человек по полярному кругу, по снежной тундре. Это был обыкновенный... велосипед.

Но где его хозяин сейчас? Что сделал он, удивив северных людей, людей большого и неподкупного мужества? Почему, наконец, пресса тогда, в 30-е годы, обошла молчанием этот, забегая вперёд, скажу - подвиг?

И судьба свела меня с этим человеком.

...Был летний день 1964 года. На одной из улиц Хабаровска, где я в то время собкорил от газеты "Советская Россия", стоял "Москвич", который обступили горожане. На ветровом стекле машины была надпись: "Камчатка - Москва - страны народной демократии". А возле машины стоял уже немолодой её хозяин - Глеб Леонтьевич Травин.

Мог ли я пройти мимо? Познакомившись, я затащил его к себе. Проговорили полдня. И выяснилось, что это тот самый человек с "железным оленем". Ему только что "стукнуло" шестьдесят. Но железный организм не сдаёт, и врачи сказали: можно отправляться в новое путешествие.

Травин - человек с душой поэта и романтика. Кому бы другому в голову взбрело зачерпнуть из Тихого океана в бутылку морской воды и везти к берегам Балтики, и там опорожнить её? Со стола, за которым отмечался его юбилей, он прихватил две бутылки шампанского и повёз этот добрый напиток себе на родину - в Псков...

Меня же интересовало другое. И вот что я узнал.

В конце двадцатых годов на Камчатке поселился псковитянин Глеб Травин. Прибыл он со своими друзьями на "край Земли", отслужив на западной границе и уволившись в запас. Это был, как его окрестили в Петропавловске-Камчатском, "двужильный человек". Много лет тренировал он свой организм: учился долго жить без пищи, не терять бодрости в пятидесятиградусные морозы, не дичать в одиночестве, не умирать от жажды... Была большая цель. К осуществлению её и готовил себя Травкин.

На Камчатке встретил девушку. Женился. А 10 октября 1928 года отправился в путешествие. Решил на велосипеде проехать по границам Советского Союза, включая всё Заполярье. По замкнутому кругу.

Незадачливые люди подтрунивали над женой: сбежал, не вернётся. Другие сетовали: вот чудак-человек, сбежал от своего счастья. Были и такие, что прочили ему неминуемую гибель во льдах северных морей, в тундре, где иди хоть сто вёрст - не встретишь ни души.

Но Травин вернулся. За три года исколесил он необъятные границы страны. Среднеазиатские пески секли лицо этого мужественного человека. По нескольку суток во рту не было, что называется, ни маковой росинки. А когда попадался арык, когда можно было вволю утолить жажду, человек говорил сам себе: не сметь! Выпил положенных тебе три глотка - и баста.

Это спасало.

Уже в Мурманске, куда Травин прикатил через год, его нагнала легенда: идёт-де по Карелии человек, не боится ни болот, ни чащоб, ни зверя лесного.

Докатилась молва и до одного врача, любителя приключений, который прикатил в Мурманск взглянуть на советского землепроходца.

- Вас, батенька, на два века хватит,- заметил врач после осмотра Глеба.

Но самое трудное было впереди. Из Мурманска Травин взял курс на восток...

...Я рассматриваю походный паспорт-регистратор Глеба Леонтьевича. С ним он не расставался никогда. В нём более двухсот пятидесяти подписей и печатей руководителей либо райисполкомов, либо других организаций, через которые пролегал его путь. Мы подсчитали: получалось, что Травин "намотал" 85 тысяч километров.

О многом говорит этот документ. В густонаселённой местности отметки делались довольно часто. В Каракумах человек терялся в песках порой на десятки дней. Месяцами не знали о нём на Севере.

Так, 3 апреля 1930 года председатель Большеземельного кочевого самоедского Совета удостоверил подписью и печатью прибытие Травина в селение, а следующая отметка - Вагачский островной Совет - датирована 24 мая. До ледокола "Ленин", на палубу которого поднялся путешественник, Глеб добрался почти через три месяца - 20 августа, а 14 сентября остановился в Карасинском родовом Совете Туруханского района нынешнего Красноярского края.

Месяцами "белое безмолвие" окружало смельчака. Порою он пробирался по льдам, неся на себе велосипед, питался свежей рыбой, тюлениной, медвежатиной, морил жажду снегом или солёной водой. В рюкзаке был неприкосновенный запас - десяток плиток шоколада и галеты. Это для самой критической минуты. Спал на снегу.

Передо мной копия письма пятидесятилетнего северянина Степана Александровича Баранкина камчатскому журналисту Александру Комаровскому, упомянувшему в "Известиях" в короткой заметке имя Глеба Травина. Он пишет, что оленеводы Таймыра на своём пути увидели странную фигуру, необычно одетого человека с ещё более необычным предметом.

"В паническом суеверном страхе оленеводы прискакали ко мне. Их сбивчивый рассказ не дал мне ничего, кроме того, что в дикой тундре человек, а это уже ЧП".

Далее он пишет, что, расспросив оленеводов, отправился к тому месту с доброй упряжкой оленей, подстегнув сзади лёгкую нарту. Навстречу ему тяжело ковылял человек, толкая пред собой велосипед. Он пробыл у Баранкина три дня.

"Эти три дня - большая книга,- говорится далее в письме,- которой я никогда не читал. Сколько удивительных рассказов. Куда там Джек Лондон! От прекрасных оленей-скакунов человек с велосипедом отказался, а вот нарту взял".

Полярный лётчик Борис Григорьевич Чухновский в своём письме, которое показал мне Травин, писал более определённо: "Травин был на Диксоне, очевидно, в 1930 году. Это я могу подтвердить..."

О подвиге Травина сообщил командующий полярной авиации Герой Советского Союза Марк Иванович Шевелёв. Доктор географических наук профессор Николай Иванович Евгенов рассказывал в своём письме о встрече с Глебом в бухте Варнека, что на Югорском шаре, он тогда обеспечил путешественнику переезд на одном из судов через Карское море до Диксона.

В дорожном паспорте Травина значится, что 11 июля 1931 года он был в Уэлене, о чём свидетельствует печать Северного туземного РИКа. Вскоре молодёжь Уэлена установила на мысе Дежнёва знак в честь похода Травина.

Я видел фотографию этого знака. Он был собран из металла, навешенного на огромный пирамидальный камень. Наверху - металлический флаг с надписью: "СССР". По камню вырублено: "Турист-путешественник на велосипеде Глеб Травин. 12.VII.1931".

Почему же тогда, в конце двадцатых - начале тридцатых годов, имя Травина было почти не замечено? Маленькая информация в "Известиях" - и всё. А ведь подвиг, совершённый Травиным, вряд ли уступает научному подвигу обитателей "Кон-Тики" или путешествию француза Алена Бомбара на резиновой лодке через Атлантику. Наконец, нашему Конюхову!

Русский Травин, как и норвежец Тур Хейердал - один на суше, другой в море,- доказали, что человек может выживать и в экстремальных условиях. Не случайно мы, участники Великой Отечественной, проводя дни и ночи на снегу - не болели.

Вот об этом я беседовал с Травиным в Хабаровске. Он - вечный романтик - предпринял новое путешествие, и на этот раз отказывая себе во многом.

Ну а что касается крайне скудной информации на переломе 20-х и 30-х годов об... ещё раз повторю - человеческом подвиге Глеба Травина, то мы в беседе пришли к выводу: время было чрезвычайно горячее. И всё внимание уделялось Днепрогэсу, Магнитке, многочисленным заводам, коллективизации сельского хозяйства.

В народе говорят: лучше поздно, чем никогда. Думаю, и сейчас, по прошествии многих десятков лет, интересно будет вспомнить о человеке с железным оленем. Время романтиков и в трудную пору не завершается.


Игорь ГРЕБЦОВ, журналист, писатель, внештатный корреспондент "Красноярского рабочего". Москва.



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:
СИБИРСКИЕ ЭКОЛОГИ ВСТУПИЛИСЬ ЗА АРХАРОВ
Межрегиональная благотворительная общественная организация "Сибирский экологический центр" ("Сибэкоцентр") направила министру природных ресурсов РФ Сергею Донскому письмо, в котором просит пересмотреть решение о выводе алтайского архара (аргали) из Красной книги и разрешении охоты на этот вид.

ДОРОГА ВОКРУГ КАНСКА СТОИТ ДЕНЕГ
Уже первого августа управление автодорог "Байкал" (входит в Росавтодор) подведёт итоги конкурса на строительство автомобильного обхода города Канска, о чём сообщает сайт госзакупок.








Архив

Гидрометцентр России



Rambler's Top100







© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork