ЗАГАДКА ВРЕМЕННОГО ПРАВИТЕЛЯ РОССИИ
Ещё раз о Февральской революции 1917 года, в которой было много случайностей, но сама она едва ли была случайной.

Было совершенной случайностью для политической жизни России то, что глава Российского государства, возглавлявший Временное правительство с июля по октябрь 1917 года, до Октябрьского переворота, Александр Фёдорович Керенский и занявший пост первого человека в стране Владимир Ильич Ульянов (Ленин) родились и жили много лет в одном городе, в Симбирске.

Отец Керенского, Фёдор Михайлович, преподавал в гимназии будущему председателю СНК, а семьи Керенских и Ульяновых были дружны. В сравнительно маленьком губернском центре работавшие в образовании Керенские и Ульяновы, равные по социальному статусу - дворяне, при полном желании не могли не знать друг друга, не общаться.

Будущие лидеры страны Александр Керенский и Владимир Ульянов быть дружны между собой не могли в силу возраста, А. Ф. Керенский родился 22 апреля (4 мая) 1881 года, когда будущему вождю мирового пролетариата было уже 11 лет. Биография В. И. Ульянова-Ленина хорошо знакома, и я её не буду касаться, а вот биографию краткосрочного вождя России А. Ф. Керенского знает далеко не каждый даже в общих чертах.

В мае 1889 года его отца перевели в Ташкент главным инспектором училищ Туркестанского края. Там А. Керенский окончил в 1889 году гимназию и поступил на юридический факультет Петербургского университета. По окончании его женился на дочери полковника Генштаба Л. С. Барановского Ольге. Это был равный брак, если учесть, что отец Керенского был действительным статским советником, то есть штатским генералом.

Нельзя сказать, что Февральская революция случайно выплеснула Александра Керенского на политический Олимп. С 1900 года он активно участвовал в революционном движении, был близок к народникам, эсерам, был прекрасным оратором. Хорошо владея пером, был активным сотрудником эсеровской газеты "Буревестник", сторонником радикальных политических перемен в стране. Как член комитета по оказанию помощи жертвам демонстрации в Петербурге 9 января 1905 года, проявлял заботу о пострадавших в Кровавое воскресенье.

За связь с эсерами-боевиками (при обыске у Керенского в квартире нашли антиправительственные листовки "Организации вооружённого восстания" и револьвер - владелец оружия объяснил наличие его целями самообороны) он был арестован и несколько месяцев, до апреля 1906 года, провёл в Крестах. Улик оказалось недостаточно, и Керенский с женой и годовалым сыном был выслан в Ташкент, откуда уже осенью вернулся. Пройдя тюрьму и ссылку, политической деятельности не бросил.

В октябре 1906 года в Ревеле начал как "политический" адвокат, защищал крестьян, разграбивших имение местного, остзейского барона. Прибалтика, особенно Латвия, тогда была объята революционным движением, латышские боевики действовали нагло, совершая в самом центре Риги вооружённые налёты на полицейское управление, выстрелами прокладывали себе дорогу к камере, где были ожидавшие суда товарищи-боевики, освобождали их и вместе уходили...

"Политических" процессов хватало по всей стране. Керенский как адвокат был неутомим в защите "политических", по сути - уголовников-убийц. В 1910 году он был главным защитником на процессе туркестанской организации эсеров, обвинявшихся в антиправительственных вооружённых акциях. Адвокату удалось сделать так, что не было смертных приговоров...

Он же в конце 1911 - начале 1912 года участвовал в проходившем в Петербурге процессе над членами армянской партии Дашнакцутюн "Армянское революционное содружество". Приговор, на фоне тяжести предъявленных обвинений (терроризм, кровавая резня в центре Баку в феврале 1905 года, убийство губернатора Накашидзе), был необъяснимо мягким: 52 человека были приговорены к тюремным срокам, четверо сосланы на каторгу...

Участие в "политических" защитах приносило Керенскому и большие деньги, и славу, особенно в политических и общественных кругах. Взять, например, экспроприацию на железнодорожной станции Миасс в ночь на 26 августа 1908 года, когда 17 боевиков совершили дерзкое нападение на станцию и вокзал, захватили около 50 тысяч рублей и два пуда золота из почтовой конторы на вокзале. Залив кровью находившихся на станции пассажиров и почтовых работников, боевики отцепили от состава паровоз и погнали на нём в сторону станции Сыростан, разрушая на пути телеграф. Спрыгнув с мчащего поезда, налётчики ушли с богатой добычей в лесистые Уральские горы, потом перебрались за границу.

Экспроприаторов позднее поймали. Суд над ними состоялся на Урале. Защищать преступников взялся адвокат А. Ф. Керенский. Он вытребовал себе за свои услуги огромную сумму денег, оплачиваемый проезд от Петербурга до Урала и обратно, пока длится процесс, в мягком вагоне. Всем участникам нападения, грабителям и убийцам, грозила смертная казнь. Но царский суд оказался мягким. Не только речи защитника Керенского сыграли в этом свою роль. Максим Горький и А. В. Луначарский, как русские писатели-гуманисты, в европейских газетах выступали в защиту "оступившихся" молодых людей, призывали просить русские власти сохранить юным убийцам жизнь...

Какую уж роль сыграли Горький и Луначарский, но жизнь боевикам была сохранена. Слава успешного адвоката в очередной раз досталась А. Ф. Керенскому...

В 1912 году он руководил спецкомиссией III Госдумы, созданной в связи с Ленским расстрелом на золотых приисках в сибирской тайге 17 (4) апреля 1912 года. Вывод комиссии гласил: основные причины выступления рабочих приисков - полное их бесправие и нищета, издевательства, произвол начальства. По заключению комиссии правительство лишило монопольного положения компанию "Лензолото", руководство приисков было сменено, была повышена зарплата рабочим, улучшен их быт...

Как видим, будущий председатель Временного правительства занимался делами громкими, имя его в своих кругах было на слуху, адвокатом он слыл непревзойдённым и одним из самых дорогих...

Популярность позволила Керенскому без труда стать депутатом IV Государственной Думы от избирателей города Вольска Саратовской губернии. В 1913 году он возглавил партию трудовиков в Думе.

С целью объединения оппозиционных сил трудовиков и эсеров летом 1915 года Керенский объехал Поволжье и юг России. Он хотел собрать съезд эсеров. Задуманное не удалось: болезнь почек (одну пришлось удалить) выключила его из борьбы на полгода. Редкая для 1916 года операция прошла удачно. Вылечившись, он опять бросился в борьбу.

Как раз в то время по приказу предсовмина Б. В. Штюрмера началась мобилизация в армию 200 тысяч коренных жителей Туркестана и Степного края. По законам империи туземцев в армию не призывали. Приказ Штюрмера о мобилизации туземцев, усиленный казнокрадством местных властей, привёл к массовым мятежам, пострадали тысячи людей.

Думская группа во главе с Керенским выехала в Туркестан. В причинах мятежа нашла подстрекательство немецких и турецких шпионов. Керенский обвинил в случившемся царское правительство, публично обрушился на министра внутренних дел, обвинив его в превышении полномочий, потребовал судить местных чиновников-мздоимцев.

Выступления Керенского умножали его славу яркого борца с пороками царизма, принесли популярность в среде либералов, репутацию яркого лидера радикальной оппозиции в Государственной Думе.

Пролагать себе путь к личной власти Керенский начал сразу после Февральской революции. В Думе он выступал с критическими речами в адрес правительства и приобрёл славу одного из лучших ораторов левых фракций. Открыто заявил с думской трибуны, что революция является единственным методом и средством спасения Российского государства.

Эти слова вызвали возмущение императрицы Александры Фёдоровны. Она говорила мужу, что за подобные речи бойкий оратор должен быть повешен. Но слова Керенского оставлялись без внимания, сходили ему с рук. За ним только следили, но не арестовывали, что свидетельствует о том, насколько была в то время слаба власть дома Романовых.

В начале Первой мировой войны Керенский призывал бросить все силы на борьбу с Германией, не прекращал борьбы вплоть до октября 1917 года.

14 февраля 1917 года, выступая в Думе, он заявил: "Исторической задачей русского народа в настоящий момент является задача уничтожения средневекового режима немедленно, во что бы то ни стало... Как можно законными средствами бороться с теми, кто сам закон превратил в оружие издевательства над народом? С нарушителями закона есть только один путь борьбы - физического их устранения".

Прекрасные слова для недавнего пылкого защитника грабителей-налётчиков на станции, недавних бомбистов-маузеристов, убийц ни в чём не повинных людей, для человека, рвущегося к власти в стране!

Находившийся в войсках Николай II, наконец, решился покончить с работой Думы. В полночь с 26 на 27 февраля 1917 года сессия была прервана его указом, но Керенский 27 февраля призвал не подчиняться царской воле. В тот же день был сформирован Временный комитет Госдумы и Военная комиссия. Последняя руководила действиями революционных сил против полиции. Керенский неоднократно выступал перед восставшими солдатами, принимал от них арестованных министров царского правительства, получал конфискованные в министерствах деньги, секретные бумаги.

Под прямым давлением Керенского великий князь Михаил Александрович 3 марта отрёкся от прав на корону. Решительностью, активностью Александр Фёдорович завоевал популярность и авторитет как в рабочих и солдатских массах, так и в Госдуме. Популярность в Думе была важна тем, что там формировалось Временное правительство.

Вечером 27 февраля 1917 года Керенский стал депутатом Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов, избран заместителем председателя совета. И почти одновременно враждебная Петросовету Госдума предложила ему пост министра юстиции во Временном правительстве. Это лишнее свидетельство, какой невообразимый хаос творился в те далёкие дни в Северной столице...

Новый министр юстиции, заняв пост, тут же даровал амнистию политическим заключённым, незамедлительно провозгласил свободу слова, собраний, печати, деятельности политических партий, отмены национальных и религиозных ограничений, признание независимости Польши, восстановление конституции Финляндии. При Керенском началось разрушение крепкой судебной системы. Судьи массово увольнялись без объяснений....

Союзников по войне с Германией прежде всего волновало, как повлияет революция на участие России в войне. Глава МИД П. Н. Милюков в апреле 1917 года заверил их, что Россия будет драться до победы. Керенский в ответ на такое заявление 24 апреля сказал, что он уйдёт в оппозицию, если Милюков не покинет поста. И потребовал создать коалиционное правительство с включением в него социалистических партий.

Глава правительства князь Г. Е. Львов вынужден был выполнить требование Керенского. Было создано первое Временное коалиционное правительство. Милюков и Гучков ушли в отставку. Керенский получил портфель военного и морского министра. Он назначал на главные посты малоизвестных, но преданных ему военных, участвовавших в Февральской революции. Так, на должность начальника военного министерства назначил, повысив в звании до полковника, своего шурина В. Л. Барановского. Месяцем позднее шурин был уже генералом.

Верховным главнокомандующим назначил более покладистого генерала А. А. Брусилова, вместо М. В. Алексеева. Менялись массово на преданных, пусть и менее одарённых, и другие высокопоставленные военные чины.

Стараясь воодушевить армию, Керенский много бывал в войсках, где звучали его призывы драться до победы. Правда, здесь его ораторское искусство не очень действовало. Демократизация армии, снятие талантливых генералов ослабили армию, умело пропагандирующие в окопах солдатские большевистские комитеты вели к её развалу...

Как отмечал в своём дневнике один из лидеров партии кадетов депутат IV Государственной Думы В. Н. Пепеляев, побывавший на фронте: "Большевики уже сделали всё, что могли сделать предатели". Армия к середине 1917 года была совершенно неуправляемой массой. Спасти положение могла только жёсткая, диктаторская рука.

Экзальтированные женщины, не нюхавшие пороха восторженные юноши, разумеется, не из солдатских семей, были в восторге от Керенского, его красивых театральных речей и жестов, которые были пустыми и уж ничуть не воодушевляли идти воевать. Стоило ему появиться в мартовской, в апрельской столице на публике, заговорить,- это вызывало аплодисменты; женщины забрасывали его автомобиль цветами, его носили на руках, послушные газеты называли его "спасителем Отечества", "львиным сердцем", "рыцарем революции" и так далее. А армия тем временем всё разлагалась...

Столица и провинциальные города, заводы и казармы, партийцы всех мастей митинговали, забыв об инстинкте самосохранения. Даже лица царской фамилии в эйфории ходили с красными бантами. Даже поверженный Николай II, помещённый под охрану с семьёй в Царском Селе, восторженно узрел спасителя России в Керенском.

Мало кто тогда обратил внимание на прибывшего 4 апреля из долгой эмиграции, выступившего с броневика перед толпой рабочих и солдат В. И. Ленина - лидера партии большевиков. Сложно было понять суть речей партийных ораторов всех мастей. Один - лидер партии меньшевиков, другой и третий - правых и левых эсеров, четвёртый - анархистов, прибывавших в то время из-за границы, из ссылок. И все - ораторы, все митингуют. Было что-то такое же непостижимо-непонятное, как в своё, совсем недавнее, время, в царские дворцы входил желанным гостем полуграмотный сибирский крестьянин Григорий Распутин.

Загадка - чем очаровывал толпы Керенский? Театральностью, умением ораторствовать, подкрепляя слова эффектными жестами? Недаром ещё в Ташкенте гимназистом он любил играть в театре, ему хорошо удавался образ Хлестакова. Недаром он хотел стать актёром, певцом, видел себя театральной знаменитостью.

Актёрский талант в нём действительно пропадал, а вот политик... Он знал, не мог пропустить весть, что в Петербурге - Ульянов-Ленин. Что Ленин и его люди работают в массах.

Большевикам были совершенно чужды театральные жесты - они в казармах, цехах, на кораблях, в железнодорожных мастерских проникновенным словом склоняли на свою сторону рабочих, солдат, матросов, они сплочены, посылают своих людей во все уголки страны вести пропаганду, серьёзно настроены взять власть, солдаты и матросы, рабочие и крестьяне всё больше верят им.

Армия, офицерство, генералы всё больше презирали Керенского. Но... его несло в актёрство, он верил, что витиеватыми словами можно удержать власть.

8 (21) июня Керенский сместил с поста председателя правительств Георгия Львова, сохранив пост военного и морского министра. Удивительно то, с какой лёгкостью, по одному слову Керенского, безропотно принимали его требования об отставке Милюков и Гучков, Львов. Они не видели разве, что Керенский, кроме красивых слов, никак не проявил себя? Позёрствовал, актёрствовал, витийствовал, "калифствовал на белом коне". И всё. И только!

Загадка, почему не воспротивился, например, тот же Милюков. В Думе он был одним из лидеров самой влиятельной партии кадетов, составлявших большинство. Не воспротивился А. И. Гучков - военный и морской министр Временного правительства.

Ещё удивительнее, что безропотно покидали посты кадровые военные. Будто не шла тяжёлая война и не от них зависела судьба Отечества. Как будто чья-то, непонятно чья, воля навязывала им подчинение ничтожному Керенскому?

А действительно - не навязывала ли? Не стоял ли за спиной вождя-актёра Временного правительства кто-то более серьёзный, иностранные разведки? Какой массовый гипноз охватил военную и штатскую власть России?

События 3-5 июля отрезвили столицу: большевики организовали мирную демонстрацию. В этой "мирной" демонстрации участвовали вооружённые люди. Они опирались в Петрограде на стрелковые пулемётные роты, которые Керенский вот-вот хотел отправить на фронт, и на моряков Кронштадта.

Большевики шли брать власть. Июльская демонстрация силами верных Керенскому войск была расстреляна. Ульянов-Ленин несколько дней спустя скрылся из Питера, поселился в Разливе.

На фронте между тем дела шли всё хуже. Нужно было принимать решительные меры. И 18 июня 1917 года Керенский личной инициативой предпринял важный шаг - наступление силами трёх армий. Успех этого наступления мог бы поднять его славу. Но...

Он своими руками, перестановками офицерских кадров, допуском в войска большевистских агитаторов и пропагандистов, неподготовленностью к наступлению сделал всё, чтобы движение вперёд быстро и с треском провалилось, наступательный порыв захлебнулся, вместо атак началось отступление.

Число убитых, раненых, попавших в плен и пропавших без вести в этом наступлении, закончившемся паническим бегством, составило более 58 тысяч человек. Это были не самые большие потери с начала Германской войны, но именно это плачевно закончившееся наступление более всего разрушило русскую армию, превратило её в вооружённую толпу, где фактически каждый оказался сам по себе. Ореол, царивший над именем Керенского с марта, стал меркнуть даже среди его самых ярых сторонников и поклонников...

19 июля Керенский назначил нового Главковерха, популярнейшего в войсках генерала от инфантерии Л. Г. Корнилова. 20 августа немцы прорвали фронт под Ригой, путь на Петроград был открыт врагу. По согласованию с Керенским вновь назначенный Главковерх двинул 25 августа от Могилёва, где была Ставка, войска на Петроград, на его защиту.

Генерал А. М. Крымов был назначен Лавром Корниловым главнокомандующим отдельной Петроградской армией. В его задачу входило, кроме защиты столицы от внешнего врага, прежде всего, очистить её от большевиков, навести в городе на Неве порядок.

Керенский, испугавшись, что, войдя в столицу, Корнилов возьмёт власть в свои руки, велел корниловцам не входить в Петроград. Корнилов при поддержке генералов А. М. Крымова, А. И. Деникина и ряда других, отказался подчиниться. Керенский объявил его мятежником и велел арестовать.

Творилось невероятное. Ради сохранения личной власти Керенский готов был оголить путь к столице немцам. Навстречу движущимся к Петербургу войскам генерала Крымова выехал начальник кабинета военного министра полковник С. Н. Самарин. Он уговорил Крымова поехать в Петроград для переговоров с Керенским.

Если бы Крымов в точности выполнил приказ Главковерха Корнилова! Но он согласился на встречу с Керенским. И встреча закончилась тем, что, выйдя из кабинета, генерал Крымов застрелился... Войска, остановившиеся в районе Луги, так и не двинулись на Петроград.

1 сентября 1917 года генерал Лавр Корнилов, публично объявленный 27 августа Керенским изменником и предателем, был арестован в Ставке генералом Алексеевым. Керенскому не на кого было опереться. По его собственному выражению, он оказался между молотом корниловцев и наковальней большевиков.

Раздор между главой Временного правительства и Главковерхом был на руку большевикам. 7 октября Ленин вернулся в Петроград из Финляндии. Цель была одна - быстро подготовиться к восстанию и взять власть. Ещё оставались в Питере войска в распоряжении председателя Временного правительства, но достаточной военной силы, на которую Керенский смог бы опереться, не хватало. Его действия во время корниловского выступления отталкивали от него армейское офицерство и казаков.

Нерешительные попытки Керенского избавиться от наиболее ненадёжных частей Петроградского гарнизона привели только к тому, что войска переходили на сторону большевиков. Также на сторону большевиков постепенно перешли и части, присланные в Петроград с фронта в июле.

Окружение, послы иностранных держав, верные ему военные, члены Госдумы указывали Керенскому, что нужно ещё привлечь войска в революционный Петроград для защиты Временного правительства от неизбежного восстания большевиков. Это было очевидно.

Керенский отмахивался, говорил, что сил хватит. И лишь когда звать воинство для защиты от большевиков было бессмысленно, в 2 часа 20 минут ночи 25 октября 1917 года, когда Керенский затребовал телеграммой помощи от генерала Н. Н. Духонина в Ставку - отправки в Петроград казачьих частей, тот в ответ спрашивал, почему так поздно прозвучала просьба...

С 1917 говорят, что Керенский бежал от большевиков, переодевшись в женское платье. Он всю свою долгую жизнь это отрицал. Так это или не так, для истории не имеет ровным счётом никакого значения. Куда более серьёзно, что, воюя на последнем отрезке политической жизни с большевиками, Керенский, обладая полнотой власти, ни разу не тронул Ленина.

После июньского восстания, пробыв недолго в Петрограде, Ленин вместе с другим большевистским лидером Г. Е. Зиновьевым скрылся в недалёком от столицы местечке Разлив. Жили там в шалаше под видом косарей.

Место и сто лет назад достаточно людное, не глухая тайга. Нужно было умудриться, чтобы не увидеть там чужих людей, не донести в полицию. И возникает вопрос: искал ли серьёзно министр-председатель Временного правительства Ленина, своего земляка, своего политического врага?

Возможно, и искал. Но тогда не так рьяно, как нужно, не поставил на ноги и на уши всю полицию, войска, не оповестил местное население, не назначил денежную награду. В газетах 1917 года этого нет, в биохронике - тоже. Не странно ли? Может, и не хотели найти. Ни в Разливе, ни затем, когда в пору охоты и наставших холодов лидеры большевиков перебрались в Финляндию.

Не странно ли, что, как я уже говорил, один за одним смещали членов Временного правительства, и они тут же безропотно уходили в отставку, как будто ещё им кто-то повторял просьбу Керенского. Милюков, Гучков, Львов... И может, кто-то незримый повторял - это разведка чужих стран?

Не странно ли, что Керенский потребовал создать коалиционное правительство с включением в него социалистических партий? Зачем потомственному дворянину в правительстве рабочие и крестьяне?

Не странно ли требование к Главковерху Корнилову не вводить в Петроград войска? Боялся ли Керенский при этом больше за собственную власть или он знал о приказе генералу Крымову Главковерха - раздавить большевиков?

И такая его под занавес странность - его нежелание, зная, что вот-вот грянет переворот, до него считанные дни, часы... Его настойчиво просят ввести дополнительные войска для защиты от большевиков, а он медлит и медлит. До тех пор, пока не становится поздно, вот-вот раздастся исторический залп "Авроры"...

А дальше - вопрос: сохранял ли Керенский свою власть в стране или расчищал её для партии большевиков, партии Ленина?

Керенский в начале 1918 года с документами сербского офицера навсегда покинул Россию.


Валерий ПРИВАЛИХИН.

На снимках: В окопах Первой мировой. Александр Гучков. Александр Керенский. Павел Милюков. Лавр Корнилов. Расстрел июльской демонстрации. 1917 год. Митинг в Петрограде. 1917 год. Алексей Брусилов.



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:
ФЕДЕРАЦИЯ БЕРЁТ КРАЙ НА БУКСИР
Для реализации перспективных экономических проектов наш регион, возможно, получит поддержку от Российского фонда прямых инвестиций.

КАДРОВЫЙ ФУНДАМЕНТ АГРОПРОМА
Правительство края утвердило порядок предоставления государственной поддержки, направленной на реализацию программы "Кадровое обеспечение агропромышленного комплекса Красноярского края".

БОРОДИНО - КУЛЬТУРНАЯ СТОЛИЦА КРАЯ
Сегодня в городе Бородино состоится торжественное открытие программы "Культурная столица Красноярья - 2014", которая явится стартом Года культуры в Красноярском крае.

ЛЖЕТЕРРОРИСТ ОТПРАВИТСЯ В КОЛОНИЮ
Житель Норильска за ложное сообщение о готовящемся взрыве приговорён к году и восьми месяцам лишения свободы с отбыванием в колонии строгого режима.








Архив

Гидрометцентр России



Rambler's Top100







© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork