ОЙ, ДНИПРО, ДНИПРО...
Уже после победного Мая в чешском селении, где мы остановились на отдых, наткнулся я на старинную, изрядно потрёпанную пластинку. Сначала попадались пластинки с вальсами Штрауса, рапсодиями Листа, дивными мелодиями Шопена. Эта же была крайне невзрачной на вид, и я подумал: стоит ли её слушать?

Но какая-то внутренняя сила подтолкнула меня... Я поставил пластинку на бархатный круг патефона, и комната неожиданно наполнилась звуками старинной русской песни, впервые услышанной мною в раннем детстве:

- Э-э-эй, у-ух-нем! Э-э-эй, у-ух-нем!

Е-ещё ра-а-азик, е-ещё раз!..

Я закрыл глаза. Знакомая и любимая с детства мелодия ласкала слух, тревожила сердце. В эти минуты далёкая родина словно бы дохнула на меня неизбывным теплом, высветив на мгновенье Сибирь, мой Енисей, мою тайгу с её могучими кедрами и лиственницами, яркими жарками и душистым иван-чаем...

А музыка росла, ширилась. Зачарованный, я сидел и слушал... И невольно откуда-то из прошлого выплыли сравнительно недавние дни и события тех дней.

...То было на Украине. Мы, небольшая группа солдат-связистов, подошли к широкому в районе чуть южнее Кременчуга Днепру - под стать моему Енисею! - и остановились неподалёку от берега. Была последняя сентябрьская ночь сорок третьего года. Измученные недавними тяжёлыми боями и многодневными переходами, мы осторожно, по одному, выползали к реке, на противоположном берегу которой был противник, и, припадая к воде, жадно глотали её прозрачные струи. Нас прикрывал от врага заросший лесом небольшой островок. Потом, набрав во флягу студёной днепровской воды, возвращались под сень небольшой сосновой рощицы, что укрывала нас.

Мы знали, что минувшей ночью горстка бойцов нашей Харьковской Краснознамённой 252-й стрелковой дивизии во главе с лейтенантом Георгием Домановым (забегая вперёд, отмечу: ставшим Героем Советского Союза) с ходу на утлых лодчоночках переправилась на правый берег Днепра и вот уже в течение суток, до очередной ночи, удерживает небольшой пятачок прибрежной земли.

Знали мы и то, что сегодня ночью на правый берег, где шёл бой, будет брошена большая группа десантников 932-го стрелкового полка. Перед нами же, связистами, была поставлена задача: вслед за большим десантом, под прикрытием ночи, навести проволочную связь, без которой невозможны дальнейшие боевые действия на правом берегу Днепра. Бобины с ещё и ещё раз изолированным проводом, который предстояло, разматывая, спустить на дно Славутича, были заблаговременно проверены на влагонепроницаемость, лодка ожидала нас в прибрежных кустах.

Томительно тянулось время ожидания. Как же прав поэт, сказавший, что "самый страшный час в бою - час ожидания атаки"! Каждый из нас в эти минуты думал о своём. Мне вновь и вновь виделась моя Сибирь, припоминалось последнее письмо от мамы, в котором была и тревога за меня, и мольба невредимым вернуться домой. Я мысленно перечитывал давно уже заученные наизусть строчки, и мне от этого становилось спокойнее. В ответ на это письмо я написал стихотворение и послал его маме:

Мама, почему тебе не спится? -

Думается, что ли, о былом?..

И мелькают, и мелькают спицы,

И ложится шарфик под столом.

У окна, тропинки заметая,

Тихо, тихо ветерок поёт.

Обо мне, наверно, вспоминаешь,

Мама,- вдохновение моё.

Вспоминаешь? Да? -

И мне теплее.

Вижу огонёк в твоём окне.

Звёзды гаснут,

Облака светлеют,

Тень твоя всё ниже на стене.

Ляг. Укройся. Я вернусь, родная,

Ты обнимешь у ворот меня...

Утро. "Зайчик" на стене играет

Вестником безоблачного дня.

Но всё же, всё же мы не могли не думать о предстоящей переправе, о том, как она сложится, кому из нас доведётся ступить на правый берег, а кому...

Послышался шорох. К рощице, где ожидали мы последней команды, шёл стройный чернявый офицер, наш командир роты белорус Иосиф Цибутович.

- Что, братцы? - произнёс капитан и осёкся: - Да вы никак... задремали?

Мы молча приветствовали своего командира роты, человека храброго и доброго.

- Знаю,- присаживаясь возле нас, произнёс капитан.- Знаю. Устали. Бои. Походы...

И он неожиданно для нас чуть слышно запел:

- У прибрежных лоз, у высоких круч

И любили мы, и росли.

Ой, Днипро, Днипро, ты широк, могуч,

Над тобой летят журавли...

Эта знакомая нам песня, которую в самые напряжённые минуты ожидания броска на противоположный берег реки, повторюсь, чуть слышно запел наш командир,- словно заставила всех нас забыть невзгоды нелёгкой походной жизни, все минувшие и грядущие опасности. И словно бы к нам сюда, на ночной берег Днепра, пожаловала невесть куда улетевшая с началом войны юность.

А песня звучала всё увереннее. Мы поднимали усталые головы. Вот уже один, другой, третий из нас подпевал командиру. И песня вскипала, как волны Днепра. Песня звала. Песня приказывала.

- Ты увидел бой, Днепр - отец-река...

Мы в атаку шли под горой.

Кто погиб за Днепр - будет жить века,

Коль сражался он, как герой.

А когда песня кончилась, когда оборвались её слова, командир встал, встали и мы.

- Пора!

Капитан назвал тех, кому предстоит плыть на правый берег, и вместе с нами подошёл к лодке. Помню, среди тех, кому плыть, были ныне уже покойные волжанин Евгений Сластенин, командир нашего взвода, и военфельдшер москвич Андрей Годовых. Мы ползком подобрались к замаскированной в кустах лодке и стали ждать, когда, наконец, справа и слева от нас десятки таких же замаскированных лодок с матушкой-пехотой устремятся на противоположный берег.

И вот мы в лодке. Двое налегли на вёсла. Мы со Сластениным на корме опускаем провод с навешенными грузилами на дно реки.

Вражеские ракеты гасят ночь. Правый берег встретил нас огнём. Пехотинцы-десантники ответили таким же густым огнём. Артиллеристы с левобережья поставили огневую завесу. Нам же, шедшим вслед за пехотинцами, на помощь пришли всё ещё звучавшие в ушах слова песни о Днепре-Славутиче. Песня повелевала, звала, возвышала...

О дальнейшем можно сказать коротко. Уже на правом берегу, подключив телефон к проводу, мы с огромным облегчением услышали голос нашего командира. Радости нашей, казалось бы, не было конца.

Уже далеко после войны Сластенин, встретивший меня в Куйбышеве, куда я с Дальнего Востока был переведён собкором "Советской России" по Поволжью, вспоминал, что я от радости на правом берегу Днепра чуть ли не лезгинку плясал. Возможно, так оно и было.

В течение двадцати дней боёв на пятачке связь работала исправно. От мин и снарядов она, естественно, рвалась. Мы её быстро восстанавливали. Пехота-матушка, поддержанная артиллеристами с помощью связи, расширяла захваченный десантниками лейтенанта Деманова пятачок Днепра. А потом...

Потом, сломив сопротивление врага, наша дивизия в составе 53-й армии устремилась вперёд. Правда, в другом месте, ставшем решающим. Наш пятачок был всего лишь отвлекающим внимание врага от соседнего плацдарма, на который тоже ночью скрытно перебрались наши полки. И - вперёд!

* * *

...В какой уж раз ставлю пластинку на диск патефона.

- Э-э-эй, у-ух-нем! Э-э-эй, у-ух-нем!..

Слушая эту старинную русскую песню на далёкой чужбине после нашего победного Мая, я невольно всем сердцем, всем своим существом потянулся к родным местам. Я знал, что теперь мне предстоит дорога на восток. Это тогда, на Днепре, она пролегала только на запад. Теперь - только на восток. Домой.


Игорь ГРЕБЦОВ. Москва.



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:
ВЫБОРЫ ПОСЛЕ ВЫБОРОВ
В Уярском районе появился наконец-то новый глава территории: им стал начальник местной дистанции электроснабжения Красноярской железной дороги Сергей Галатов.

МАЛЫШИ ПОТЕСНИЛИ ЧИНОВНИКОВ И КАДЕТОВ
В Шарыпове, в детском садике "Дельфин", городская администрация решила потесниться и освободила целый блок помещений, которые вскоре заняли 20 малышей.

НАШИ МЕДИКИ ВОЗВРАЩАЮТСЯ
Сегодня, 24 сентября, красноярские медики бригады быстрого реагирования Сибирского клинического центра вернутся в Красноярск из Комсомольска-на-Амуре.

НОВЫЙ МОСТ И ПАМЯТНИК В ТУВЕ
В соседней Туве прошли праздничные мероприятия, посвящённые 130-летию восстания 60 богатырей - первого организованного выступления тувинских аратов против гнёта иноземных и местных поработителей.

ВОДИТЕЛЬ СКРЫЛСЯ, СБИВ ВЕЛОСИПЕДИСТКУ
В Канском районе участковый задержал виновника дорожно-транспортного происшествия, в результате которого погибла 55-летняя велосипедистка.

НА ЗАВОДЕ ПРИОСТАНОВИЛИ ЭМИССИЮ
Служба Банка России по финансовым рынкам (СФР) приостановила размещение облигационного займа ОАО "Красноярский электровагоноремонтный завод" на два миллиарда рублей.

"СОКОЛ": ОДНО ПОРАЖЕНИЕ И ОДНА ПОБЕДА НА ВЫЕЗДЕ
В выездном турне красноярская хоккейная команда "Сокол" победила подмосковный "Титан" - 0:2 и уступила клубу "ВМФ" из Кондопоги - 4:3.

ДВИЖЕНИЕ ЧЕРЕЗ БЕРЁЗОВКУ ВОЗОБНОВИЛОСЬ
Вчера, 23 сентября, на 844-м километре федеральной автомобильной дороги М-53 "Байкал" возобновилось движение по мосту через речку Берёзовку.

ГОСПОДДЕРЖКА КРАЕВОГО АГРОПРОМА РАСТЁТ
Аграрные предприятия края получат из федерального бюджета дополнительно 220 миллионов рублей.

ТЕСТ ОБНАРУЖИТ РАК
Специалисты Государственного научного центра вирусологии и биотехнологии "Вектор" в наукограде Кольцово (Новосибирская область) разработали тест-систему, позволяющую диагностировать рак на ранней стадии.








Архив

Гидрометцентр России



Rambler's Top100







© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork