ЗАБЫТАЯ ЛЕГЕНДА - АФАНАСИЙ ТАВАКОВ
(Ответ на статью В. Волкова "России нужен военный трибунал", опубликованную в "Красноярском рабочем" N 10 за 30.01.2014 года).

В заметке "Зря пахал и сеял?" (часть общей подборки "В России нужен военный трибунал") В. Волков приводит неверные сведения о моём отце - Герое Советского Союза Афанасии Никифоровиче Тавакове. Автор статьи пишет, что в деревне Орловка никогда не было Героя Советского Союза Афанасия Никифоровича Тавакова и что его фактическая фамилия - Никитин. Далее утверждается, что Афанасий Никифорович присвоил документы другого человека и стал Героем.

Дети и внуки Героя собрали многие документы, подтверждающие, что их отец и дедушка родился в деревне Орловка Саянского района в 1918 году и жил в ней до 1948 года. Свидетельство о рождении гласит, что фамилия героя - Таваков. Такую же фамилию, согласно данному свидетельству, имели его мать Матрёна Акимовна и отец Никифор Прокопович.

Афанасий Никифорович служил в Советской армии с 1938 по 1945 год, он - участник боёв с Японией на реке Халхин-Гол, на фронте Великой Отечественной войны - с 22 июня 1941 года, стал на ней инвалидом. За геройский подвиг, проявленный при выполнении боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками, Президиум Верховного Совета СССР указом от 24 марта 1945 года присвоил Афанасию Никифоровичу Тавакову звание Героя Советского Союза. Описание подвига дано в наградном листе и в книге Красноярского краеведческого музея "Достоин звания Героя. Красноярцы - герои Советского Союза" (на страницах 261-262).

В боевой характеристике на командира орудия сержанта Тавакова отмечены его мужество и героизм, преданность партии Ленина - Сталина и социалистической Родине. В ней описан бой 17.08.1944 года: орудие Тавакова, поставленное на прямую наводку, вело сражение с наступавшей колонной немецких танков (до 20 штук) и вражеской пехотой. Часть расчёта орудия в бою погибла или была ранена, получил рану и сам командир.

Истекая кровью, Афанасий Никифорович вёл огонь по противнику. Поле боя было усеяно трупами фашистов, на нём сгорело 7 подбитых немецких танков. Подвиг орудийного расчёта заставил фашистов отступить, благодаря чему была спасена вся наша артбригада, понёсшая потери и не имевшая боеприпасов.

Знал ли о подвиге Афанасия Никифоровича автор заметки "Зря пахал и сеял?", знает ли он (хотя бы чуть-чуть) о прошедшей войне и воинах-артиллеристах, о дуэлях орудий с наступающими танками? Нет и нет! В. Волков - клеветник, и ему придётся ответить за клевету по закону!

Дети и внуки Афанасия Никифоровича убедительно просят главного редактора и коллектив газеты "Красноярский рабочий" дать опровержение заметки "Зря пахал и сеял?", разместив наше письмо в ближайшем номере газеты.

Сообщаем, что Герой Советского Союза Афанасий Никифорович Таваков умер 25.12.2000 года и похоронен на Аллее Славы кладбища Бадалык.

По поручению родственников

Валентина ФИЛИППОВИЧ,

дочь Афанасия Тавакова.

Красноярск.

Редакция решила ещё раз опубликовать также некоторые материалы прошлых лет, рассказывающие о подвиге и жизни Героя.

* * *

Из книги "Достоин звания Героя. Красноярцы - герои Советского Союза". Красноярское книжное издательство. 1975 год.

24 марта 1945 года

Герой Советского Союза

Афанасий Никифорович Таваков

Родился в 1918 году в деревне Орловка Саянского района. В Советской Армии с 1938 года. Принимал участие в боях в районе Халхин-Гол. Член КПСС.

На фронте Отечественной войны с 22 июня 1941 года.

В боях за социалистическую Родину командир орудия 26-й гвардейской пушечной артиллерийской бригады гвардии сержант Таваков показал мужество, доблесть и геройство.

16 августа 1944 года противник перешёл в наступление крупными силами пехоты и танков. После ожесточённого дневного боя на левом фланге в районе деревни Манчай (Литва) 30 немецких танков и до двух полков пехоты прорвали нашу оборону и начали обходить район НП (населённого пункта.- Прим. ред.).

Батарея, в которой находилось орудие Тавакова, открыла огонь. В результате ожесточённого боя было сожжено два и подбито три танка, а также уничтожено до 300 гитлеровских солдат и офицеров. Атаки противника в первый день наступления не имели успеха.

17 августа западнее деревни Белой немцы, сосредоточив крупные силы пехоты и танков, возобновили наступление. Ценою больших потерь им удалось прорвать оборону, после чего они начали обходить наши боевые порядки.

Орудие гвардии сержанта Тавакова было поставлено на прямую наводку на перекрёстке большаков. Когда танки и пехота приблизились на расстояние одного километра, Таваков открыл огонь. 18 танков и автоматчики подошли к огневой позиции на 600 метров и начали обстреливать орудийный расчёт. Но орудие продолжало стрелять. Когда были ранены наводчик и заряжающий, Таваков продолжил стрельбу один. При этом он поджёг два и подбил один немецкий танк. Таваков был тяжело ранен, но и раненый продолжал вести огонь.

Только когда орудие вышло из строя, а Таваков был ранен второй раз, его вынесли из-под вражеского огня.

За два дня боёв гвардии сержант Таваков уничтожил четыре и подбил три немецких танка. При этом было рассеяно и частично уничтожено до полка пехоты противника.

(Информация взята составителями книги из копии наградного листа. Описание подвига от 21 августа 1944 года).

* * *

К 60-летию Вооружённых Сил СССР

Поединок

Так получилось, что об Афанасии Никифоровиче Тавакове я услышал задолго до того дня, когда состоялось наше знакомство. В Советском райкоме партии в Красноярске мне не раз встречался среднего роста, скромно одетый мужчина - ни орденов, ни медалей на пиджаке,- он озабоченно проходил мимо, сильно припадая на одну ногу. А ведь это был герой - Герой Советского Союза!

О подвиге, который совершил Таваков в августе 1944 года, мне стало известно из редчайшего документа военной поры: боевой характеристики на бывшего командира 2-й батареи 26-й гвардейской пушечно-артиллерийской бригады Резерва Главного Командования. С волнением вчитываешься в написанные от руки строки: "Рождения 1918-го года, русский, член ВКП(б), в рабоче-крестьянской Красной Армии с 1938-го года..."

Да, тот, самый трудный в своей жизни день Таваков встретил бывалым солдатом. В Прибалтику он пришёл через горечь поражений сорок первого, грозные рубежи Смоленщины и освобождение многострадальной земли Белоруссии.

Обстановка на их участке фронта сложилась труднейшая. В шеститомной "Истории Великой Отечественной войны" об этом говорится откровенно, без прикрас:

"К исходу 16 июля войска фронта, ломая сопротивление врага, перенесли действия на территорию Латвийской ССР... Однако в войсках уже чувствовалось большое напряжение. Сказывалось непрерывное наступление... Осталось мало танков... горючего и боеприпасов не хватало... Несмотря на все эти трудности, войска прочно закрепились на захваченных плацдармах и отбивали все контратаки противника".

...Вторые сутки подряд не имел передышки и орудийный расчёт старшего сержанта Тавакова. Казалось, ещё немного - и не выдержит, расплавится пятиметровый ствол. А люди держались, хотя были измотаны физически. Одни только снаряды чего стоили. Сто пятьдесят два миллиметра калибр. Семьдесят - восемьдесят килограммов в каждом! Их на руках таскали к орудию.

17 августа в одиннадцатом часу к ним приехал командир бригады полковник Капитоненко. Таваков понял: что-то произошло. Капитоненко приказал поставить орудие на прямую наводку у перекрёстка большаков на шауляйском направлении встречать танки. Орудие ставилось только одно. И старший сержант догадался, почему: снарядов на батарее оставалось в обрез. Им отдали все - что-то около сорока штук.

Тягач отцепился и укатил. Укрыть орудие было негде, и немцы, конечно, увидели его сразу, когда вылезли из-за пригорка на дорогу. Большая неподвижная мишень - вот чем теперь оно было.

Потом об этих последних минутах перед смертельным поединком в его боевой характеристике напишут: "... расчёт замер в ожидании команды своего отважного командира". Безликое слово - "расчёт". Были прекрасные молодые люди, боевые товарищи: Берашвили, Лутохин, Ермолаев, Мороз, Чураков, Мухтаруллин.

...Первый танк-разведчик выбрался на дорогу и понёсся вперёд. Он остановился только тогда, когда прозвучал орудийный выстрел. Таваков понял - недолёт. Остальные машины расползлись по полю, но старший сержант знал: другого пути к большаку, кроме этой дороги, у них нет - по обе стороны болото.

И он заторопил заряжающего и наводчика. Опередить - вот от чего зависела сейчас их жизнь и выполнение боевой задачи. Если немцы перережут большак, несколько дивизий лишатся связи с тылом и останутся без самого необходимого.

Второй вспыхнул и окутался дымом сразу. Одним снарядом остановил его Таваков! Но пушка у танка разок всё-таки дёрнулась, и выстрел её принёс беду: упал наводчик Берашвили.

А тем временем короткими перебежками к ним приближались немецкие автоматчики, и старший сержант отправил вперёд, метров на сто от орудия, Лутохина и Чуракова с пулемётами. Ребята подались в разные стороны, и вскоре там, возле них, послышались автоматные очереди.

Двумя "фугасами" он пристрелялся к третьему танку и попал как раз под гусеницу! Из люка горящей громадины вывалился танкист и, объятый пламенем, побежал за пригорок. Но и у Тавакова росли потери. Автоматчики приблизились настолько, что пули забарабанили по щиту орудия, сзади начали разрываться снаряды. Таваков не мог дождаться заряжающего - а Ермолаев уже лежал на боку. Мухтаруллин с Морозом едва управлялись с подноской снарядов.

Таваков возле орудия был теперь и его командиром, и наводчиком, и заряжающим - всё вместе. И он в нечеловеческом напряжении то подлавливал в прицел серую махину, то бросался к стволу, чтоб загнать в него пятипудовый снаряд.

Четвёртый танк Таваков добил не сразу. Первый снаряд лишь задержал его. И недобитый фашист ухитрился ещё дважды выстрелить по орудию, к счастью, с недолётом. Таваков вторым снарядом снёс с него башню. Пятый танк дал ему перевести дух и протереть глаза. Немец нервничал. Он лез на дорогу, с ходу откатывался назад. Они выстрелили почти одновременно. Вторым выстрелом Таваков подбил его. И тут ударило в ногу. Он не ощутил боли и стал коленом на станину.

Третий выстрел врага угодил прямо в орудие. Легко ранило Васю Мороза, и Мухтаруллин быстро перевязал его. Хуже было другое: осколком заклинило ствол! Но до этого артиллерист попал фашисту под башню. Лишь теперь он почувствовал, что ноет колено. Он опустил ногу со станины и сразу упал. Ранен. Нога была в крови, ребята перетянули её ремнём выше колена, обмотали гимнастёркой...

Вася Мороз выбил осколок, застрявший между зубьями поворотного круга, и орудие вновь было готово к бою. С наблюдательного пункта прибежал командир взвода лейтенант Таран. И они вдвоём встретили шестой танк. Таран спросил, сможет ли старший сержант стрелять. Таваков ответил утвердительно и снова налёг коленом на станину. С шестым было покончено, а остальные откатились. Но Тавакова ранило вторично, теперь уже в лицо.

Под вечер, уже в машине, он пришёл в себя и с удивлением слушал полковника Капитоненко, который говорил им на прощание, что подвиг расчёта Тавакова не будет забыт.

До июня сорок пятого, почти год, Таваков пролежал в госпиталях - нога плохо срасталась. Солдат вернулся к мирным делам и заботам, хотя ещё целых три года не мог обходиться без костылей. Учился в совпартшколе, много лет был инспектором райсобеса. Потом коммуниста Тавакова направили на работу в детский дом...

Он трудился до тех пор, пока позволяли старые раны, и вышел на пенсию лишь весной семьдесят седьмого. Но и сегодня вы можете встретить Афанасия Никифоровича среди молодёжи, у воинов нашего гарнизона. Таваков не мыслит себя вне жизни страны, без людей (когда писалась эта статья, Герой был ещё жив.- Прим. ред.).

***

ОТ РЕДАКЦИИ. Валентина Афанасьевна Филиппович, дочь Героя, пришла в редакцию вместе с мужем и целой кипой документов. Но не только потому, что очень расстроилась из-за письма нашего читателя из Саянского района,- она, в первую очередь, пришла за помощью, чтобы навечно сохранить память о своём отце.

- Родители при появлении на свет записали его на фамилию матери, ту же фамилию для себя указал в свидетельстве о рождении сына (от 20 января 1918 года) и его отец. Хотя он, действительно, из рода Никитиных, которых в родной Орловке было в ту пору полдеревни,- вспоминает Валентина Афанасьевна.

Может, отсюда пошла какая-то путаница. Но нужно не забывать и о том, что в 1918 году шла Гражданская война, а затем при советской власти началась коллективизация - и у колхозников в деревнях не было паспортов.

Вот почему дочь Героя решила уже в наше время добиться, чтобы в честь её отца в Агинском появилась мемориальная доска или была названа улица. Почему в райцентре - понятно, родная Орловка нынче умирает, там почти не осталось жителей.

Районные чиновники занялись этим делом. Были посланы соответствующие запросы в архив министерства обороны РФ и в крайвоенкомат. Но ответы оттуда поступили странные. Из архива написали, что у них в списке Героев числится не Афанасий Никифорович Таваков, а Афанасий Никифорович Табаков. Все остальные анкетные данные совпадают. Судя по всему, опечатка, которая, однако, помешала довести в Саянском районе до конца работу по увековечиванию памяти о Герое.

К тому же и из крайвоенкомата пришёл ответ, что в 1941 году Тавакова никто в армии не мобилизовывал, но этого и не могло быть, так как он уже был красноармейцем с 1938 года. Кроме того, от родственников сама Валентина Афанасьевна слышала, что и на Поклонной горе в Москве на мемориальной доске Героев Советского Союза фамилия его отца выбита неверно (не Таваков, а Табаков).

Скорее всего, из-за всей этой досадной путаницы и стали рождаться непонятные слухи, на которые обратил внимание и наш дотошный читатель В. Волков. Но с другой стороны, если так получилась, то нужно в этой истории побыстрее как следует разобраться.

Дочь Героя и другие его близкие родственники надеются на помощь районной администрации, крайвоенкомата, чтобы всё-таки поднять в архивах подлинные документы военной поры и восстановить справедливость. Кстати, есть предложение и в Красноярске назвать одну из новых улиц именем Афанасия Тавакова.

Присоединяется к этой просьбе и редакция газеты "Красноярский рабочий". Время летит слишком быстро, но мужество старшего сержанта Тавакова и его подвиг не должны быть забыты.


И. НЕМЧЕНКО. "Красноярский рабочий", 10.02.1978 года

На снимке: Таким был Герой в послевоенные годы. А. Н. Таваков с внуком Олегом (1973 год).

Фото из домашнего архива.



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:
"ГОСТЕХНАДЗОРУ" НУЖЕН ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН
11 февраля в Красноярске прошло заседание секции "Гостехнадзор" координационного совета по сельскохозяйственной политике, продовольствию и лёгкой промышленности межрегиональной ассоциации "Сибирское соглашение".

РЕФОРМА КУРАМ НА СМЕХ
В России готовится реформа местного самоуправления, однако этот проект не решает главных проблем наших муниципалитетов: нечёткое разграничение полномочий между государственной и муниципальной властью, а также их недостаточное финансовое обеспечение.

БОГУЧАНЫ В ДЫМУ
На территории лесоперерабатывающего предприятия ООО "Богучанский ЛПК" горят отходы лесопиления: щепа и опилки.

КТО ПОРТИТ ВОЗДУХ В КРАСНОЯРСКЕ?
Вчера специалисты министерства природных ресурсов и экологии вышли в рейд для выявления предприятий, загрязняющих атмосферный воздух.

КОРОТКО
Возбуждено уголовное дело в отношении руководителя норильской строительной фирмы, задолжавшего своим рабочим свыше 1,5 миллиона рублей.

НАЧИХАЙТЕ НА ПРОСТУДУ!
За неделю в крае заболели ОРВИ свыше 13 тысяч человек, однако эпидемический порог ни в одной из территорий пока не преодолён.

"ЕНИСЕЙ" ПОБЕЖДАЕТ В ХАБАРОВСКЕ
Красноярский "Енисей" в Хабаровске взял реванш у местного "СКА-Нефтяника" за поражение в первом круге, переиграв соперника на один мяч - 4:5 (2:0).










Архив

Гидрометцентр России



Rambler's Top100







© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork