ТА ЗАВОДСКАЯ ПРОХОДНАЯ, ЧТО В ЛЮДИ ВЫВЕЛА МЕНЯ...
Здравствуйте, дорогая редакция! Хочу рассказать о своих трудовых университетах.

Окончив 8 классов и летом проработав в колхозе, я засобирался продолжить учёбу и приобрести рабочую специальность на заводе. Трудный был разговор с матерью. Пришлось уговаривать. Ведь она оставалась одна с двумя маленькими дочками - без мужской поддержки. Надеялась на меня. Старший брат Михаил уже уехал из дома. Окончил Канское ремесленное училище связи и работал связистом на севере.

Еле уговорил мать. Она со слезами на глазах отпустила меня. Съездила со мной в Канск к сестре Любе, которая снимала комнату в полуподвальном помещении и жила с двумя малолетними детьми. Сговорились, что я тоже буду жить у них, а спать - на сундуке у двери. Это каким же нужно быть добрым человеком, любящим сестру и её детей, чтобы, живя втроём в съёмной комнатушке, ещё и принять в свою семью племянника!

Так моя мама отправила меня "в люди", как она потом всем говорила. Устроился я на чугунно-литейный завод учеником слесаря. Это был такой небольшой совсем заводик. Он выпускал станки для швейных машинок, дверки для домашних печей, плиты для печей двухконфорочных, а ещё - замки. Изготавливали и изделия небольшие из чугуна. Значит, была у нас своя литейка, где лили заготовки.

Задача слесаря - обработать заготовки на наждаке, в тисках напильником, просверлить, склепать и так далее. Попал я учеником к дяде Пете. Было ему лет 50, а он мне казался очень старым. Шёл 1954 год, и в октябре мне исполнялось 16. Дядя Петя слыл очень хорошим слесарем. Все свои знания и опыт старался передать мне. Начинал я своё слесарное дело с замков. Потом освоил и все остальные слесарные изделия.

Утром тётя Люба готовила большую кастрюлю постного супа и оставляла каждому по куску хлеба. Сама уходила на работу на табачную фабрику. Следом и я отправлялся на свой заводик. Обед, конечно, с собой не брал, так как нечего было и брать. Видя такое дело, дядя Петя в обеденный перерыв всегда совал мне в руки кусок ливерной колбасы, кусок хлеба и кружку чая. Та колбаса мне казалась самой вкусной на свете. Она мне до сих пор снится. Если я вижу в магазине ливерную, покупаю кусочек. Но никак не могу найти по вкусу ту колбасу, которая мне снится.

Проработал я на заводике в Канске с августа 1954 года по май 1955-го. Как-то увидел возле рынка объявление, что лесоустроительная экспедиция набирает рабочих для работы в полевых условиях. Соблазнился романтикой, ведь своё детство я прожил в деревне, которая была окружена лесом. Распрощался я с дядей Петей. Обнял его, расцеловал и даже при прощании прослезился. Пообещал никогда его не забывать.

И вот началась моя работа в лесоустроительной экспедиции. Экспедиция была красноярской. А в Канске её представитель набирал рабочих. Попал я в группу инженера-таксатора Сергея Фёдоровича Ивашина. Группа представляла собой человек 5-6 рабочих. Во главе стоял инженер-таксатор. Задачей экспедиции была разбивка тайги на кварталы и определение наличия древесины по породам. Квартал представлял площадь леса 4 х 4 квадратных километра. Между кварталами прорубалась просека шириной 0,5 метра. На крупных деревьях по бокам ставились затески. На стыках кварталов обозначался столб с четырьмя окошками, на которых писался номер квартала.

Ходили на работу звеньями по два человека. Каждое снабжалось картой-планом, компасом, двумя топорами, пилой, лопатой, рюкзаками с продуктами. На карте указаны кварталы, все речки, ручьи, озёра, избушки, деревни, тропинки, дороги. По тайге в определённых местах стояли у нас палатки с продуктами. В них мы иногда ночевали. Но чаще устраивали ночлег у костров.

Работая вдали от населённых пунктов, пришлось мне с напарником видеть медведя с медвежонком, сохатого, лису, зайцев, коз, соболя. А ещё я впервые увидел шершней. Раньше был о них только наслышан. Говорили, что один укус шершня убивает лошадь. Это такая крупнейшая оса величиной с воробья.

В тот раз я оказался в лесу один. Иду по просеке. Посреди - гнилой берёзовый пень двухметровой высоты. Пытаясь убрать его с пути, ударил по нему топором. И сразу услышал сильный шум пчёл. Взглянув на пень, увидел в нём дупло, из него лезли большие пчёлы. Одна уже сорвалась и - ко мне. Я упал в траву и ползком - вперёд. Слышал, как шершни надо мной пролетают - как истребители, с характерным звуком: вжик-вжик. Полз я до тех пор, пока прекратился звук летающих шершней. Поднявшись, осмотрелся и давай искать свой топор, который уронил, убегая. Два часа проискал, но так и не нашёл.

Проработал я в экспедиции два сезона. Познал и полюбил природу, но дальше оставаться здесь посчитал бессмысленным. Нужно учиться и повышать свою квалификацию слесаря. В сентябре 1956 года я уволился из экспедиции и устроился на ПВРЗ (паровозовагоноремонтный завод). Попросился в цех, где ремонтируют паровозы.

Приняли меня хорошо. Поселили в общежитие на улице Маерчака, 5. Выдали спецовку, и стал я слесарем-паровозником. Старые рабочие относились к нам, молодым, внимательно, терпеливо передавали свой опыт. Запомнился мне слесарь Михаил Иванович Калинин. Наверное, потому, что был тёзкой со всех сторон "всесоюзному старосте" Михаилу Ивановичу Калинину.

Освоился я быстро и стал самостоятельно собирать паровозы после разборки. Директором завода был Манасян. Руководство проявляло заботу о тех, кто жил в общежитии. Зарплаты в то время были не большие. Я получал в пределах 100 рублей: 40 рэ - аванс, 60 - получка. Получив такие деньги, пацан мог за 2-3 дня их потратить и остаться голодным недели на две. Ну а голодный - какой работник? Администрация стала удерживать 30 рублей и на эти деньги выдавать талоны в заводскую столовую. 30 талонов на завтрак, 30 - на обед и 30 - на ужин. Завтрак и ужин стоили по 30 копеек, обед - 40.

Приведу, из чего состоял обед. На первое - щи, борщ или какой-нибудь суп, на второе - обязательно мясное (котлета, шницель или гуляш), на третье - компот или молоко. Ну а на завтрак и ужин - примерно то же самое, только без первого. Столовая работала каждый день - и в выходные, и в праздники. Жить можно было. И мы благодарны были администрации за талоны.

При заводе был клуб - деревянное одноэтажное здание, правда, по площади большое. Назывался он именем Карла Либкнехта. По-моему, в те далекие 50-е он в Красноярске был единственным заводским клубом. Помню, что многие предприятия города свои мероприятия, праздники проводили именно там. Даже существовала очередь. А мы, молодёжь, старались записаться в какую-нибудь секцию самодеятельности и получить пропуск в клуб, который давал право проходить на любые, даже платные, концерты. Крутили там и кино, но в кино пропуск наш не действовал.

Звали мы, да и в народе, клуб "Карлушей". В здании его был и избирательный участок. В 1957 году, в марте, проходили выборы. Мне на это время исполнилось 18 лет, и я первый раз в жизни пошёл на выборы. От взрослых слыхал, что кто первым проголосует, то о нём расскажут по радио. И вот я пришёл к избирательному участку, когда он ещё не открылся. Дождался открытия и проголосовал первым. Ко мне подошёл корреспондент и взял интервью. Потом целый день обо мне передавали заводское и городское радио. Мне, конечно, было приятно слушать и я целый день ходил с поднятой головой. А в понедельник в цеху только и разговоры были обо мне. Подходили наставники-учителя и поздравляли, давали напутствия.

В этом же году забрали меня в армию. Многие товарищи провожали меня и наказывали, чтобы после армии возвращался на завод. Я им, конечно, пообещал и слово сдержал. Теперь горжусь тем, что пришлось мне поработать на ПВРЗ. Это ведь самый старый завод в Красноярске. Построен и запущен он ещё до революции 1917 года. Имеет революционное прошлое. Заводу более 100 лет. И всё это время он был нужен как Красноярску, так и всей нашей стране. И какой такой дурной голове вздумалось его продавать? О чем только думают наши красноярские правители и чем?

Этот завод нужно сохранить для потомков, как историческую ценность. Пусть работает, как и работал. Правители Красноярска, не продавайте завод. Не совершайте преступление перед красноярцами. Не только ЭВРЗ, но и другие заводы нельзя продавать, нужно помочь им работать рентабельно и приносить доход Красноярску. Город будет силён и богат только тем, что все предприятия будут работать с полной отдачей и не на отдельную личность. Никогда не поверю и тому, что в Красноярске не найдётся умного инженера-металлурга, который бы возглавил алюминиевый завод. И он бы заработал ещё лучше. И прибыль бы шла в казну города.

Вот об этом вам, господин губернатор, нужно подумать. Может, я не прав? Тогда скажите - в чём?

С уважением к редакции. И с надеждой на то, что наши правители всё же услышат свой народ.

Виктор СПОТКАЙ, пенсионер. Красноярск.



ТАКЖЕ В НОМЕРЕ:
ПРЕЗИДЕНТ ПОЗДРАВИЛ КРАСНОЯРСКОГО ЧЕМПИОНА
Президент России Владимир Путин поздравил красноярского скелетониста Александра Третьякова с победой на чемпионате мира в Швейцарии.

ГРИПП ПЕРЕСТУПИЛ ПОРОГ
В семи территориях края за последнюю неделю превышен эпидемический порог заболеваемости. Это города Заозёрный, Бородино, Сосновоборск, Берёзовский, Балахтинский и Партизанский районы, посёлок Кедровый.

ПЕРИНАТАЛЬНЫЙ ЦЕНТР ЗАКРЫТ НА ДЕЗИНФЕКЦИЮ
Мероприятие это плановое - поспешили успокоить население в министерстве здравоохранения края. Согласно СанПиН акушерский стационар один раз в год должен закрываться для проведения плановой дезинфекции.

КОРОТКО
По данным cибирских автостраховщиков, в список самых угоняемых в Красноярском крае легковых машин вошли Toyota Camry (почти 12 процентов от общего числа автокраж), Toyota Corolla и Lexus LX570 (8,9 и, соответственно, 8,6 процента).

ПАССАЖИРОВ RED WINGS НЕ БРОСЯТ
Красноярцев с билетами этой несуществующей уже авиакомпании готовы взять на борт S7 и "Аэрофлот".

ЛОШАДИ ИСПУГАЛИСЬ СВИСТА
На съёмках телепрограммы "Играй, гармонь", проходивших на прошлой неделе в Назаровском районе, случился небольшой казус с тройкой лошадей.

РЕЙТИНГ
От суда людского не уйти








Архив

Гидрометцентр России



Rambler's Top100







© 2000 Красноярский рабочий

in.Form handwork