ТОЛЬКО НЕ ВЕРЬТЕ В СЛУЧАЙНОСТЬ
Журналистские расследования Мирославы Демьянчук мы читаем всей семьёй, соседям даём почитать. Журналистка берётся за сложные, злободневные темы. Но, несмотря на доказательность и очевидность описываемых событий и фактов и даже открытых правоохранительными органами уголовных дел, нет конечного результата. Я, например, слежу, чем закончатся громкие истории с формальдегидом в краевой больнице и повторным использованием одноразовых изделий в федеральном кардиоцентре. Похоже, большим пшиком, если даже "Красноярскому рабочему" при большой поддержке читателей со всей страны не удалось вернуть на место горельеф великого красноярского учёного и хирурга Александра Дыхно. Хотелось бы знать, что думает по этому поводу сам автор?

Николай КИРИЛЛОВ.

Емельяново.

Чтобы человеку хотелось работать ещё лучше, ему необходимо видеть результаты своего труда. Для строителя, например, это красивый и крепкий дом, для учителя - умный и воспитанный ребёнок, а для меня, журналиста, главная мотивация к написанию нового очерка, статьи или журналистского расследования - тоже видеть результаты своего далеко не простого труда.

Позвонила Светлана Шелякина и плача сказала: "Спасибо вам и газете, что помогли отстоять квартиру для нашей семьи!", и у меня словно крылья выросли. Я понимала, что без общественной поддержки молодой семье вряд ли бы удалось выиграть этот сложнейший бой, когда правоохранительные органы делали все мыслимое и немыслимое, чтобы фактическую ответственность за прихватизацию государственной квартиры несли не те, кто совершил это преступление, а молодая, ни в чём не повинная семья. Кроме "Красноярского рабочего", подключилась к теме и ТВК.

Первой сдалась прокуратура - отказалась от своего же иска. Но собственник - мэрия Красноярска - твердил без устали одно и то же: не важно, кто отобрал у города квартиру, главное - вернуть нам своё имущество. Но уже в краевом суде та же администрация придерживалась другого мнения: пусть Шелякины спокойно себе живут в бывшей муниципальной квартире, а мы будем требовать возмещения ущерба от того, кто незаконно прибрал квартиру к своим рукам и нажился.

Здравое решение, но сколько нервов и переживаний это стоило молодой семье, пока власть не дозрела до мысли, что её задача - защищать интересы Шелякиных, а не воров и подонков. Иначе может наступить момент, когда добропорядочные граждане зададутся вопросом: а зачем нам такая власть, которая служит прикрытием для казнокрадов и разных других махинаторов?

Показатель того, что подобное может свершиться: люди ищут правду не в чиновничьих кабинетах, не в судах, прокуратуре или полиции, а в газете. В государстве, для которого на первом месте закон, подобного не должно быть в принципе.

На что наши земляки надеются? Газета напечатала - правда восторжествовала? Может, где-то ещё можно найти наивного человека с подобными мыслями, а вообще-то сегодня люди обращаются в редакцию газеты "Красноярский рабочий" по двум главным причинам.

Первая - создать общественное мнение вокруг проблемы, чтобы общими усилиями переломить ситуацию в свою пользу. Сколько усилий требуется приложить, чтобы этого добиться, многие знают. Не всегда они приносят победу, как случилось с Шелякиными.

Вторая причина, почему люди ищут правду в газете: ими движет желание "выговорить" свою беду и разделить её поровну на всех. Если тебе сочувствуют, значит, поддерживают - значит, ты прав, и это придаст тебе силы.

Я же хочу вернуться к истории, которая не даёт мне покоя: унижение и оскорбление памяти великого врача Александра Дыхно. Благодаря своей работе в краевом медицинском журнале знаю, каким несметным интеллектуальным богатством обладала и обладает краевая медицина. Но всё же Александр Михайлович стоит как бы особняком в силу многогранности своего таланта.

Напомню: в 26 лет он стал доктором медицинских наук. Фактически нет такого раздела хирургии, где бы не было его вклада. Первая в мире операция на печени. Серьёзные научные исследования по природе рака. Первые операции на сердце в Зауралье, при этом одна из них была выполнена им в Красноярске во время Первого Всероссийского пленума хирургов в присутствии ведущих специалистов страны. Следовательно, от него в Сибири и на Дальнем Востоке пошла кардиохирургия.

Перечень открытий и достижений Дыхно немал. В Красноярске он прожил каких-то неполных семь лет, но оставил такой след, который не затёрт в памяти людской и через 57 лет после его смерти. Это стало очевидным по реакции общественности всей страны на публикации "Красноярского рабочего" по поводу необъяснимого, как тогда казалось, исчезновения горельефа учёного и хирурга из холла главного корпуса краевой больницы. Дали свою негативную оценку врачи, учёные - все, кто знает, сколько привнёс в нашу медицину этот талантище.

Но оказалось, что имя Александра Михайловича священно и для многих людей, которые не имеют отношения ни к науке, ни к практической медицине. Во многих семьях нашего края свято берегут память о человеке, который творил чудеса исцеления с их родными и близкими. Уже в третьем поколении хранятся эти удивительные истории о жизни человека, которому природой было отпущено всего 46 лет, но дано так много сделать.

После публикаций о судьбе горельефа не было ни одного отзыва, который бы поддержал решение власти убрать его с самого людного места в краевой больнице. Ну а власть сама-то как? Упорно стоит на своём.

Может, уже пора перестать показывать свою силу над народом через подобные решения, противоречащие логике и изобличающие невежество и необразованность тех, кто дорвался до власти и видит в себе чуть ли не помазанников божьих?

Ситуация получилась какая-то идиотская: после капитального ремонта краевой больницы в огромном холле хирургического корпуса не нашлось и половинки квадратного метра на любой из шести колонн для того, чтобы вернуть горельеф и памятную доску туда, где они висели столько лет.

До этого главные врачи менялись, но никому даже в голову не могло взбрести тронуть память великого хирурга. Более того, они гордились, что именно в краевой больнице сделал свои главные открытия Александр Михайлович. Всё было так логично и понятно: главный корпус - это хирургические отделения. Дыхно своим присутствием в холле продолжал заниматься воспитанием и образованием студентов и молодых врачей. Дыхно - это была для многих та планка, до которой стремились дотянуться.

Но вот явился неофит из чиновничьей среды, который если и войдёт в историю краевого здравоохранения, так только тем, что закупил для сосудистого центра томографы по немыслимо дорогой цене, да ещё модернизацией краевой больницы доруководился до такого состояния, что врачи и пациенты теперь хорошо знают, как воняет фенол с формальдегидом и какая угроза для их здоровья прячется за этой вонью.

Не думаю, что этим завершится список "добрых" дел Е. Е. Корчагина. Ведь нам всем известна истина: раз попал человек в правящую обойму, то это на всю жизнь, несмотря на все скандалы вокруг его деяний.

Когда умер великий Дыхно, Е. Е. Корчагина не было даже в проекте - следовательно, они никак не могли перейти друг другу дорогу. Так из-за чего скандал? Неужели из-за того, что при капитальном ремонте к холлу пристроили туалет для посетителей, да вместо нескольких буфетиков в торце здания сделали один кафетерий?

Все понимают, что это из разряда "абы была причина". Ведь на одной из центральных колонн нашёл своё место рекламный плакат частной страховой компании. Да это и понятно: руководитель этой компании возглавляет общественный совет больницы. Нужный человек, надо уважить его бизнес. Ну а горельеф, чтобы эта нудная общественность отцепилась, прибили в полутёмном, вечно пустынном коридоре верхнего - девятого - этажа.

Борьба за возвращение горельефа на второй этаж дошла до Москвы. Бывшие руководители Красноярского края В. И. Долгих, П. С. Федирко, Н. П. Силкова пытались заступиться за память А. М. Дыхно. Письменно и устно. Знаю, что Н. П. Силкова просила лично Л. В. Кузнецова вернуть горельеф на место.

Кузнецов ответил ей жёстко и однозначно: туалет, кафетерий! Ответ руководителя администрации губернатора С. А. Пономаренко сенатору В. И. Долгих мы публиковали. Всё то же: туалет и кафетерий! Тогда поместили в газете фотографию холла, чтобы всем было понятно: власти предержащие просто издеваются над памятью и нашей историей.

Я задалась вопросом, что же стоит за невероятной упёртостью наших чиновников? Неужели просто желание доказать свою силу? Кажется, это было бы слишком мелко. Причина в другом: им нужно покорное безмозглое "население", которое имело бы один свет в окошечке - власть и правящую партию. И никаких анализов и выводов. Нимбы вокруг своих голов они и так уже видят. Осталось превратить нас в животное стадо без истории и родных корней. Ошибаюсь? Хотелось бы.

Давайте вспомним, кто из нынешних чиновников публично сказал доброе слово о том, что сделал для нашего края, скажем, П. С. Федирко. Не слышала. Причина понятна: Федирко столько создал, что мы всё уничтожаем, а до конца разрушить настроенное поколением Павла Стефановича не можем. Вот уже долгосрочную программу придумали для края - по 2030 год, где чёрным по белому написано, что быть нам сырьевым придатком то ли Москвы, то ли даже европейских офшоров. Второе более вероятно, если учесть, на каких островах зарегистрированы наши главные предприятия и объекты энергетики.

Стоит ли удивляться, что Красноярскому землячеству, живущему в Златоглавой, чиновники скрутили известную фигуру из трёх пальцев. Тоже мне авторитеты для того же Кузнецова с министром Яниным на пару!

Мне казалось, что перенос горельефа из холла хирургического корпуса на выселки девятого этажа - пробный камень, за которым следует ожидать пересмотр истории медицины Красноярского края.

И действительно, из медицинского университета исчез барельеф П. Г. Подзолкова. Уже давно. Не исключу, что памяти о человеке, который стоял у истоков образования медуниверситета, почти 35 лет бессменно возглавлял вуз, был награждён орденами Ленина, Октябрьской Революции и двумя орденами Трудового Красного Знамени, со временем тоже найдётся укромное местечко где-нибудь на кафедре патанатомии. Раньше заслуживал, чтобы его барельеф был на видном месте в вузе, который обязан ему многим, а теперь новые люди принимают новые решения.

Как известно, медуниверситет носит имя святителя и хирурга В. Ф. Войно-Ясенецкого. Как вы думаете, чей портрет можно увидеть рядом с этим гением? Правильно, ректора И. П. Артюхова. Возможно, потому что его фамилия начинается на букву "А".

Портретов лучших учёных и преподавателей - живых и уже умерших, но много привнёсших в медицинскую науку Красноярья,- 70. Но там нет портрета Софьи Георгиевны Грохотовой - основателя кардиологической службы и первого кардиоотделения в крае, заслуженного врача РФСР. Мало кто знает, что С. Г. Грохотова 24 года без копейки оплаты заведовала отделением на 60 коек в краевой больнице потому, что её основным местом работы был мединститут.

Но даже и это не есть причина того, чтобы как-то особо выделить 92-летнего учёного и кардиолога. Софья Георгиевна - единственная из ныне живущих врачей и учёных, которая не только встречалась с Войно-Ясенецким, но кого он благословил на трудную профессию врача! Видимо, даже этот исторический факт не учитывался, когда составлялся список достойных быть рядом с портретом человека, имя которого носит сегодня Красноярский медуниверситет.

Понятно, что А. М. Дыхно и П. Г. Подзолков не смогут защитить свою память, хотя многие врачи краевой больницы говорили мне, что им стыдно проходить коридором девятого этажа. Такое впечатление, что Александр Михайлович по-другому стал смотреть с горельефа - с укором. Не придёт в силу своей интеллигентности в медуниверситет и С. Г. Грохотова, чтобы спросить: "Что ж вы так, коллеги, столько лет мой портрет был среди лучших моего родного вуза, и это придавало мне силы, а теперь я уже не лучшая?"

Как-то раз я прочитала, что память - это медная доска, покрытая буквами, которые время незаметно сглаживает, если порой не возобновлять их резцом. Но кто резцом-то работать будет? К чьему голосу сегодня способны прислушаться власти предержащие, если многие публикации старейшей газеты России в защиту памяти и заслуг А. М. Дыхно не стали тем резцом, который способен возобновлять нашу историческую память в умах чиновников? Зачем им наша история, этим успешным менеджерам без родины и флага?

И последнее - по поводу уголовных дел. Картина печальная. Уголовное дело по закупке томографов закрыто за отсутствием состава преступления. Никто не отрицает, что томографы были приобретены для краевого сосудистого центра и его филиалов по космически завышенным ценам. Да вот незадача: у тогдашнего руководителя агентства здравоохранения Е. Е. Корчагина не было должностной инструкции, значит, не оговорена его персональная ответственность за определение цен при государственных закупках, хотя всю документацию к госзакупке подписывал он.

Нет такой инструкции и у нынешнего министра здравоохранения В. Н. Янина. О том, что в прошлом году на здравоохранение края ушло свыше 50 миллиардов рублей, я уже писала. Насколько законно отсутствие должностной инструкции у министра, который фактически является распорядителем бюджетных средств, направленных на содержание и развитие отрасли, узнаем из ответа краевой прокуратуры, куда редакция отправила запрос.

Не ожидаю я какого-то результата и по уголовному делу, связанному с ремонтом краевой больницы, хотя здесь масса бесспорных фактов. Выбор подрядчика по желанию того же Е. Е. Корчагина, который теперь возглавляет краевую больницу, а не по результатам открытого аукциона. Подставная фирма, зицпредседатель, подделанные подписи, отравленные формальдегидом и фенолом больничные помещения, 100-процентный расчёт в конце 2012 года за невыполненные и сегодня ремонтные работы, неоплаченные подставной фирмой налоги.

Словом, интересных моментов - хоть отбавляй, однако и это дело в мае было закрыто за отсутствием события (!) преступления. После редакционного запроса расследование возобновили. Но я не питаю иллюзий, потому что опыт свидетельствует: раз дело "пошло" на закрытие, судебные перспективы у него ничтожные.

Федеральный кардиоцентр. Материалы по факту повторной стерилизации одноразовых медицинских изделий не первый месяц находятся в следственном комитете в стадии доследственной проверки. Но если не назначены даже экспертизы и ревизия, о какой перспективе этого ещё даже не возбуждённого уголовного дела может идти речь? Все ждут истечения срока давности.

Все три дела - томографы, краевая больница, кардиоцентр - связаны одним обстоятельством. Эти нашумевшие уголовные дела доводит до прекращения один человек - следователь А. Марченко. Возможно, это случайное совпадение - но, как мне объясняют опытные юристы, здесь лучше в случайность не верить.


Мирослава ДЕМЬЯНЧУК.

На фото: Мирослава Демьянчук.



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:
СИБИРСКИЕ ЭКОЛОГИ ВСТУПИЛИСЬ ЗА АРХАРОВ
Межрегиональная благотворительная общественная организация "Сибирский экологический центр" ("Сибэкоцентр") направила министру природных ресурсов РФ Сергею Донскому письмо, в котором просит пересмотреть решение о выводе алтайского архара (аргали) из Красной книги и разрешении охоты на этот вид.

ДОРОГА ВОКРУГ КАНСКА СТОИТ ДЕНЕГ
Уже первого августа управление автодорог "Байкал" (входит в Росавтодор) подведёт итоги конкурса на строительство автомобильного обхода города Канска, о чём сообщает сайт госзакупок.








Архив

Гидрометцентр России



Rambler's Top100







© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork