ИСКУССТВО ЖИТЬ ДОСТОЙНО
"Живёте в России, добились успеха и хотите, чтоб вам простили этот успех? Не выйдет! В лицо вам будут улыбаться и поздравлять, а в спину - плевать! Но не обижайтесь на них: если вам плюют в спину, значит, вы идёте вперёд! С чем и поздравляю!" - так сказала однажды великая актриса Людмила Гурченко.

Служили три товарища...

...Летом 1952 года мы, трое товарищей, выпускники Каптырёвской средней школы Шушенского района Красноярского края, директором которой был истинный интеллигент, фронтовик-инвалид Павел Прохорович Турманов, закончили 7 классов и поступили учиться в Шушенский сельскохозяйственный техникум имени Ленина.

В одной просторной комнате общаги жили тогда 18 крестьянских парней. Недавно закончилась война, голод, хлеба нет, из пищи - только варёная картошка. У одного из нас нашлась дома подержанная книжка Мишеля Монтеня "Об искусстве жить достойно", и читали её все с большим интересом. Тогда же решили: закончим техникум - будем жить и работать достойно памяти своих отцов, погибших на войне с Гитлером.

Сашка Макулов стал инженером в Хакасии. Он построил в Абакане завод по переработке павших животных на мясокостную муку для птицефабрик и имел большой успех. В то время в степях Хакасии паслись неисчислимые стада овец и баранов, были частые падежи скота, потравы волками... Крытые спецмашины подбирали туши павших и увозили на завод в переработку.

Павел Павлович Форис был направлен руководством Шушенского района механиком в Иджинский колхоз имени Сталина. Он пахал и сеял, собирал высокие урожаи хлеба.

А я, бывший детдомовец, пожелал учиться дальше. Вместе с Володей Рожковым мы поступили в Красноярский юридический институт. Заметьте, техникум и институт - всё это бесплатно, ещё и стипендию платили. Небольшую, но на хлеб с водой хватало.

Володя Рожков где-то затерялся в большом городе, а я стал адвокатом на мелькомбинате. После, когда был развален Советский Союз и пришёл в Россию капитализм, я организовал в Москве собственное юридическое агентство "Прометей" и возглавил его.

Многие воспитанники Павла Прохоровича Турманова крепко укрепились в жизни, служили честно людям, не воровали, жили достойно. Бывая в Москве, друзья останавливались у меня. Тогда я в шутку за чаем наставлял: "Братцы, если что - обращайтесь! Я же теперь независимый адвокат, всегда приду на помощь любому из вас, если кто кому помешает жить достойно!" Все смеялись и разъезжались по вотчинам.

Павел Павлович Форис в совершенстве освоил занятия деда своего Ивана Кузьмича и отца Павла Ивановича - пчеловодство и достиг высоких результатов. Он организовал в Шушенском районное общество пчеловодов и более 10 лет вёл "Школу пчеловодства" в красноярской газете "Сады Сибири". Награждён за успехи медалью национального Союза пчеловодов, которую вручили ему в Москве на ВВЦ (ВДНХ), в той же столице отмечен знаком "Золотой фонд прессы" за свою "школу".

Не думал и не гадал Павел Павлович, что правильной его жизни на старости лет (11 марта 2014 года ему исполнилось 80) помешает бывший милиционер, который по закону и совести должен бы всячески поощрять пчеловода-любителя за его труды и успехи. Он же обрушил на него в правоохранительные органы серию клеветнических заявлений и ложных доносов, подверг порядочного человека, отличного семьянина и труженика судебному преследованию.

Не дай Бог никому быть под следствием и судом, а вот П. П. Форису пришлось всё это перенести. В разгар следствия он обратился за помощью ко мне в Москву, и мы всем обществом "Прометея" по телефону, за тысячи километров, консультировали пчеловода и пенсионера, как ему защититься и уберечься от бывшего "законника" из Шушенского РОВД.

Ложный донос

Более полугода длилось уголовное преследование Павла Павловича Фориса прокуратурой, полицией, мировым и Шушенским районным судами. И всё лишь потому, что он осенью 2013 года опубликовал в газете "Сады Сибири" заметку "Нужны ли пчёлы в саду?", а ещё раньше - в мае - его статья "Из сада изгоняют пчеловода" появилась в "Красноярском рабочем".

Немного - о предыстории публикаций. Весной 2013 года старики-правленцы шушенского садоводческого товарищества N 1 выбрали своим председателем бывшего майора милиции Анатолия Ефремова. Майор он отставной, но служит юристом в местном ЖКХ.

В то время в районной газете "Ленинская искра" на первой полосе появился материал "Не называйте нас ворами, не все в Шушенском воры". Речь шла о предполагаемом хищении жителями электроэнергии. Первым среди обвинителей значился, конечно же, Ефремов. В милиции он работал следователем, ходил в гражданской одежде, и у него "подозревались все". То есть все были воры, одна милиция честная - таков сюжет заметки.

26 декабря 2012 года при двух свидетелях Ефремов, будучи и. о. председателя садоводства, припомнил П. П. Форису на его дачном участке N 162 историю, произошедшую в далёком 1980 году. Он обвинил знаменитого пчеловода в воровстве денег из кассы шушенского фотосалона и сделал вывод: "Значит, ты и здесь мог воровать - электричество!"

Смущённый откровением бывалого опера, Форис стал доказывать, что украсть в то время хотя бы копейку из кассы было невозможно, так как работал он фотографом салона по квитанциям, выдаваемым кассиром. Фотокарточки с негативов Фориса делал лаборант Баранов, а выдавала их по квитанциям опять же кассир Нина Егоровна Мозолёва. Ну, никакие деньги не шли через руки Павла Павловича!

Но опер злобно махнул рукой: "Брось темнить! За что же тебя тогда судили?!" Судили по доносу начальника ОБХСС "товарища" А. К. Семёнова, с которым был дружен Ефремов. Суд оправдал П. П. Фориса по статье 5 части 2 УПК РСФСР.

Но Ефремов уверен, что воровство всё-таки было. Он приготовил для нового, уже в наши дни, суда ксерокопию заметки "Алчность" из "Ленинской искры" от 24 декабря 1981 года за подписью заместителя начальника райфо Людмилы Петровны Грунтовой. Как выяснилось в суде, там не было ни одного слова правды.

"Но ты легко отделался тогда!" - заявил пчеловоду-дачнику Ефремов. И, оттолкнув хозяина, ворвался в его жилой дом, чтобы проверить счётчик. Уехал, правда, ни с чем: воровства электричества не обнаружил.

27 мая 2014 года в заседании мирового суда при подсудимом П. П. Форисе Ефремов 2 часа демонстрировал судьям и свидетелям медали и ордена за свои подвиги, совершённые в качестве следователя РОВД. Павел Павлович, ложно обвинённый Ефремовым в клевете, прикинул в уме: скольких же граждан упрятал за решётку этот опер, если столько раз был награждён начальством!

Что касается сути дела, то никакой клеветы в отношении Ефремова пчеловод не позволял. В материалах, опубликованных в газетах, лишь изложил то, что от него услышал: "Убирай своих пчёл из садоводства за его пределы! Закон в Интернете от 15 апреля 1998 года запрещает содержать пасеку пчёл в общественном садоводстве!" Нагло врал председатель: такого закона нет, не было и не могло быть!

Свою любительскую пасеку Павел Павлович содержит со дня основания садоводства в 1968 году и ни от кого никогда никаких замечаний не имел относительно пчёл: ни одна его пчела за эти годы никого из дачников не ужалила. Сорок председателей сменилось. Всякие это были люди. Но только сорок первый приказал Форису убрать пчёл с участка. Им, сорок первым, стал бывший мент Ефремов.

Соседка, слышавшая явно незаконное распоряжение, после отъезда председателя подошла к пчеловоду и сказала: "Да дал бы ты ему 3-литровую банку мёда, он бы и отстал!" К сожалению, Зоя Ивановна на 75-м году жизни умерла прямо на грядках от инфаркта, и подтвердить это уже не может...

Но распоряжение грозного начальника - убирай! - осталось в силе. И как защититься от произвола? Павел Павлович решил изложить историю встречи в газетах "Красноярский рабочий" и "Сады Сибири", внештатным корреспондентом которых является много лет и имеет на руках соответствующие удостоверения.

"Нужны ли пчёлы в саду? - спрашивал в одной из заметок Павел Павлович и сам же отвечал: "Обязательно! Несомненно!" - сказал бы любой человек (если он не дурак, конечно). Ведь без пчёл не будет опыления цветов, а значит, и яблок, ягод, огурцов и других плодов и овощей".

Председатель Ефремов в выражении "Если он не дурак, конечно" усмотрел в свой адрес оскорбление: Форис якобы назвал его дураком, чем унизил председателя и человека! После, в судебном заседании, судьи не нашли, что это выражение адресовано автором именно Ефремову. Они пришли к выводу, что оно обращено к неизвестному, необразованному человеку, читателю газеты из толпы, ничего не понимающему в природе и садоводстве (есть, увы, и такие).

"Истец Ефремов,- сказано в судебном исследовании,- сам назвал себя оскорбительным словом, и это его личное право, а в публикации об этом нет и речи".

Уголовное преследование П. П. Фориса по заявлению Ефремова началось в декабре 2013 года, когда он, озлобившись из-за публикаций, накатал заявление в шушенскую прокуратуру "за подрыв чести, достоинства и деловой репутации председателя клеветой в печати". Дескать, не давал он такого распоряжения - изгнать пчеловода с пчёлами из садоводства N 1, это клевета, и он требует строго наказать клеветника!

В районной прокуратуре внимательно изучили статью Фориса "Нужны ли пчёлы в саду?" и в возбуждении уголовного дела в отношении автора отказали: ну, не нашли они в публикации никакой клеветы!

Тогда взбешённый садоводческий председатель переписал заявление и адресовал его в мировой суд, требуя уголовного наказания "клеветника". Мировой - он потому так и называется, что должен мирить граждан, а уголовно преследовать их за правонарушения ему не позволено законом.

Удивительно, но судья 133-го участка Шушенского мирового суда возбудила уголовное дело о клевете в печати по частному заявлению Ефремова, и Форис стал "подсудимым", получив соответствующий документ из суда. Но прежде судья попыталась примирить враждующих. Павел Павлович на примирение согласился. Ефремов взревел: "Нет! Только уголовное наказание за клевету!" И как бывший спец в уголовных делах расписал судье статьи и пункты Уголовного кодекса РФ, по которым надо привлечь пенсионера-клеветника Фориса...

Повестки, вызовы в суд, допросы, заседания... После расследования мировой суд "дело о клевете" прекратил, но в законченном виде переслал его в шушенскую прокуратуру "для решения по существу" по статье 128.1, часть 2 которой - "Клевета, содержащаяся в публичном выступлении" - предусматривает штраф до одного миллиона рублей или 240 часов принудительных работ..."

Прокурор, согласно закону, "дело о клевете" в печати передал в шушенскую полицию. Участковый офицер Н. С. Морозов неоднократно допрашивал П. П. Фориса на предмет, как он клеветал (зачем, почему) на Ефремова. Убедившись, что никакой клеветы в статье нет, уголовное дело прекратил, о чём известил подозреваемого Фориса и прокуратуру.

Ещё не закончил "дело о клевете" мировой суд, а Ефремов уже настрочил два заявления в Шушенский районный. Помогал ему адвокат П. Н. Швец - за 6 000 рублей. В исках были выставлены требования взыскать за переживания, обиды и моральный вред с редакций газет "Сады Сибири" и "Красноярский рабочий" по 100 000 рублей, а с Фориса, их нештатного корреспондента, 200 000 рублей, и чтоб все они в этих газетах раскаялись и опубликовали опровержения своих неправедных поступков в отношении его, делового председателя садоводства N 1.

8 мая 2014 года в местной газете "Ленинская искра" появилась небольшая заметка "В иске отказано". В ней говорилось: "Судьи Шушенского районного суда Л. Н. Мальцева и Д. Я. Шефер не нашли в публикациях П. П. Фориса признаков клеветы, никаких попраний чести, достоинства и деловой репутации Ефремова и отказали ему в полном объёме в исковых требованиях к газетам "Сады Сибири", "Красноярский рабочий" и корреспонденту Форису П. П., полностью оправдав последнего".

Решения суда вступили в законную силу. Подписи судей, штемпель, число, месяц, год. Что же это означает?

Кому быть теперь подсудимым?

Первое: мною как юристом усматривается ложный донос А. А. Ефремова в правоохранительные органы о совершении преступления (статья 306 УК РФ) - а это штраф до 120 000 рублей либо 2 года исправительных работ. А по части 3 этой статьи, что и было в деле "о клевете в печати",- срок до 6 лет лишения свободы. И подсудимым теперь точно может стать Анатолий Андреевич Ефремов, если пострадавший от его доноса П. П. Форис подаст заявление на него в суд.

Второе: ложным доносом П. П. Форис был измотан на допросах в судах и полиции. Ему, безобидному 80-летнему пчеловоду-любителю, на старости лет выписан документ "Лист подсудимого" с указанием прав и обязанностей. И всё по причине ложного доноса бывшего майора шушенской милиции Ефремова, который отлично знал, что делает, поскольку по сей день служит юристом в ЖКХ - то есть это специалист по законам, который хорошо в них разбирается.

Такому не может быть прощения. Это был умышленный ложный донос с целью убрать с дороги руками правоохранителей неугодного ему человека.

27 января 2014 года подсудимый П. П. Форис после судебного заседания мирового суда был доставлен скорой в терапевтическое отделение Шушенской райбольницы, врач зафиксировала у него давление крови 212/110, пульс 85. Возник риск инсульта и парализации. "Но этого почему-то не произошло,- сказала заведующая отделением Олина.- Природа подарила вам возможность ещё пожить. Цените это".

Думаю, за покушение на здоровье П. П. Фориса необходимо подать судебный иск Евремову на те 200 000 рублей, какие он намеревался взыскать с Павла Павловича за клевету, которой не было. И это будет справедливо - попытаться восстановить здоровье бывшего подсудимого за счёт бывшего майора милиции. Все юридические документы в наличии. Надо только П. П. Форису обратиться к адвокату, чтобы он дал делу законный ход.

Но и это ещё не всё!

А не всё потому, что жадный до денег председатель Шушенского садоводства N 1 Ефремов из корыстных побуждений обвинил заодно с автором материалов "Из сада изгоняют пчеловода" и "Нужны ли пчёлы в саду?" редакции газет "Сады Сибири" и "Красноярский рабочий". Обвинил в умышленной клевете на него и за свои "страдания и переживания" попросил суд взыскать с редакций компенсации по 100 000 рублей в его пользу.

Я уже упоминал, что Шушенский районный суд не нашёл в публикациях клеветы, оправдал автора заметок Фориса П. П. и отказал истцу Ефремову взыскать с редакций по 100 000 рублей за якобы нанесённый ему моральный вред. Решения суда вступило в законную силу.

Простой человек, не обученный юриспруденции, может совершить нарушение закона случайно, под впечатлением обстоятельств. Специалист в юриспруденции, коим является Ефремов, всегда в своей деятельности поступает умышленно, за что, на мой взгляд, должен караться строже.

Ефремов лгал на редакции газет специально, обвиняя их в клевете. Клеветы суд не нашёл. И если редакции предъявят Ефремову иски не по 100 000 рублей, как это сделал он сам по отношению к каждому СМИ, а самое малое - по 500 тысяч, это будет справедливо. И нет сомнения, что суд взыщет с председателя-клеветника миллион в пользу редакций, пострадавших от ложного доноса юриста ЖКХ.


Альтаир КИЕВСКИЙ, адвокат. Москва.

На фото: 80-летний Павел Форис в период судебного преследования: никто не может так успокаивать нервы, как кот Марик. 22 апреля 2014 года - победа добра над злом! П. П. Форис с внуками - 14-летним Никитой (слева) и 4-летним Матвеем празднуют оправдательный приговор суда. Дед Паша в честь этого предоставил им денежную копилку: здесь всем хватит на конфеты!

Фото Натальи МУЛЫК.



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:
СИБИРСКИЕ ЭКОЛОГИ ВСТУПИЛИСЬ ЗА АРХАРОВ
Межрегиональная благотворительная общественная организация "Сибирский экологический центр" ("Сибэкоцентр") направила министру природных ресурсов РФ Сергею Донскому письмо, в котором просит пересмотреть решение о выводе алтайского архара (аргали) из Красной книги и разрешении охоты на этот вид.

ДОРОГА ВОКРУГ КАНСКА СТОИТ ДЕНЕГ
Уже первого августа управление автодорог "Байкал" (входит в Росавтодор) подведёт итоги конкурса на строительство автомобильного обхода города Канска, о чём сообщает сайт госзакупок.








Архив

Гидрометцентр России



Rambler's Top100







© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork