БОГ С ТОБОЮ, ЛЫБКА ЗОЛОТАЯ...
Давно это было. Я тогда работал механиком и вторым штурманом на теплоходе "Ермак". Водили спаренные плоты до Игарки и Дудинки. Работа спорилась. Выполнение плана зашкаливало, но однажды пришёл к нам злодей по имени человеческий фактор, и мы с его помощью посадили плот там, где сроду никто не саживал.

В ту ночь, как обычно, капитан поднялся в рубку к первому штурману. Короткая запись в судовом журнале: "Вахту принял - вахту сдал"... Проведя рукой по барьеру мостика на предмет утреннего тумана и повелев рулевому держать "вот на тот огонёк", шеф прилёг на диван досматривать прерванный сон. И такое совпадение - именно в это время Земля начала проходить сквозь хвост кометы, одаривая ночное небо сказочным фейерверком...

Тут надо кое-что пояснить. Угадайте, что такое: голова сзади, хвост впереди? Правильно, это плот. Как плот двигается? К нему подходит теплоход, берёт на буксир "за хвост" и тянет. На ровных плёсах, в штиль, когда ни встречных, ни поперечных, можно часами не управлять. Плывёт себе плотокараван чуть быстрее течения - и парит в небесах вахтенный рулевой, считая звёзды во Млечном пути... А на грешной земле (то есть воде) тем временем головному концу плота приглянулся красный красавец буй.

Заметив казус и решив избавиться от непрошеного гостя, штурвальный стал перекладывать руль и так увлёкся, что не заметил, как сделал полный оборот с плотом. Видавший виды Енисей-батюшка такой наглости не мог ни припомнить, ни простить, и плотокараван, замедлив ход, резко остановился. Сильный пинок и накренившееся судно вернули вахтенного в реальный мир.

Наглый буй, нащупав дно, предательски отошёл в сторону и, покачиваясь, подмигивал рулевому. Свалившийся с топчана капитан долго не мог "врубиться" в ситуацию. "Вот левый берег,- рассуждал он.- Но почему рядом с плотом красный буй?" И решив, что, пока дремал, Енисей успел "усохнуть", шеф дал сигнал тревоги. Перепутав "Водяную тревогу" и "Человек за бортом".

Первой наверх, как всегда, прибежала повариха и, оторвав "с мясом" намертво закреплённый спасательный круг, вышвырнула за борт. Отчаянный боцман с ходу прыгнул в полуспущенную шлюпку, та резко качнулась и вывалила смельчака... Боцман, ухватившись рукой за бортик, тщетно пытался освободить голову от застрявшего на ней полурасстёгнутого спасжилета. Третий штурман, включив прожектор, обомлел: неведомое существо оранжевого цвета карабкалось в шлюпку. Схватив пожарный багор, он побежал оборонять её. Остальные члены команды чудили каждый на своём месте согласно расписанию.

Вскоре последовал отбой тревоги - и остаток ночи прошёл в бессмысленной беготне и промерах глубин. Судно было на плаву. С рассветом о случившемся сообщили куда следует и получили загадочный ответ: "Ждите капитана-наставника и инспектора с ребёнком". Какой ребёнок? Откуда? Радист только жал плечами.

Для раздумья оставалось чуть более суток. В полдень капитан принял соломоново решение и, надев парадный китель, сел в моторную шлюпку и укатил вместе с боцманом на ближайшую метеостанцию - делать спасительную погоду, захватив на всякий случай ящик водки. А мы отправились на рыбалку.

Я всегда с удивлением смотрю на тех бедолаг, что едут отдыхать к верблюдам, крокодилам и акулам, в упор не замечая отечественного рая. Чистая, тёплая пресная вода с тихим течением, с искрящимся песками - купайся, ныряй, переплывай Енисей, загорай, гоняй мяч вместе с гусями, селезнями и гагарами под звонкое судейство чаек! А какая рыбалка... И никакой гадости вокруг. Но, впрочем, каждому своё...

Вечерело, когда мы закинули невод. И пришёл невод с одною рыбкой - не с золотою, а с окольцованною. Первое впечатление - сейчас она молвит голосом человечьим и мы все попадаем в обморок... Яркое оранжевое кольцо, вросшее в туловище, блестело, переливаясь сказочными цветами. Кто, когда, зачем спеленал несчастную рыбку, которая почему-то молчала? Поместив её в ведро с водой, мы решили сохранить этот улов живьём и показать компетентным людям.

В азарте ещё раз завели невод - но вытащить не смогли... Первым для освобождения снасти от топляка подошёл радист, посветил фонариком. А бревно, превратившись в огромную щуку, неожиданно так звездануло хвостом наглеца, что тот выпал из болотных сапог...

Бегая вокруг по мелководью, мы не знали, что делать. Самое страшное было то, что нам никто не поверит: нужны параметры, вес, длина и прочее. Выручил оклемавшийся после удара радист, вмиг ставший сообразительным. Держа в руках сапоги 43-го размера, он приложил их к пасти щуки, та схватила и чуть не проглотила. Теперь смело можно утверждать и хвастать, размер трофея легко запоминался: "Два сапога - пара".

Закатив рыбину в шлюпку вместе с неводом, мы, счастливые, отправились на судно. Там уже стояла моторка с нетранспортабельным спящим единоначальником. Вдоволь повосхищавшись окольцованной рыбкой, мы приступили к ответственной работе. Первой решили поднять на борт щуку. Повариха как увидела бревно в свете прожектора - тут же мысленно разделала его на части: "Из головы сварим уху, эту часть отрубим на котлеты, а вот та - на жаркое"...

Боцман, самый сильный и смелый, спустился в шлюпку, а все остальные построились на борту, держа верёвку наизготове, как в сказке про репку. Только мышкой в нашей команде была кошка (тьфу ты!) - кокша! То есть повариха.

Боцман, разрезав невод, начал осторожно заводить верёвку под щукины жабры. И то ли погладил её против чешуи, то ли пощекотал - щука моментально, тем же коронным приёмом, нанесла обидчику сокрушительный удар. Мы только мельком увидели, как они выкатились из шлюпки. Щука ушла в воду - боцман остался на воде.

Кокша, бросив верёвку, подытожила... Ну, в общем, мы поняли, что нам будет на обед вместо щукиных котлет.

Итак, одно дело загубили! Ещё проблема осталась - неподъёмный шеф. Из-за нехватки запчастей на шлюпке имелся неисправимый дефект. При подъёме она падала вниз, проваливаясь на несколько метров, и лишь после этого вставала на место. Поэтому для страховки туловище шефа обвязали верёвкой. Синхронно подбирая слабину, начали подъём...

Гадкий момент сработал чётко - и спящий капитан повис на канате. Мы замерли. Медленно вращаясь, с торчащими за спиною крест-накрест вёслами (по недогляду боцман в спешке примотал и их, чем спас капитану позвоночник от перелома), в парадном кителе да в лучах восходящего солнца - зрелище было ужасно-прекрасное!

В одном фильме я видел гипсовую скульптуру "Девушка с веслом" - в сравнении с нашим "шедевром" она "отдыхала"! Вездесущая повариха, увидев, восхищённо молвила: "Карлсон на презентации!" и с ужасом, перекрестившись, добавила: "Господи, только бы не проснулся!" Но всё обошлось, и вскоре шлюпка, вздрогнув, встала на место.

Все ждали, что вот сейчас шеф откроет глаза и скажет: "Никогда больше так напиваться не буду!" Чёрта с два! Почуяв огуречный рассол в руках оперативной поварихи, он резво поднялся и, глотнув из банки, молвил как ни в чём не бывало: "Поздно поехали. Надо было с утра"... Достал из-за пазухи тощую папку, протянул первому штурману.

В уникальном документе говорилось, что в ночь на такое-то в означенном районе единовременно свирепствовали: гигантский смерч африканского происхождения, японское цунами и северо-американский тайфун "Катрин" восточного направления. Всякий, кто прочёл бы эту метеосводку, весьма удивился бы не тому, что сели на мель, а тому, каким образом плотокараван не был вообще выброшен за пределы Енисейского бассейна. А вы говорите, что прежде не было коррупции...

Разгорался новый, праздничный день - Военно-морского флота.

Спустя время вдали показался инспекторский катер. Радист в праздничном настроении выставил граммофон и, покрутив ручкой, включил старинную сибирскую - нашу любимую. Мощный баритон начал: "Ко славе страстию дыша, в стране суровой и угрюмой", и хор Пятницкого, заглушая вой сирены подходящего к борту катера, взревел: "На диком бреге Иртыша сидел Ермак, объятый думой!"

Капитан кинулся к граммофону и со словами "чёрт бы тебя побрал" выкинул за борт последнее наследие девятнадцатого века. Чудом не загремевший "под панфары" радист растерянно хлопал глазами. А по борту уже шли "в кильватер" капитан-наставник по прозвищу Лабанька и за ним - инспектор, бывший моряк и великий трезвенник (потом был слух, что по прочтении метеосводки первый научился делать рассол, а второй начал пить).

А в это время на главной палубе первый помощник механика радостно встречал своё семейство - жену с сыном. Мы все знали её как биолога и тут же выставили перед ней окольцованное чудо. Вы бы видели её искреннее восхищение. Запечатлев на фото рыбку и выслушав наши версии, она достала из сумочки детскую соску с огромным оранжевым кольцом (чтобы малыш не проглотил) и, понимающе улыбаясь нашим разинутым ртам, сказала:

"Вот она, ваша разгадка. Будучи маленькой, со щучьим инстинктом хватать всё, что сверкает и блестит, рыбка влезла в кольцо, которое и застряло у спинного плавника. А потом выросла - и продолжает расти, превращаясь в пчёлку. Но ломать кольцо нельзя: она сразу погибнет, а так ещё поживёт. Её надо выпустить немедленно на волю".

Бросив все дела, следуя совету, мы спустились на край плота. Малыш, не умеющий ещё говорить, с интересом следил за рыбкой, сидя на руках у папы. Процедуру поручили мне. Биолог фотографировала сцену и надо было что-то сказать. Но я чувствовал комок в горле и наугад, перефразируя великое творение, сочинял небылицы.

"Смилуйся, рыбка ты наша золотая. Сделай так, чтобы в День флота никогда больше на Енисее не было посадок на мель. Ступай себе в Карское море, гуляй там себе на просторе",- и наклонил банку, выпустив несчастное создание на вечные муки. Щурёнок обрадовался и, сделав прощальный круг перед объективом, резво ушёл в глубину.

Все замолчали. И вдруг неожиданно для нас малыш громко, раздельно и отчётливо произнёс самые первые слова в своей жизни. И это были ни "мама" и "папа" - а "лыбка золотая". Ткнув пальчиком в воду, малыш сказал это и горько расплакался.

Хотите верьте, хотите нет, но только после этого прошло много времени, а посадок на мель плотокараванов в День Военно-морского флота на Енисее больше не было!

P. S. Все названия, должности, имена мною сознательно изменены. Остальное - сущая правда!

С уважением,


Пётр ЛАЗУТО. п. Элита, Емельяновский район.

Рисунок Альфира ФАХРАЗИЕВА.



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:
НЕ СТАЛО "АЛЁШИ"
Вчера в Алтайском крае был похоронен ветеран Великой Отечественной войны Алексей Иванович Скурлатов - прообраз памятника "Алёша" в Болгарии.

НОВЫЙ ГЛАВНЫЙ ПРИСТАВ
Региональное управление службы судебных приставов возглавила Елена Ловандо. Новый руководитель вступит в должность завтра, 8 ноября.

ПОЛКОВНИКА ТИТЕНКОВА "БРОСИЛИ" НА ГОРОДСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
Заместителем главы города - руководителем департамента городского хозяйства назначен Игорь Титенков, до этого руководивший администрацией Свердловского района.

МЧС ПРОТИВ СПЕКУЛЯНТОВ
В понедельник, 4 ноября, самолёт МЧС России доставил из Красноярска в Якутию гуманитарную помощь - 30 тонн консервов и 10 тонн сахара.

ТРИУМФ ДОКТОРА ПУЧКО
На XIII Национальном конгрессе по болезням органов дыхания, состоявшемся в Казани, ведущие российские пульмонологи отметили личный вклад в развитие респираторной медицины заведующей лёгочно-аллергологическим центром Красноярской краевой клинической больницы Елены Пучко, заслуженного врача Российской Федерации.

МНОГО ДЫМА И ТРЕВОГИ
В среду утром в Лесосибирске из-за сильного задымления пришлось эвакуировать детей и сотрудников одного из детских садов.

ДЕКЛАРАЦИЯ О НЕВМЕШАТЕЛЬСТВЕ
В Красноярском крае утвердили инвестиционную декларацию.

ИНДЕКС ИНФЛЯЦИИ
Красноярскстат сообщает об основных показателях, характеризующих инфляционные процессы в крае.

СМЕРТЬ НА ЗЕБРЕ
Вечером в пятницу, 1 ноября, на 26-м километре дороги Красноярск - Енисейск в двойном ДТП погибли трое жителей края.

МАШИНЫ ПЫЛАЮТ КАК СВЕЧИ
C начала ноября в одном только Кировском районе Красноярска от их рук пострадали четыре автомобиля.

АКТИВИСТКА PUSSY RIOT - В СИБИРИ?
О том, что Надежду Толоконникову этапируют в исправительную колонию N 50 в Красноярском крае, сообщил её супруг Пётр Верзилов.








Архив

Гидрометцентр России



Rambler's Top100







© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork